Перед тем, как умереть

Если мы в ближайшее время увидим над нашей столицей и другими крупными городами ядерные грибы, мы сможем спокойно сказать себе: «Наш президент говорил правду — Россия действительно разрабатывала новое оружие». Но — не успела.


Взрыв водородной бомбы © СС0

Чем дальше я думаю, тем неприятнее мне становится об этом думать. Как у нас с обычным оружием, мы знаем — добротное, условно говоря, 4-е поколение, модели 80-х, хорошо модернизированные и укомплектованные израильскими, французскими и пр. технологиями, любую страну третьей лиги победим легко «на выезде», от любой страны второй лиги легко защитимся дома, со странами первой лиги лучше вообще не связываться — у них давно не только 5-е поколение, у них система управления процессом из другого века.

А вот что со стратегическим? Тут одно из трех. Либо у нас совсем плохо со стратегическим оружием и потому мы от страха хвастаемся — такая межконтинентальная ракета БЛЕФ-1 на поверку, либо у нас есть что-то в процессе, что может стать (а может и не стать) мечом (а в наше время меч — это лучший щит), либо — у нас действительно есть эта мега-дрянь, которой можно все вокруг уничтожить.

Я честно не знаю, что на самом деле есть, чего нет. Мои скромные знания физика (и бывшего специалиста как раз по наведению этой пакости, как части такой научной дисциплины как динамика управляемых систем в нестационарной среде), и не в меньшей степени — мои знания экономиста говорят со счетом 90:9:1 в пользу первой версии. Но и 0,09 и 0,01 — слишком большие вероятности, чтобы ими пренебрегать. Поэтому я для себя вывел формулу — в течение, скажем, года я смогу определить, что правда, а что нет — по последствиям речи нашего лидера 1 марта 2018 года. Формула вот какая:

1) США и НАТО очевидно в деталях в курсе того, чем располагает и/или может располагать Россия. У нас не то, что шила в мешке не утаишь, как видно, никто ничего и не собирается утаивать, кроме разве что факта отсутствия оного шила. Это значит, что прямо сейчас в Пентагоне должны отдавать себе отчет в том, что-либо Россия безнадежно отстает, либо — опасно догоняет, либо — догнала. Во втором и в третьем случае Россия является непредсказуемым, катящимся к экономическому провалу, плохо управляемым престарелым лидером, никак не обеспечившим процесс передачи власти, который неизбежно понадобится достаточно скоро — в общем, двигающимся к бардаку на полных парах врагом, обладающим или собирающимся обладать крайне опасным оружием.

2) В этой связи, если США известно, что такое оружие уже есть — они будут вынуждены быстро начинать договариваться с таким лидером, дабы обеспечить процесс преемственности при передаче власти в России, не допустить бардака и хаоса, из которого может вылететь и полететь в сторону США это вундерваффе. На это, правда, не похоже — уж точно США узнали о таком оружии не из мультика Путина — а значит, действовали бы уже давно. И тем не менее, если мы увидим процесс снятия санкций, широких переговоров, если Путину начнут улыбаться — значит, есть оружие.

3) Если оружия нет и не будет (что я полагаю правдой), то мы не увидим ничего, кроме дальнейшего закручивания гаек, прежде всего — технологических. США не потерпят даже намека на технологическое развитие страны, которая откровенно заявляет, что готова атаковать США при наличии соответствующих технологий. Упор будет делаться на дальнейшие запреты на поставку технологий, на ограничение сотрудничества, на изоляцию ключевых лиц и компаний — при одновременной поддержке приемлемого экономического положения России (в частности, никакого запрета на продажу углеводородов или на долларовые авуары не будет — в конце концов, у России уже есть ядерное оружие, и применение его хоть по Вашингтону, хоть по Воронежу — дело паршивое, так что США не допустят экономического коллапса, за которым может последовать коллапс политический и безумные действия уходящей власти или временщиков).

4) Хуже всего — если оружие находится в стадии разработки/доработки и может быть закончено без помощи Запада (то есть — если Путин говорил правду). Если бы Россия была Ираном, то есть не ядерной державой, а только пытающейся создать ядерное оружие, то вопрос решался бы просто — жесткими санкциями, а если этого мало — атакой израильских бомбардировщиков на ядерные объекты. Но Россия — страна с ядерным оружием (тотальные санкции могут Россию спровоцировать на глупость), и предположительно — создающая вооружение, которое сломает паритет и позволит России атаковать и выиграть ядерную войну. Перед США встает проблема, схожая с той, которая была у Сталина перед 1941 годом (собственно, у Гитлера была та же проблема, и он ее попытался решить первым) — можно ли ждать, пока Россия будет в состоянии напасть, и, если верить выступлениям ее лидера и опросам общественного мнения, нападет? Боюсь, что США ждать не станут. Сейчас на стороне США зыбкое, но все же преимущество — у них есть ПРО и целый комплекс других систем защиты от ядерного удара, у России же спутниковая группировка раннего обнаружения прекратила свое существование, а боеспособность стратегических ракет вызывает сомнения.

Так что, если мы в ближайшее время увидим над нашей столицей и другими крупными городами ядерные грибы, перед тем, как умереть, мы сможем спокойно сказать себе: «Наш президент говорил правду — Россия действительно разрабатывала новое оружие». Но — не успела.

Андрей Мовчан

Прочитать оригинал поста можно здесь.