Инвалид не обязан быть прекрасным

Если мы действительно хотим, чтобы к людям с ограниченнными возможностями относились как к равным, не надо их идеализировать.


© Стоп-кадр программы «Мужское/женское»

Недавний выпуск программы «Мужское/Женское» очень хорошо выявил нюансы отношения российского общества к инвалидам. Для многих медийных гуманистов они могут оказаться неутешительными.

Данная программа, к слову, вызывает гораздо большую симпатию, чем другие отечественные ток-шоу — «Пусть говорят», «Прямой эфир» и, тем более, «На самом деле». Хотя бы потому, что ее еще не оккупировали участники «Дома-2» и прочие «звезды», а основное внимание уделяется проблемам простых людей. Помогает она кому-то в действительности или нет, мы не знаем, но по крайней мере часто в ней переосмысливаются внушаемые нам идеалы нового времени — и порой не в пользу их проповедников.

В выпуске под названием «Никудышные дела Пьянкова» зрителям поведали историю молодого мужчины из Хабаровского края, который после несчастного случая оказался прикованным к инвалидному креслу. В итоге он потерял работу, а жена, дети и друзья перестали с ним общаться. Правда, близкие родственники его не бросили и всеми силами старались поставить на ноги хотя бы в переносном смысле: сознание у Пьянкова, к счастью, не пострадало, как и руки, так что есть шансы адаптироваться к новой жизни.

Однако случившееся так подкосило героя, что он, по-видимому, стал агрессивно реагировать на добрые порывы окружающих. Такое поведение не всегда связано с неблагодарностью — просто на определенном этапе человеку слишком плохо, чтобы адекватно принять помощь.

Отчасти из-за этого от героя и ушла жена, у которой хватило терпения на год. Стоит отметить, что нам куда привычнее ситуация, когда муж бросает больную жену, и общество обычно относится к этому с пониманием. Здесь же супруга сразу стала антигероиней, хотя сам факт, что она держалась так долго, наводит на размышления.

Но речь не об аспектах супружеской верности, а о том, действительно ли поклонники толерантности и гуманизма хотят для инвалидов равноправия. Или это распространяется только на самых особенных и беспомощных, а обычный человек, взрослый, с грубой внешностью и речью, приправленной матом, ни у кого трогательных чувств не вызывает? Ведь при том, что студия хором осудила жену, с героем тоже никто особо не миндальничал — наоборот, ему всячески напоминали, что он сам хозяин своей судьбы.

Равенство, о котором нам постоянно говорят в социальной рекламе и гневных статьях об ущемлении прав инвалидов, должно быть во всем и для всех, а не только в хорошем и для избранных. У нас же сейчас стало модно заботиться о детях с синдромом Дауна и аутизмом, а фонды защиты взрослых инвалидов хоть и существуют, но куда меньше разрекламированы, чем те, которые занимаются «особыми» малышами. Ведь на детях очень легко делать умильный пиар, как поступили некоторые звезды, взяв под крыло девочку с синдромом Дауна, которую по ошибке включили в фотоальбом класса, где она и не училась, а потом решили убрать ее фотографию. Причина этой раздутой сенсации просто непристойно мелкая, но как инфоповод вполне сгодилась…

Есть, конечно, и более серьезные ситуации — например, с жалобами на то, что человека на коляске не пустили в ресторан, якобы не желая «портить другим аппетит». Но создаваемый вокруг них эмоциональный фон порой мешает разобраться в деталях.

Как бы то ни было, лейтмотивом в подобных историях всегда становится инфернальный образ обывательской массы, которая нещадно травит всех, кто не похож на нее. В ход идут даже сравнения с нацистами и с Древней Спартой (хотя археологи доказали, что тысячи сброшенных со скалы слабых детей — не более чем страшилка).

Инвалид в таком противостоянии всегда выглядит персонажем безусловно положительным и обиженным, что заведомо отсекает мысли о равноправии, при котором нужно выслушать обе стороны.

А вот гостю Гордона и Барановской и доказывать ничего не нужно — он действительно такой же как все, просто не может ходить. У него есть слабости, он не обладает терпением святого, он обозлен на судьбу и не старается вызвать у окружающих слезы умиления. Собственно, общение с ним вызывает у зала и у телезрителей те же эмоции, которые испытывают люди, знающие его близко, — горечь, усталость, досаду. Только близким приходится с этим жить, вытаскивая, быть может, из бездны не «особого», не «солнечного», а простого земного мужика, которому выпал несчастливый билет.

Поэтому если мы хотим говорить о равенстве инвалидов и всех остальных, нужно прежде всего отказаться от безусловного деления на «добро» и «зло» (чем грешат самые фанатичные гуманисты), а также разграничить понятия прав и привилегий. Здоровые люди тоже нуждаются во внимании, уважении, сочувствии, психологической помощи, а те из них, кто заботится об инвалидах, — вдвойне.

Черно-белая картина, которую усиленно рисуют некоторые «борцы за социальную справедливость» и представители церкви, делает женщину, прерывающую беременность с тяжелой патологией, убийцей с отягчающими обстоятельствами, процедуру ЭКО равняет с евгеникой и даже не допускает, что инвалид может оказаться просто невыносимым мужем. Если копать глубже, то можно наткнуться на страшные плоды этой лицемерной концепции.

Год назад очень многих возмутили некорректные высказывания судей «Минуты славы» по отношению к танцору с ампутированной ногой. Но если бы речь шла не об атлете, который победил свое увечье, не о красивом номере с романтической аурой, а об условном Пьянкове, в котором нет никакой романтики и героики, который еще только хочет выкарабкаться, но его тянет вниз наша традиционная инертность, апатия и, вероятно, дурные привычки, — его бы защищали так же пламенно?

Сейчас в нашем обществе не видно отношения к инвалидам как к людям с равными правами. Зачастую их либо используют ради пиара или чтобы потешить свое самолюбие, либо просто «не замечают», ибо городская среда не предполагает частого появления людей с ограниченными возможностями на улицах и публичных мероприятиях. Современные же «фашисты», мечтающие выгнать их за какой-нибудь дальний километр или вовсе истребить, — не более чем плод фантазий о переустройстве мира, в которых непременно нужен злодей.

Людмила Семенова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.