Мы все — олимпийцы с украденной Олимпиадой

Любой профессионал в России может рассчитывать только на себя. И ничего не должен стране, которой его талант на самом деле не нужен.


Родина нам не поможет. © СС0 Public Domain

Вопрос, ехать ли российским спортсменам в Корею под нейтральным флагом, нас расколол почти так же, как после сочинской Олимпиады раскалывал Крым. Правда, водораздел теперь другой.

Половина патриотов предсказуемо кричит, что выступать не от имени России — это Родину предавать. Другие возражают, что не ехать — это как назло теще выбивать себе глаз, чтобы зять был крив. Спортсмены ведь долго и упорно тренировались, так? Ставкой на олимпийском кону была вся их жизнь. И что теперь, жизнь выбросить на помойку?

Будь я олимпийцем — безусловно, поехал бы в Пхенчхан. Даже если бы вся Россия улюлюкала вслед. Поскольку считаю, что у человека главная ответственность — перед своим талантом. И главное предательство, которое можно совершить, — это предать талант, спасая достоинство Родины, защищая честь страны, действуя в интересах народа. Потому что Родина, Отчизна, страна — это не тетенька, стоящая на манер скульптуры Вучетича на холме с мечом. Родина, страна и народ ничего думать про себя не умеют. У них нет ни чести, ни стыда, ни совести. У них вообще ничего нет, потому что это абстракции. Которым желания и стремления (а также представления о чести, стыде и совести) приписывают люди, нередко мечтающие дорваться до власти над другими людьми и не уступать эту власть никому. И вестись на эту разводку никак нельзя, потому что громче всех о любви к родине, интересах страны и народа кричат такие мерзавцы, что с ними в одном сортире находиться постыдился бы даже унитаз.

Поэтому правильно делают олимпийцы, когда плюют на интересы тех, кто называет эти интересы интересами страны. Патриотов такого типа, обратите внимание, волнуют не спорт и уж тем более не люди, а исключительно результат — потому что его легко приватизировать («мы победили!»)

Спортсмены должны на Олимпиаду ехать еще и потому, что это нам всем пример: ведь почти все квалифицированные специалисты в России, кроме нефтегазовых, — тоже своего рода олимпийцы, у которых отняли Олимпиаду.

Потому что российские музыканты тоже всю жизнь готовятся к своей игре. 7 лет музшколы, 4 года музучилища, 5 лет консерватории — и, наконец, место в оркестре с окладом в 12000 рублей. Это если повезло. А если не повезло, и музыкант стал преподавателем в консерватории — то 6367 рублей в месяц, я недавно об этом писал. И никто, прочитав, даже не возмутился, не грохнул кулаком, хотя многие вздохнули. И чтобы, вздохнув, не сдохнуть с голода, музыкант будет халтурить там и сям, постепенно превращаясь в лабуха. Поэтому нашему музыканту лучше менять флаг и уезжать — туда, где идет его игра. Я знаю, как в Европе взлетают карьеры тех, кто в России бился смычком об лед.

И вузовская профессура, которая на свою игру и на свои диссертации потратила жизнь, — она точно так же унижена, ошельмована и получает гроши. Когда я преподавал в ВШЭ, мои студенты платили за учебу около 400 тысяч рублей в год. А у меня зарплата была такая, что потребовалось бы не есть и не пить 8 лет, чтобы заплатить самому себе за год обучения.

И наши врачи тоже готовятся к своей профессии всю жизнь. Медвуз, интернатура, ординатура, аспирантура, докторантура… Совокупно — до 19 лет. Впрочем, нет — интернатура для выпускников с этого года отменена, они должны сначала отработать участковыми врачами. Я не могу судить, хорошо это или плохо, но знаю о недовольстве, а также о тех грошах, которые участковые получают. И о тех горах бумажек, которые им приходится заполнять вместо работы. Они никогда не сравнятся со своими европейскими коллегами, а у нас никогда не будет качественной массовой медицины. Эта медицина у нас украдена — теми слугами народа, которые лечатся в спецклиниках и за границей.

А инженеры? А математики? А биологи? А физики? А лирики? Большинству из них в 2017 году живется хуже и унизительней, чем их коллегам в России до 1917 года. А многим — даже хуже, чем после 1917-го. И если в 1990-х жизнь была скудной, но давала надежду на лучшее, то сейчас у хороших, умных русских мальчиков и девочек есть только два пути: либо эмигрировать, либо идти в прислугу к нынешним хозяевам жизни.

Потому что Россия 2017 года работает по самой простой схеме. Сосцы Родины произрастают из качающей на Запад нефть и газ трубы. И к этим сосцам намертво припали ребята, обладающие цепкостью и бесстыжестью большевиков. Им не нужен никакой народ — им нужны только труба да десятерное кольцо охраны из ФСБ, МВД, ОМОНа, Росгвардии и тому подобного. Ну и еще обслуживающий их сытое существование персонал — думаю, для этого хватило бы миллионов двадцать человек. А прочие — все эти инженеришки, писателишки, преподавателишки, музыкантишки, актеришки, врачишки, журналистишки, специалистишки — для них просто пыль, мусор, балласт. От которого они бы избавились, когда бы не вопль проклятого Запада да техническая сложность задачи, с которой толком не справились ни Гитлер, ни Сталин, ни Мао.

И я, журналистишко, этой милой Родине тоже на фиг не нужен, поскольку на всех госканалах давно в черных списках, а частное телевидение в России удушено. Когда независимый канал «Совершенно секретно», на который брали таких, как я, очень удачно проинтервьюировал Навального, Собчак, Яшина и прочих молодых гвардейцев пятилетки, Ростелеком попросту отключил его от кабеля, назвав это, разумеется, «спором хозяйствующих субъектов». И патриоты могут втирать любую фигню про свободную прессу при Путине, но цена этой свободе — такая же, как и всему нынешнему режиму. А не верите — ответьте, пожалуйста, на вопрос: как случилось, что лучшему телеведущему страны, Леониду Парфенову, до сих пор на телевидение вход запрещен? Ему ведь тоже переломали жизнь. При этом он не может, в отличие от профессора или скрипача, сказать родине «адью» и отчалить на CNN или BBC.

Так что, дорогие олимпийцы, — езжайте. Удачи вам. Не будут вас показывать по «России» — посмотрим на YouTube. А слушать и служить вам, повторяю, следует только свое ремесло и только своему ремеслу. Если вы считаете, что в интересах ремесла надо менять флаг, — меняйте. И не патриотам страны, которая слова в своем гимне меняет со скоростью размножения дрозофилы, ставить вам это в вину.

Дмитрий Губин


Ранее на тему МВД РФ: Наибольшее число разрешений на работу в России получили специалисты из Германии и Франции

В Кремле одобрили решение ОКР об отправке российских спортсменов на Олимпиаду в Пхенчхане