Иранский режим может пока «выдыхать»

Иранские протесты перешли в локальные, так и оставшись неорганизованным социальным бунтом. Но вопросов эти десять дней протестов оставили после себя очень много.


© СС0 Public Domain

Иранские протесты перешли в локальные, так и оставшись неорганизованным социальным бунтом. Называть их «цветной революцией» после ареста Ахмадинежада становится настолько нелепым, что продолжающийся поиск заказчиков «иранского Майдана» у ряда наших свихнувшихся на теме борьбы с ним деятелей даже смеха не вызывает: это Ахмадинежад-то — наймит Запада? Они сами в курсе, о чем речь?

Тем не менее, как раз иранские события в разрезе российской реакции на них вызывают ряд вопросов. Как официальной реакции, нужно отметить, так и «общественной».   С общественной как раз все более-менее понятно. Люди, живущие в каких-то сферических иллюзиях, сформировали перед собой картину либо общенародного восстания за какие-то либеральные ценности, либо заговор темных сил с целью ввергнуть еще одну страну в пучину несчастья. Неадекваты с обеих сторон вызывают лишь медицинский интерес, комментировать их смысла нет.

С официальной позицией вопрос более сложный. Во-первых, Иран не отказался от прежней своей позиции, согласно которой СССР и затем Россия именуется им «сатаной». Уже поэтому иранский режим для нас с 79 года не может быть ни другом, ни союзником. Разве что ситуативным партнером. Не более того.

Во-вторых, если начало бунта стало полной неожиданностью для всех посольств и спецслужб, то уже к исходу второго-третьего дня протестов стало вполне очевидным даже извне, что речь идет именно о социальном взрыве, к которому внешние силы, да и внутренние игроки никакого отношения не имеют. Поэтому яростное отстаивание Россией на Совбезе интересов Ирана и практически солидаризация с режимом выглядят несколько избыточными. Логично было бы дистанцироваться от происходящего и занять более нейтральную позицию.

Дело в том, что Запад в этом отношении выглядит более подготовленным именно к такому сценарию: на Западе имеется весьма мощная иранская диаспора (порядка 4-5 миллионов человек), бежавшая после событий 79 года. И Запад обладает большими возможностями в выстраивании отношений с Ираном в случае крушения нынешнего режима. Сам режим сегодня устоял, но откровенная солидаризация с ним (повторюсь — странная на фоне отказа от прежних подходов к нам со стороны самого Ирана) может весьма неприятно отразиться на взаимотношениях России с Ираном после крушения режима аятолл. А по всему, дело идет к этому — трансформация режима становится вопросом времени, нынешняя ситуация тупикова по сути, и социальный бунт лишь маркирует необходимость существенной смены правящего режима. Сверху или снизу — это отдельный вопрос.

Основная проблема нынешней российской власти — она постоянно дружит «взасос» с самыми неприглядными режимами, что в итоге оборачивается полной потерей контроля над обстановкой, когда такой режим разваливается под грузом созданных им проблем. Собственно, нас отовсюду в итоге вышибают именно по этой причине — Россия в принципе не умеет налаживать отношения с прагматических позиций — со всеми сторонами. Почему так присходит, в общем-то понятно: в Кремле сидят временщики, у них горизонт планирования очень небольшой для любой задачи. И иранская ситуация еще раз это подтверждает.

У Ирана обнаружились вполне серьезные внутренние проблемы, отягощенные внешними войнами, которые Иран ведет не от хорошей жизни. Степень серьезности внутренних проблем очень велика, по сути, они вполне сопоставимы с теми, которые привели в 79 году к крушению шахского режима. А значит, нужно менять подходы и учитывать возможности краха или трансформации нынешнего режима. И уж ни в коем случае не солидаризироваться с весьма неоднозначными мероприятиями по подавлению народных выступлений.

С другой стороны, нынешний российский режим, конечно, параноидален к любым народным волнениям и выступлениям где угодно, так как сам в ближайшем будущем столкнется уже внутри России с тем же. Соответственно, паранойя более чем оправдана: нашим правителям во всем чудится «рука Запада». То, что они сами являются проблемой, а не решением, им в голову прийти не может.

Так или иначе, но протесты в Иране сходят на нет. Они еще идут, прямо сейчас бунтуют Бандар Аббас, Исфахан, Тебриз, но масштабы уже невелики. Иранский режим может пока выдыхать, но вопросов эти десять дней протестов оставили после себя очень много.

Анатолий Несмиян

Прочитать оригинал поста Анатолия Несмияна с комментариями читателей его блога можно здесь.


Ранее на тему Ракетная программа Ирана обеспокоила Евросоюз