Свиное лицо политики

Россия и Европа не только не воспринимают друг друга в качестве частей одного целого, но все более прочно привыкают к восприятию соседа в качестве источника всех бед.


© CC0

Очередной год работы в режиме взаимных санкций отдалит Россию и Европу друг от друга, укрепит «новую нормальность» перманентной конфронтации и усложнит возвращение к конструктивным отношениям. Если плохое становится нормальным, то зачем его менять?

Вопреки историческому опыту и геополитической логике, долгое время старался думать, что фраза «Россия и Европа» не имеет логического смысла и является искусственным умственным конструктом, придуманным советскими идеологами в ушедшую эпоху для идеологического обоснования состояния биполярной конфронтации.

Ведь Россия такая же часть Европы, как все остальные, и более того, именно она занесла Европу на Кавказ, к берегам Тихого океана, вглубь Центральной Азии и в другие регионы, для которых именно Петербург и Москва стали олицетворением западной цивилизации. Долгое время старался думать, что нынешний рецидив пещерного охранительства с его безумными призывами к  конфронтации с «вечным врагом» является лишь временной издержкой процесса выхода России из состояния постимперского шока и маргинальным способом просто объяснить сложное. И тут, накануне нового года, понял, что ошибся и что безумие становится нормой, с которой придется жить, возможно не одному поколению. Россия и Европа не только не воспринимают друг друга в качестве частей одного целого, но все более прочно привыкают к восприятию соседа в качестве источника всех бед и дежурного врага не только в стратегическом плане, но и во всех остальных сферах, казалось, давно выведенных из-под влияния сиюминутных рисков политической конъюнктуры.

Лучший пример — набирающий обороты скандал вокруг требования ЕС возместить ущерб, причиненный экспортерам свинины, которые лишились доступа к российскому рынку в итоге введения Москвой так называемых «контрсанкций».

Это только внешне кажется, что вопрос про свиные туши. На самом деле, дело глубоко философское и касается самой сути существования государства. И тут не имеет смысла обсуждать, что случилось, по какой причине и кто виноват — важны исключительно конкретные, материальные и моральные последствия: ответ на вопрос, стали ли благодаря этим шагам люди в России жить лучше и лучше себя чувствовать. Ведь введенные РФ запретные меры касаются в первую очередь уровня жизни собственного населения. Если в итоге политики государства цены идут вверх, а качество и доступность вниз, то встает вопрос, кто для кого существует: государство для граждан или наоборот.

Ответ важен, так как наивно думать, что об уровне жизни и настроения россиян позаботится кто-нибудь, кроме их собственного правительства. Несмотря на попытки российской пропаганды выдать убытки от санкций за некий экономический армагеддон, с точки зрения стран ЕС, они могут продолжаться вечно — «убытки» имеют чисто бухгалтерский характер, так как новые (или хорошо замаскированные старые) рынки уже найдены, а в нынешнем состоянии отношений с Россией все больше политиков находят долгосрочные стратегические плюсы. Ни в одной стране ЕС тема торговли с Россией не является доминирующей в повседневном или даже предвыборном дискурсе. Естественно, все хотят, чтобы было как прежде, но в то же время, ради российского рынка никто не будет жертвовать настоящими и потенциальными достижениями от изоляции России — как писала Зинаида Гиппиус — «все хотят бороться с большевиками, но никто не хочет защищать Керенского» — и поэтому за продление санкций голосуют все, включая те государства, которые Кремль по-прежнему продолжает называть своими друзьями.

Так что в Европе вопрос о том, кто первый снимет ограничения, просто не стоит на повестке дня — никого там не волнует, сколько чего и по какой цене едят жители России и как это влияет на их продолжительность жизни. Россия же заявляет, что она не часть Европы и что намерена строить альтернативу европейским законам, институтам и ценностям. Так, значит — это «они» себе делают хуже и какое «нам» до этого дело. И если правительство РФ хочет перевести большую часть народа на вегетарианство, а народ ему в этом не мешает, то хватит всего лишь вернуть полтора миллиарда, которые полагается по подписанным договорам, и можно быть уверенным в дальнейшем росте независимости России. От здравого смысла и перспектив нормальной жизни.

И вопрос тут вовсе не в деньгах, а в том, что весь процесс арбитража послужит очередным поводом снизить не только уровень отношений, но и ожиданий — очередные несколько лет стороны будут обвинять друг друга во всех смертных грехах, а тем временем продолжит расти поколение, для которого такое состояние будет казаться чем-то совершенно естественным. Новой нормой, в изменение которой не имеет смысла ничего инвестировать. Напоминать о том, что от такого тренда больше всего потеряет более слабый, будет, наверное, чересчур претенциозным.

Якуб Корэйба

Прочитать оригинал поста Якуба Корэйбы можно на сайте «Эхо Москвы».