Бойцовский клуб знатоков

Когда интеллектуальное шоу превращается в бизнес и обрастает скандалами, изначальная его целевая аудитория переключает канал.


Зимняя серия телеигры «Что? Где? Когда?» всегда напоминала о том, за что зрители особенно любят это «интеллектуальное казино». Финал в преддверии Нового года, запорошенные снегом дорожки в Нескучном саду, переливающийся праздничными огоньками павильон, в котором Булгаков мог бы поселить Дом литераторов из «Мастера и Маргариты», музыкальные паузы с соответствующей тематикой, воодушевление участников — все это усиливало ощущение неуловимой магии, пронизывающей игру.

Но с каждым сезоном эта магия становится слабее, волчок и сова утрачивают свое символическое значение, превращаясь в дань старине, а схожесть с Домом литераторов приобретает совсем иной, неприятный смысл.

«Что? Где? Когда?» — чуть ли не единственная из наших телеигр, которая не была заимствована у Запада. В адаптациях нет ничего зазорного, но приятно было сознавать, что у нас есть умы и таланты, способные создать игру с изысканной, утонченной, таинственной атмосферой. Проект Владимира Ворошилова и Наталии Стеценко, стартовавший в 1975 году, стал настолько популярным, что вышел за пределы телевизионного формата и превратился в вид спорта.

В 2001 году Борис Крюк, нынешний ведущий, продолжил их традиции, хотя правила с советских времен сильно изменились. Но концепция программы удачно сошлась с антуражем Охотничьего домика, куда перебрался клуб, и зрители стали видеть по ту сторону экрана некий волшебный мир, привлекающий своей старомодностью в хорошем смысле. Кроме того, все игроки воспринимались уже как добрые знакомые, всеобщие любимцы.

И все же сохранить атмосферу не удалось. Возможно, потому что в игру пришли большие деньги и знатоки стали приобретать черты звезд шоу-бизнеса. Некоторые из них начали участвовать в других телепроектах или официальных мероприятиях, другие ввязались в скандалы или политику.

Правда, молодое поколение уже не может судить, каким был клуб в эпоху розыгрыша книг. Для зрителей этой категории золотые годы «Что? Где? Когда?» пришлись как раз на лучший период для всей страны — в финансовом плане. Как известно, в такое время и о духовном думать куда приятнее.

Но наступившее затем ухудшение качества жизни — сначала из-за банального падения сырьевых доходов, а затем в связи с политическими катаклизмами — наверняка повлияло и на восприятие ТВ-продукции. Люди знали, что в условиях кризиса богатые почему-то становятся богаче, а бедные — беднее. Гламурные селебрити продолжали сверкать со страниц журналов своими пластмассовыми улыбками и на фоне царских интерьеров рассказывать о каникулах на Мальдивах и в Майами, в то время как их аудитории приходилось экономить даже на еде. И чем хуже становилось жить большинству людей, тем меньше оказывалась народная любовь к прежним кумирам.

Знатоки, тоже став медийными лицами, не оказались исключением. Да, правила игры вроде были демократичными, любой телезритель, насколько мы знаем, мог хорошо заработать, задавая вопросы. Но у многих вызывало недоумение, что кому-то не жалко больших денег не за особый труд или достижение, а всего-навсего за удачу в лотерее. Ведь для людей из провинции, которые были основным ядром «команды телезрителей», это именно Большие Деньги. И в глазах тех, кому свойственен скептицизм, они явно выглядели дарами с барского плеча.

Кстати, в этом плане игра «Сто к одному», развлекательное шоу без претензии на интеллектуальность, пошла по более правильному пути. В ней по-прежнему разыгрываются символические (в расчете на команду) суммы и сохраняется атмосфера дружеской забавы.

Свою роль сыграло и перемещение «Что? Где? Когда?» в сетке эфира. Многие уже не помнят, что прежде передачу показывали вечером в пятницу, затем трансляция переехала на субботу, а потом дошло до нынешнего позднего воскресного эфира. Ясно, что не все пожертвуют отдыхом перед рабочей неделей ради встречи со знатоками, зачастую малознакомыми и перескакивающими из одной команды в другую. Такой подход ТВ-руководства ясно намекал, во что оно ставит передачу и зрительские интересы.

Тем же, кто еще остается преданным поклонником телеигры, выпало «удовольствие» увидеть в минувшем эфире неприятный скандал между магистром клуба Александром Друзем и старожилом Ровшаном Аскеровым. Правда, он был односторонним, так как Друзь комментариев не дал. Это, конечно, далеко не первый конфликт в истории клуба, и уже мало кто питает иллюзию, что между игроками всегда теплые отношения и здоровая атмосфера. Но все же им следовало сохранять хороший тон и не приравнивать себя в глазах зрителей к змеиному клубку офисного коллектива. Есть, конечно, мнение, что все показанное на телевидении — постановка, но в данном случае Аскеров явно вел себя искренне.

Шоу-бизнес давно делает ставку на приземленность «звезд», показывая их слабыми, уставшими и неуклюжими в «Больших гонках» и «Жестоких играх», грубыми и склочными в «Давай поженимся» и «Званом ужине», не гнушающимися желтых тем и грязных сплетен на многочисленных ток-шоу. В «Что? Где? Когда?» пока стараются держать планку, но все же есть ощущение, что точка невозврата в его истории уже позади. И похоже, что к тому моменту, когда (и если) там начнется процесс полной деградации, игру уже мало кто будет смотреть.

Людмила Семенова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.