Формулировки ярлыков

Примитивное марксистско-ленинское деление человеческой истории на общественно-экономические формации долго мучило идеологов.


© CC0

С некоторыми словами, принадлежавшими прошлой эпохе, я расстался без сожаления. Термины «империалистический» и «антиимпериалистический» исчезли из обихода с исчезновением «руководящей роли КПСС» и с перемещением деятелей партии из кабинетов на Старой площади в советы директоров и правления уютных компаний и фондов.

Примитивное марксистско-ленинское деление человеческой истории на общественно-экономические формации долго мучило коммунистических идеологов. Выкручивались, как могли, чтобы и догму отстоять (Михаил Андреич Суслов стоял на страже незыблемости основ), и какой-нибудь красивый ярлык на новые явления повесить.

В поисках союзников по всему миру стали заигрывать с совсем уже отвязанными людоедами. Сначала это были «страны социалистической ориентации». Но когда стало понятно, что дикари никакой социализм не строят, заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Карен Нерсесович Брутенц придумал термин «страны, идущие по некапиталистическому пути развития», чтобы обозначить такую категорию союзников. (Я сразу вспомнил, как опекаемое Брутенцем политбюро йеменцев, «идущих по некапиталистическому пути», перестреляло друг друга на заседании).

Революция 1979 года в Иране поставила теоретиков Международного отдела в тупик. Вроде бы, по Марксу, Энгельсу и Ленину, революции («локомотивы истории») должны менять общественные отношения в сторону прогресса, когда того требует уровень развития производительных сил, а тут вышел конфуз. Шах строил передовое капиталистическое производство, а революция вдруг повела Иран назад, к средневековью в общественных отношениях — то есть, формально, стала контрреволюцией в марксистском понимании.

Пришлось обзывать Хомейни «антиимпериалистом», что не имело никакого реального смысла. Такую характеристику иранских событий в речь Брежнева на очередном съезде вставлял другой заместитель заведующего Международным отделом ЦК — Ростислав Александрович Ульяновский (по кличке «профессор»). А мне, усомнившемуся в такой формулировке по ходу подготовки диссертации, пришлось туго (Ульяновский дважды арестовывал диссертацию перед самой защитой).

Что-то у нынешних идеологов туго идут дела с формулировками ярлычков. Не покатили ни «вертикаль власти», ни «суверенная демократия». Даже «майдан» перестает действовать на умы народонаселения, как мне кажется.

Михаил Крутихин

Прочитать оригинал поста Михаила Крутихина с комментариями читателей его блога можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.