Борьба за власть туристу не помеха

Неудачная попытка переворота в Черногории и ее вступление в НАТО не отпугнули россиян, отдыхающих в этой стране.


В старом городе Будвы пока по-прежнему чаще всего говорят по-сербски и по-русски. © Фото Николая Ульянова, ИА «Росбалт»

Еще десять лет назад мало кто слышал про Черногорию, маленькую страну на Адриатике с населением в 600 тысяч человек. Сегодня — это яблоко раздора между Россией и Западом. Притом что исторически Черногория всегда была близка к Москве — российская и черногорская знать в свое время даже породнилась, заключив династические браки: две дочери князя Николы — Милица и Анастасия — стали великими княгинями (Милица вышла замуж за князя Петра Николаевича, Анастасия — за Георгия Максимилиановича). А небольшой приморский городок Герцег-Нови — вы не поверите — с 1806 по 1807 гг. числился за Российской империей. Российская казна выделяла Черногории безвозвратные ежегодные субсидии для поддержания экономики, снабжала военными материалами, посылала армейских специалистов.

И вот спустя столетия — новый поворот: независимая Черногория, не являясь пока даже членом Евросоюза, последовательно поддерживает западные санкции против России. Еще раньше скандально отказала ей в просьбе о заходе ее военных судов в портовый город Бар для дозаправки топливом. А на улицах Подгорицы в разгар истерии в связи со вступлением страны в НАТО появились оскорбительные для Москвы баннеры о «русском сапоге на шее». Хотя сразу после того, как Черногория получила независимость, сюда хлынул поток россиян, которые, скупая едва ли не всю подряд недвижимость по заоблачным, как потом выяснилось, ценам, воистину пролили на местное бедное население золотой дождь. Который, однако, в последние годы значительно поутих.

И виной тому не только падение уровня жизни россиян (здесь это называют «у русских больше нет денег»), а отчасти и международная политическая свистопляска в связи с вступлением страны в Альянс, а также связанная с этим внутренняя политическая ситуация. Накал гражданского противостояния, пиком которого стала якобы попытка государственного переворота 16 октября 2016 г., в день общенациональных выборов в Скупщину — парламент страны, значительно снизился, но оно все еще продолжается. И свидетельством этого стал недавний случай в Подгорице, когда двое местных жителей кинули в посольство США пару гранат. При этом один из них, идентифицированный как бывший военнослужащий югославской армии Милошевича, подорвал и себя.

Напомню, как начинались волнения и политическая нестабильность в некогда тихой Черногории. По заявлению генеральной прокуратуры страны, в октябрьском заговоре два года назад принимали участие граждане Сербии, России и Черногории. Целью государственного переворота, считают в местных правоохранительных органах, было отстранение от власти (путем убийства) премьер-министра Черногории Мило Джукановича, лидера правящей Демократической партии социалистов. Именно с ним население и политики связывают вступление страны в НАТО и отказ от проведения по этому вопросу референдума. Предполагается, что заговорщики должны были устранить Джукановича и таким образом помешать «втягиванию» Черногории в НАТО.

По заявлению генеральной прокуратуры Черногории, всего в перевороте предполагалось участие около пятисот человек, организованных в три группы. Первая должна была проникнуть в здание парламента, вторая — влиться в толпу протестующих сторонников оппозиции возле Скупщины, роль третьей заключалась в блокировании полиции. В час Х вторая группа якобы должна была устроить в толпе хаос, а первая — начать стрельбу по протестующим. Самая ответственная задача стояла перед третьей группой — ей в этом хаосе якобы и надлежало застрелить премьер-министра Черногории Мило Джукановича.

Во главе заговорщиков стояли, как объявила прокуратура, руководитель патриотического движения Сербии полковник полиции, бывший глава жандармерии МВД Сербии Братислав Дикич, лидер движения «Сербские волки» Саша Синджелич, лидер сербского движения «Заветница» Ристич Неманья, а также российские граждане Эдуард Шишмаков, бывший заместитель военного атташе в Польше (так утверждают в Варшаве), и некий Владимир Попов. Граждане Сербии и России были объявлены в международный розыск с обвинениями в попытке вооруженного государственного переворота. При этом генеральный прокурор Черногории Миловое Катнич заявил, что за попыткой свержения Мило Джукановича стоят «националистические структуры России» и что властям «также стало известно, что в нем были замешаны и российские государственные органы». На роль главаря банды был определен «офицер ГРУ Эдуард Шишмаков». Москва все отрицает, заверяя, что Черногория вольна делать свой выбор (быть с Западом или с Россией) сама.

Почти год назад специальная прокуратура направила в Высший суд страны обвинительное заключение. В нем фигурируют 16 участников попытки госпереворота. Не обошлось и без местной политической составляющей — обвинения были предъявлены и лидерам оппозиции Андрии Мандичу, Милану Кнежевичу и Славену Радуновичу. Однако суд до сих пор не завершен и приговора все еще нет.

Более того, в процессе рассмотрения дела оно рассыпалось в отношении несогласных депутатов. С двух деятелей оппозиционного «Демократического фронта» — Андрии Мандича и Славена Радуновича — Высший суд Подгорицы снял обвинения в попытке организации переворота. (Как сообщает балканская печать, черногорец Анание Никич, против которого власти также выдвинули подобное обвинение, получил политическое убежище в России.)

Но оппозиция и сегодня, несмотря на угрозы и суды, по-прежнему проявляет несговорчивость, продолжая гнуть свою линию о непризнании итогов тех самых парламентских выборов, на которых ее лидеров обвиняли в попытке госпереворота. Теперь главное оружие несогласных послаников (депутатов) — полный бойкот работы Скупщины, проведение независимого расследования нарушений и новые выборы. Замечу, что тогда из 81 места в Скупщине оппозиционные партии в совокупности получили 39, чуть-чуть не дотянув до большинства. Если бы еще пара голосов досталась оппозиции, то сегодня в Черногории, вполне вероятно, не было бы ни НАТО, ни приглашения в ЕС.

И в таком контексте условный план «Б» с госпереворотом выглядит вполне правдоподобно — тем более что премьер-министр Сербии Александр Вучич тогда по горячим следам заявлял: «Арестованные нами лица действовали в координации с иностранцами. Существуют неопровержимые доказательства, что определенные лица следили буквально за каждым шагом премьера Черногории и информировали об этом других людей, которые должны были действовать в соответствии с их инструкциями. Мы нашли у них 125 тысяч евро, специальную униформу, другие вещи. За премьером Черногории следили с помощью самого современного оборудования». Как писала балканская пресса, несколько граждан РФ были депортированы из Сербии «за участие в подготовке террористических акций в Черногории».

Из-за бойкота работы Скупщины в течение почти полутора лет депутатам правящей партии и их союзникам по коалиции так и не удалось принять новый закон о выборах президента, что рекомендовала Черногории сделать Европа. Для изменений старого закона требуется не простое большинство, а две трети голосов. С жалобами на оппозицию выступил на днях на заседании ОБСЕ глава черногорской депутации. Так что, судя по всему, выборы нового президента властям придется проводить по старым законодательным лекалам.

Тем временем власть основательно взялась за своих оппонентов, не дожидаясь приговора суда по делу о госперевороте и несмотря на то, что с нескольких руководителей оппозиции были сняты тяжелые обвинения. Как сообщает местная газета Vijesti, недавно одному из лидеров «Демократического фронта» Милану Кнежевичу (обвиняемому) пришла повестка о необходимости прибыть в тюрьму — его уже осудили, оказывается, за нападение на полицейского на митинге три года назад — в 2015-м. А как передают радио и телевидение Черногории, на днях уголовное дело об отмывании денег другим лидером «Демократического фронта» Небойшей Медоевичем и его соратниками тоже передано в суд. Довольно хорошо зная страну и менталитет ее населения, вполне допускаю, что дела открыты заслуженно. Однако же раньше, когда оппозиция вела себя тихо, претензии подобного порядка к ней не предъявлялись.

Недавно, вояжируя по Балканам, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил: «Я считаю, что прием Черногории в НАТО был абсолютно искусственным и ненужным. (…) Это чистой воды геополитический проект, он не укрепляет безопасность НАТО… Безопасность Черногории он тоже ни на йоту не укрепляет…»

Но вот что интересно. Несмотря на осложнение российско-черногорских отношений, РФ, как пишет газета Vijesti, все еще оказывает большое влияние на экономику этой балканской страны. Сообщается, что размер прямых инвестиций из России в Черногорию никогда не падал ниже 10% от общих «вливаний» из—за границы. Он составляет порядка 30% от ВВП страны. Всего же с 2006 г. граждане России вложили почти полтора миллиарда евро в экономику Черногории. Кроме того, здесь на россиян зарегистрировано около двух тысяч компаний.

Поток отпускников в Республику Монтенегро, снизившись после объявления о ее вступлении в НАТО, быстро восстановился. Не помогли даже предупреждения МИДа об опасности поездок в Черногорию. В среднем ежегодно под черногорским солнцем нежатся 300 тысяч наших туристов, оставляя там около 250 млн евро. И почти 24 млн евро россияне отправили в казну Черногории в счет оплаты налога на недвижимость. И да, наши соотечественники больше не скупают черногорскую недвижимость — рынок сейчас скорее мертв, чем жив. В этом смысле золотой дождь для черногорцев закончился. Но в итоге все же выходит, что никакое НАТО в Черногории для россиян не помеха. Впрочем, как и в других странах Альянса — Италии, Испании, Греции и далее — везде.

Алла Ярошинская