Есть такая партия! Но только по имени

В России, как и во многих странах мира, случилось так, что названия политических организаций перестали отражать их идеологию.


Причины этого в том, что избиратели привыкли к старым лейблам. © Фото ИА «Росбалт»

Ряд событий последнего времени в очередной раз заставили вспомнить фразу Энгельса: «Партии развиваются — названия остаются». Смысл наблюдения классика состоит в том, что развитие той или иной партии нередко приводит к такой трансформации, что от ее первоначального политического и идеологического содержания нередко остается буквально одно воспоминание. На мой взгляд, это одна из основных причин глубокого разочарования избирателей многих стран в современной партийной системе.

В России, наверное, самый наглядный пример несоответствия названия партии и ее идеологии и политики — это Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского. Едва ли не главным объектом ее критики являются именно либералы и демократы. Достаточно вспомнить ликование Жириновского по поводу итогов парламентских выборов в 2003 году, когда ни одна либеральная партия не смогла преодолеть пятипроцентный барьер. «Либерализм в России умер!», — восторженно кричал тогда главный «либерал-демократ».

Однако самая глубокая и удручающая трансформация произошла, несомненно, с левыми партиями. Причем не только в России и других постсоветских странах, но, по большому счету, во всем мире. Есть масса примеров самого последнего времени, которые дают представление о том, что произошло с этими партиями, и как далеки они от первоначальных коммунистических (социалистических) идеалов, а, соответственно, и от своих названий.

Для начала надо напомнить, что «левыми» по определению считаются интернационалисты, сторонники общественной собственности на средства производства, светского образа жизни и максимального расширения демократических прав и свобод во всех областях жизни.

Из этого с очевидностью вытекает, что партии, защищающие и представляющие интересы национального капитала, выдвигающие националистические лозунги, поддерживающие клерикальные устремления властей, заключающие политические союзы с откровенно правыми (националистическими, ультраконсервативными) силами, не могут быть признаны левыми. Однако на практике мы видим, что сплошь и рядом они таковыми признаются. На каком основании? Ответ один: исключительно в силу самоназвания.

В чем, например, состоит левизна крупнейшей «коммунистической» партии современной России — КПРФ? Чтобы понять, что ее название совершенно не соответствует ее политике и идеологии, достаточно зайти на официальный сайт российских «коммунистов». На главной его странице, помимо поддержки представителя крупного российского капитала Павла Грудинина (кстати, даже не являющегося членом КПРФ хотя бы формально, но как мы помним, побывавшего членом «Единой России» и представителем Владимира Путина на выборах 2000 года), мы находим и массу материалов, характеризующих позицию партии в национальном вопросе.

Она однозначна. Ее можно сформулировать так: «вначале русские, потом все остальные». Например, если вы кликаете на рубрику «За что борются коммунисты», то найдете в ней множества пунктов, но не найдете ни одного, в котором присутствовало бы хотя бы слово (о деле уж вообще молчим!) «интернационализм». Зато есть в этой рубрике замечательная подглавка: «Русские, дружба народов. Национально-освободительная борьба». Чтобы понять о какой «дружбе народов» идет речь, кликаем на нее и… Дальше сами за себя говорят анонсы публикаций: «Под эгидой КПРФ на Камчатке основано Движение «Русский Лад», «Празднование Дня русского языка имеет общегосударственное значение», «КПРФ поддерживает Международное славянское движение», «Благодатный огонь сошел в Иерусалиме». И так далее и все в том же духе…

На главной странице сайта КПРФ опубликована и свежая информация на животрепещущую тему — национальную. Это запись интервью двух депутатов Госдумы от фракции КПРФ Николая Коломейцева и Казбека Тайсаева. Между прочим, отметим, что из 21 члена президиума ЦК КПРФ, то есть, руководства компартии, Тайсаев — единственный представитель российских нацменьшинств. Впрочем на пресс-конференции в Думе (и конечно, не только там) Тайсаев, выступил с позиций нацбольшинства. Поясню. В анонсе этого мероприятия говорится, что оно посвящено, в том числе, и национальному вопросу в современной России. С точки зрения бывших думских «интернационалистов», он состоит в том, что русский язык в национальных республиках РФ сегодня нуждается в защите. Причем российские «коммунисты» заявляют об этом после того, как кампанию по отмене обязательного преподавания национальных языков в национальных республиках еще летом прошлого года начал их классовый противник (или союзник?) Владимир Путин.

Напомню, что 20 июля 2017 года на заседании совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле он заявил: «Заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского». На практике это означает, для русских, скажем, татарский язык в Татарстане или башкирский в Башкирии теперь необязателен. А вот для татар и башкир русский язык обязателен, где бы они ни жили. И это при том, что в национальных республиках, собственно, никто и не ставил вопроса об обязательности или необязательности русского языка. Он по всей территории РФ и так обязателен при обучении в школах. Теперь, как видим, генеральную линии правящей партии на фактическую русификацию образования в национальных республиках России поддержала и КПРФ.

Можно также вспомнить, что не так давно российские коммунисты проводили антимигрантские пикеты, перехватив таким образом ксенофобскую повестку у запрещенных крайних националистов вроде «Славянского союза» Дмитрия Демушкина и «Движения против нелегальной иммиграции» Александра Поткина-Белова.

Или что КПРФ создала при себе уже чисто национальное объединение «Русский лад», или что российские «коммунисты» входят в «Постоянно действующее совещание национально-патриотических сил России», в состав которого помимо множества разнообразных военных и казачьих организаций попали такие структуры, как, например, «Союз русского народа», «Национал-патриоты России» и им подобные…

Если бы речь шла о каком-нибудь русском национально-религиозном объединении, никаких вопросов бы не возникало. Если бы российские коммунисты оперативно переименовали свою партию, скажем, в национал-социалистическую, то название их организации, наконец, стало бы соответствовать ее реальному содержанию и реальной политике. Однако, напомню, речь идет о партии, называющей себя коммунистической…

Заметим, впрочем, что практически во всех странах коммунисты сегодня выступают в качестве национальной партии. И истоки этого надо искать в 20-х годах XX столетия, когда мировая социалистическая революция по факту потерпела поражение, состоявшись лишь как революция национально-социальная.

Вначале это произошло в СССР, а затем в Китае, странах Юго-Восточной Азии и на Кубе. Причем процесс превращение мировой социалистической революции в национальную в СССР занял около 20 лет — с 1917 до конца 30-х годов — и сопровождался, как мы знаем, почти тотальным уничтожением старых, собственно коммунистических, членов партии. Китай и другие страны, пошедшие по тому же пути национального социализма, во многом уже просто копировали его систему и методы.

При переходе от государственного социализма советского типа к капитализму в конце 80-х — начале 90-х годов XX века компартии во всех странах, прошедших через эту трансформацию, повсеместно по факту превратились в партии националистические. Спецификой постсоветского пространства стало лишь то, что часть этих компартий (например, бывшая компартия Украины), продолжали рассматривать Москву как центр, метрополию, а себя в качестве младших партнеров «большого брата».

Левые в современной Германии, как известно, проводили совместные митинги с крайне правыми, а лидеры последних из «Альтернативы для Германии» хвалили их за близкую националистам позицию по отношению к мигрантам. Социал-демократы в той же Германии настолько сместились вправо, что по своей реальной позиции, вероятно, сейчас уже находятся правее христианских демократов. В свою очередь, последние, начав как либерально-консервативная партия, сильно сместились влево (это особенно видно по их миграционной политике).

Кроме того, именно христианские демократы во главе с Ангелой Меркель, а не социал-демократы, сегодня выступают гарантом социальных завоеваний немецких трудящихся.

Точно также нынешняя Демократическая партия в США по своей политике скорее ближе к классическим западноевропейским социал-демократам, чем к традиционным демократам. Не случайно ее членами являются бывший кандидат в президенты США социалист Бенни Сандерс и Барак Обама, состоявший в молодости в левацких объединениях.

Тем не менее, партии, давно изменившие свою социальную и политическую ориентацию, продолжают держаться за прежние названия по электоральным причинам — избиратели привыкли к их старым лейблам. Что же, рано или поздно изменения все равно произойдут, и тогда партии приведут свои названия в соответствие с их реальным политическим содержанием.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Эксперты: Партиям стоило бы поучиться работать с протестующими гражданами