Чем важно самоубийство Пральяка для России

СССР избежал мясорубки по югославскому сценарию из-за добровольного распада империи, и это было спасением для граждан страны.


Мемориал жертвам резни в Сребренице. © Фото Юлии Петровской

Журналисты пострадавших от жесткости Роскомнадзора в отстаивании им буквы законов редакций отечественных СМИ сегодня аккуратно иронизируют: главному цензурному ведомству страны не повезло со смертью в Гааге генерала боснийских хорватов Слободана Пральяка, который при рассмотрении его апелляции в Международном суде «выпил яду» в прямом смысле, из баночки. О чем сообщили все росСМИ, включая федеральные телеканалы. А это нарушение упомянутой буквы закона, ибо описывает способ самоубийства. По такому «нарушению» Роскомнадзор постоянно нервирует своими письмами множество российских СМИ, сообщающих об очередном самоубийстве. А вот тут надзорное ведомство, видимо, попало в смысловой тупик — нельзя же погрозить пальцем всем СМИ страны, интересующимся мировой политикой!

Хотя в истории с «генералом», а на самом деле политиком и в прошлом руководителем мостарского театра Пральяком важных сигналов и смыслов для российского общества гораздо больше, чем иронии в отношении трудностей Роскомнадзора. Смыслы эти в том, что трагедия в Гааге лишний раз продемонстрировала абсолютную убежденность югославских подсудимых Международного суда — сербов, хорватов, мусульман — в том, что они невиновны, потому что защищали от насильственной смерти представителей своего народа. Тот же Пральяк перед выпиванием яда в суде заявил, что он не военный преступник. А ранее он говорил, по сообщениям СМИ, что война в Югославии была войной всех против каждого. Что важно — ни один «узник Гааги» не признал свою вину в военных преступлениях, несмотря на возраст и возможность хоть сколько-то лет на склоне жизни провести на свободе среди своих!

И эта убежденность лишний раз демонстрирует, насколько нам, жителям бывшего СССР, повезло (как ни больно это звучит для уха нынешнего патриота с георгиевской ленточкой на зеркале заднего вида «трофейного» «Мерседеса») в 1990-е годы благодаря мирному распаду Союза. А ведь претензий друг к другу у представителей разных национальностей СССР, возможно, было не меньше, чем в Югославии. Кто кого кормит и т. п. В итоге мы, россияне, получили «только» две кровавые войны в Чечне, теракты в крупных городах и гибридное участие в украинских межклановых разборках. Ну и санкции, понятно.

Зато мы избежали мясорубки по югославскому сценарию, после которой все вожаки сотен входивших в «советский народ» наций и народностей сегодня так же, как генерал-театрал Пральяк, были бы уверены, что поручали убивать чужих ради выживания своих. А злости в конце 1980-х — начале 1990-х у жителей СССР, возможно, было больше, чем у югославов, — мы точно жили беднее, во многих регионах дефицит продуктов питания накануне распада коммунистической державы фактически гарантировал вскоре массовый голод.

Особенно неприятно, что нынешние, сильно патриотические власти России, всячески демонстрируя свое критичное отношение к распаду СССР, Горбачеву и Ельцину, делают вид, что этого негатива между народами Союза не было. Вроде как только югославы так не любили «соседей по коммуналке», что вырезали их убежденно и без стыда до сих пор, а в общности советских людей была всеобщая любовь и товарищество.        

Граждане бывшего СССР, еще раз — нам с вами, нашим семьям очень сильно повезло в 1991 году при распаде советской империи — мы живы, строим свои государства, воюем друг с другом преимущественно в СМИ и соцсетях, копим деньги и пишем индивидуальные планы лучшей жизни. Посмотрите на Гаагу и подумайте — стоят ли абстрактные национальные амбиции таких конкретных жертв?

Николай Ульянов   

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.