О массовом сознании и «линии партии»

У людей в нынешней России, в отличие от советских времен, почти отсутствует ироническое (а значит, критическое) отношение к верховной власти.


Единственным средством от превращения человеческого общества в стадо в последние две сотни лет были независимые СМИ. © СС0 Public Domain

Колебания массового сознания, особенно в последние несколько лет, не могут не поражать воображение любого, кто отслеживает социальные процессы в России. Стоит, например, нацлидеру и его ближайшим сподвижникам заявить, что они — русские националисты, как замеры общественного мнения тут же показывают увеличение числа тех, кто считает национализм благом. Как только те же лидеры в 2014 году с экранов телевизоров неожиданно вспомнили, что вообще-то у нас в стране есть славные традиции дружбы народов, социология тут же показывает рост популярности идей интернационализма в российском обществе.

Глядя на подобные удивительные метаморфозы, невозможно не вспомнить старый советский анекдот. Вопрос в анкете: «Колебался ли при проведении генеральной линии партии?» Ответ: «Только вместе с самой линией». По этому поводу, конечно, можно сказать, что все возвращается на круги своя, что современное российское общество все больше начинает походить на старое советское. Однако мне кажется, что если это и так, то лишь отчасти.

Надо понимать, что массовое сознание в принципе поддается внушению. Власти предержащие манипулировали им всегда. Просто если в первобытном обществе этим занимались племенные вожди и шаманы, то позже, в эпоху возникновения первых государств, за дело взялись верховные правители и их жрецы. Начиная с ХХ века, с появлением таких инструментов распространения информации и идеологий как радио, а затем телевидение, их возможности в этой сфере невероятно расширились.

Единственным средством от превращения человеческого общества в стадо в последние две сотни лет были независимые от государства СМИ. Но чтобы они могли возникнуть и существовать, в стране должен быть независимый от государства бизнес, который финансировал бы их деятельность. В современной России такой бизнес, как мы знаем, исчез.

Нашей авторитарной политической системе присущ крайний монополизм, как в сфере политики, так и в сфере экономики. В современной России нет независимого от власти капитала. Про малый бизнес, который скоро станет микроскопическим, вообще молчим, в силу того, что это слишком незначительная величина. Он у нас совершенно задавлен местной властью, которая непрерывно продолжает перераспределение его активов в свою пользу и на благо близких ей крупных бизнесменов.

Однако в России и крупнейший капитал (пресловутые олигархи-миллиардеры) полностью подконтролен верховной власти. Российские «левых» этот факт радует, хотя что может быть в нем радостного даже для левых (если они действительно таковы по факту, а не по названию) — одному богу известно. Впрочем, тут как раз все понятно. Для традиционных левых «государственное» означает «социалистическое». Конечно, если бы они хоть немного разбирались в социалистической теории, например, в учениях классиков марксизма или анархизма, то никакого восторга по поводу доминирования государства в современной России они бы не испытывали. В этом случае им было бы известно, что государство — это аппарат насилия и подавления народа со стороны правящего класса. А правящий класс нынешней Российской Федерации — это те, кто в Кремле. Ну, и аффилированные с ними олигархи.

Хотя, по большому счету, в сегодняшней России даже термин «правящий класс» является некоторым преувеличением. Концентрация власти и собственности в руках крайне узкого слоя людей привела здесь к тому, что правильнее было бы говорить о «правящей группе». Именно в ее руках и сосредоточены крупнейшие состояния и активы. Условие обладания ими — лояльность верховной власти. Лоялен — владей и наслаждайся всеми мыслимыми и немыслимыми для простого человека богатствами. Нет — пойдешь лесом. В том числе, и буквально на лесоповал, как Михаил Ходорковский. Или фигурально, то есть, в обратном от «леса» направлении — на Запад, как Владимир Гусинский, Борис Березовский или тот же основатель «ВКонтакте» и «Телеграм» Павел Дуров.

Лояльность российских олигархов подразумевает такую вещь, как отсутствие у них права иметь независимые от его воли СМИ. В свою очередь это приводит к почти тотальному доминированию «единственно верной точки зрения» с некоторыми ее вариациями. Как мы знаем все основные как государственные, так и частные телеканалы были подчинены центральной власти еще в начале 2000-х годов, а в начале 2010-х с широким распространением интернета в стране, под контроль «государства» попала и большая часть российского сегмента интернета.

Таким образом, уже почти двадцать лет в России имеется практически тотальный контроль над состоянием массового сознания в стране. Однако, в отличие от советских времен, в народе почти отсутствует то ироническое (а значит, критическое), отношение к верховной власти, которое имело место быть в позднесоветскую эпоху, когда и появился анекдот про колебания вместе с «генеральной линией». Почему так?

Одним монополизмом это не объяснить. Конечно, наличие в РФ небольшого числа оппозиционных изданий, которым высочайше дозволена умеренная критика верховной власти, сбивает с толку российского, в том числе, и либерального обывателя. Это происходит потому, что массовое представление (и в данном случае не только советского, но и западного обывателя) о диктатурах прошлого, по которым меряют и нынешние авторитарные режимы, в значительной степени создавалось художественными средствами стран победителей во Второй мировой войне. В основном, конечно, средствами «главного из искусств» — кинематографа, как советского, так и американского. Оттого это представление об этих диктатурах несколько утрировано.

Демонизация старых диктатур фашистского толка была вызвана необходимостью решать задачу не только задним числом заклеймить своих бывших противников в прошлой войне, но и прикрыть те черты в государствах победителях, которые роднили их с проигравшими. В связи с этим у большинства граждан, как на Западе, так и на Востоке сложилось несколько искаженное представление о фашистских режимах. Я не к тому, чтобы их обелять. Но в массовой пропаганде все как правило сводилось к концлагерям и войнам, хотя реальная жизнь в тех же нацистской Германии и фашистской Италии была несколько более разнообразной.

Например, большинство граждан, как в России, так и на Западе до сих не знают, что в Третьем рейхе почти десятилетие открыто выходила оппозиционная газета Frankfurter Zeitung, позволявшая себе умеренную критику нацистского режима и придававшая ему таким образом некоторую респектабельность. Точно также мало кому известно и о том, что в те времена в Германии суд периодически действовал как независимый от власти институт. Например, болгарский коммунист Георгий Димитров и еще двое его подельников были оправданы лейпцигским судом по знаменитому делу о поджоге Рейхстага в 1933 году. Подобные вещи тогда убеждали многих немцев (и не только их), что Германия времен Третьего рейха якобы вполне цивилизованная страна.

Продолжение работы в современной России нескольких оппозиционных (по большей части перешедших уже в интернет) изданий, создает иллюзии разнообразия мнений и наличия в стране независимых СМИ, и таким образом, в конечном счете, играет на укрепление существующего режима.

Еще одна причина того, почему россияне так легко поддаются на манипуляции власти, состоит в том, что мы до сих пор имеем в России советский тип человека. Под этим термином я подразумеваю образованного, но внутренне не самодостаточного гражданина. Этот тип сформировался в последние два-три десятилетия советской власти. Он получил весьма неплохое, в среднем, образование, его горизонты, благодаря этому сильно расширились и, как говорилось в те времена, выросли его потребности. Рост образования и благосостояния homo soveticus в 60-80 годы XX века, привели к диссонансу между этим новым человеком и крайне архаичной отставшей от времени советской пропагандой. Уровень этой лобовой, примитивной, грубо навязываемой пропаганды (бесконечные торчащие ото всюду лозунги, вроде: «Мы строим коммунизм!» или «Слава КПСС!») уже просто раздражал обывателя, как, впрочем, и многое другое в СССР.

Появление в конце 1980-х — начале 90-х свободы слова, независимых от государства средств массовой информации поразило воображение людей. Кому-то все это показалось глотком свежего воздуха, но большинству — «свободой без границ», которой не мешало бы эти границы очертить. Именно это большинство во времена «лихих девяностых» все громче взывало к возвращению «твердой руки», доброго хозяина, который придет и «наведет порядок». В этом смысле, как раз это самое «советское» большинство и стало в нынешней России истинной «партией порядка».

Это «советское» большинство в России сегодня вполне устраивает нынешний монополизм в политике и медиа, а нынешний «плюрализм» в СМИ представляется ему верхом свободы. Именно поэтому этим большинством так легко манипулировать — оно всем довольно.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Алексей Рощин. Размен