Макроэкономика и микролюди

Способно ли наше государство осознать, что оно существует для человека, а не наоборот? И если это получится, то будет ли такая страна называться Россией?


Качественная медицина и хорошее образование не меньше работают на укрепление национальной безопасности, чем самолеты и ракеты. © CC0

На Гайдаровском форуме, который прошел на минувшей неделе в Москве, о насилии не говорили. Там собрались приличные люди и обсуждали высокие темы. А именно — макроэкономику, то есть жонглирование умными цифрами и эквилибристику с бюджетными маневрами. В российских школах тем временем разворачивалась эпидемия поножовщины. Но это мелочи, проблема микролюдей. Макроэкономика и микролюди — вещи несовместимые.

При этом те же самые мыслители, которые сегодня говорят об экономике с человеческим лицом, были идеологами реформ образования и здравоохранения, плоды которых мы видим по трагическим и чуть ли не ежедневным сообщениям из российских школ. Если педагоги во время прямой линии жалуются президенту на форменную нищету, а премьер прямо советует им сменить профессию и уйти на заработки, то подростки, иного быть не может, воспринимают учителя как неудачника и никакого урока от него слышать не хотят. Примером для подростков становятся иные поведенческие и нравственные модели. Они же видят: не образование и труд, а насилие в различной форме востребовано российскими реалиями и оказывается кратчайшим путем к успеху и благосостоянию. Подростки живут так, как подсказывает жизнь.

Между тем, качественная медицина и хорошее образование не меньше работают на укрепление национальной безопасности, чем самолеты и ракеты. Когда СССР обогнал США в космосе, президент Кеннеди первым делом реформировал американскую школу. Бисмарку приписывают известное изречение о том, что франко-прусскую войну выиграл немецкий учитель. Экономическая мощь современного государства напрямую зависит от уровня образования и здравоохранения. Социальная сфера — это не только гуманитарные ценности, но и столь превозносимая нами безопасность. По убийствам детей на 10 тысяч населения Россия занимает пятое место в мире после Колумбии, Бразилии, Венесуэлы, Гватемалы и далеко впереди всей Европы. Однако разворот к экономике с человеческим лицом, о которой говорили на Гайдаровском форуме, предполагает смену парадигмы государственных ценностей. Сможет ли наша власть осознать, что не человек существует для государства, а государство для человека? А если сможет, то будет ли это государство именоваться Россией?

Дмитрий Медведев сказал на форуме золотые слова: врачи и преподаватели являются ключевыми группами, которые определяют будущее, поэтому необходимо изменить отношение к ним государства. Кроме того, премьер поделился мыслью о том, что традиционные показатели не позволяют точно судить, что действительно происходит с экономикой. Некоторые министры просто излучают оптимизм, упоительно жонглируя данными об уровнях инфляции, золотовалютных резервов и динамики ВВП. Между тем, реальные доходы падают уже четыре года, и каждый пятый российский гражданин балансирует на грани бедности. Для честного анализа надо учитывать все факторы, в том числе неудобные — удовлетворенность людей своей жизнью, ее перспективами, окружающей средой, образованием и здравоохранением, а также неравномерность распределения благ. Кстати, связь между субъективными факторами и традиционными показателями — предмет нескольких Нобелевских премий. Для нас откровение, а в мировой науке уже давно общее место.

Основная тема Гайдаровского форума — влияние человеческих добродетелей и гуманитарных ценностей на экономический рост России. Оно пока мизерное — российская экономика и гуманитарные ценности живут на разных полюсах. Канадский экономист и автор популярных (в том числе, в России) книг по менеджменту Генри Минцберг писал, что коммунизм рухнул из-за отсутствия личной заинтересованности, но капитализм может пострадать от ее избытка. Кстати, о России Минцберг высказывается так: «Вам нужно больше вовлеченности, а не построения всего и вся вокруг культа одного индивидуума. Как в политике, так и в экономике».

Но пока типично для России явление — астрономические заработки топ-менеджеров, что еще более увеличивает социальное расслоение общества. Между тем, самый богатый человек на планете Уоррен Баффет получает зарплату в три процента от зарплаты главы госкорпорации «Роснефть» Игоря Сечина, а Марк Цукерберг и Ларри Пейдж вовсе работают за 1 доллар. В далекую эпоху академик Курчатов все свои Ленинские и Государственные премии анонимно передал детским садам и школам. И умер в 57 лет, поскольку при запуске первого реактора не обращал внимания на предупреждения медиков и постоянно входил в зону радиоактивного загрязнения. Интересы общества были выше личных интересов. Сегодняшняя элита посчитала бы Курчатова мутантом.

С самого начала рыночных преобразований мы слепо верили в то, что «невидимая рука рынка», о которой говорил Адам Смит, все расставит на места и создаст эффективный экономический механизм. Однако неолиберализм Смита базировался еще и на других тезисах. В «Теории нравственного чувства» он писал, что система свободного рынка развалится, если те, кто находится у власти, в угоду собственной прибыли, не будут думать об общественных интересах». Спустя много лет президент Эйзенхауэр сказал о том же: «Люди, которые ставят свои привилегии выше принципов, лишаются и того, и другого». Адам Смит и Дуайт Эйзенхауэр вполне могли выступить с лекциями на Гайдаровском форуме.

Разворот к экономике с человеческим лицом и налоговый маневр в сторону социального блока — пусть запоздалое, но необходимое решение. Только принято ли оно? Год назад на том же Гайдаровском форуме министр финансов Антон Силуанов выдвинул идею налогового маневра 22/22 (снижение ставки страховых взносов с 30% до 22% с одновременным повышением НДС с 18% до 22%). Сколько было горячих дискуссий! Но вся энергия ушла в разговоры. Нельзя исключить, что экономика с человеческим лицом и новый бюджетный маневр — благие прожекты, которые, как утлая лодка, разобьются об утесы реальных приоритетов власти. А без бюджетной реформы невозможно выполнить комплекс задуманных мер по поддержке семьи и повышению рождаемости.

Мы любим ссылаться на библейскую историю о том, что Моисей, дескать, 40 лет водил свой народ по пустыне, прежде чем вывел его в нужное место. Так что нам еще потерпеть надо, помучиться от жажды. Однако в библейской истории есть детали, которые обычно опускаются. Через 30 лет у горы Синай тесть Моисея по имени Иофор посоветовал ему не бродить стадом, а назначить хороших начальников и создать правильную структуру общества. Это была первая в мире управленческая реформа. Через короткое время евреи вышли в нужное место, а иначе бродили бы еще невесть сколько. Может, и нам надо послушать Иофора?

А пока новыми реформами собираются заниматься знакомые лица. Ситуация напоминает врачебный консилиум из тех же эскулапов, что довели больного до ручки, а потом собрались в реанимационной палате и выдумывают новые припарки. Может ли Герострат стать Гиппократом?

Сергей Лесков

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Силуанов анонсировал изменение налогового режима в России

Росстат: В России резко снизилась рождаемость

Глава СК России назвал причину нападений в российских школах