Мир грез и кошмаров

Российский мистический детектив — зрелище не для слабонервных. А также не для тех, кто начинает засыпать, если события развиваются слишком медленно.


© Стоп-кадр видео из сериала «Проклятие спящих»

Телесериал «Проклятие спящих», вышедший на канале НТВ, не имеет, к счастью, никакого отношения к скандальной дилогии об агентах спецслужб. Это очередная попытка отечественных кинематографистов сделать что-то в жанре мистического триллера, который у нас пока не очень хорошо освоен.

Создателем нового проекта стал сценарист и продюсер Илья Куликов. Его предыдущие сериалы — «Глухарь», «Пятницкий», «Чернобыль. Зона отчуждения» — стали «фишкой» НТВ. Канал давно ассоциируется у аудитории с «бандитско-ментовской» тематикой, и в «Проклятии спящих» тоже есть криминальная линия: сюжет закручивается вокруг загадочного убийства, которое пытается раскрыть следователь Ирина Щуляева (ее играет Анна Котова).

Однако параллельно зрителям предлагается разгадать другие тайны и интриги — потусторонние, сплетенные некими древними бестелесными силами, о которых нам почти ничего не известно. Но есть люди, которые могут хотя бы немного с ними соприкоснуться, выступить в качестве медиумов. Это — художники и искусствоведы.

Ведь произведения искусства всегда хранят в себе часть души и мыслей автора, служат отражением его жизни и эпохи — становятся неким зеркалом или даже порталом в иные миры. Поэтому люди так любят изучать и обсуждать легенды о великих картинах, вроде загадочной «Джоконды». Может быть, художник вложил в свое творение нечто светлое, способное стать источником добра и вдохновения для будущих поколений, а может, заключил в нем самое темное из глубин своей души и транслировал через него самые порочные порывы.

В сериале на НТВ тему живописных загадок решили еще и усилить необычной тематикой — портретами спящих людей. Снам тоже издавна приписываются мистические свойства. В этой истории сон переплетается со смертью, и героям предлагается почувствовать тончайшую грань, которая пролегает между двумя мирами. А может быть, и разгадать загадку конечности жизни.

Примечательно, что еще до премьеры на телевидении «Проклятие спящих» показали на ежегодной международной выставке аудиовизуальной продукции MIPCOM в Каннах — как один из лучших образцов телеформатов. Хотя, по словам Ильи Куликова, он стремился создать кинематографический, а не телевизионный проект.

Впечатление от первых серий — а канал, к сожалению, решил показать весь сериал за два вечера, что совсем не подходит для размеренно-жуткой мистической тональности, — сложилось двоякое. Безусловно, «Проклятие спящих» заметно отличается от других детективов НТВ. В нем используются мрачная монохромная цветовая палитра, напряженный звуковой ряд, схожий с безликими и жесткими ритмами огромного города, вставки с видами мегаполиса, над которым то сияет полная луна (старый и любимый прием в кино), то кровоточит предзакатное небо, то восходит тревожное и бледное утро. К тому же авторы провели кропотливую работу, снимая в музеях и галереях полотна отечественных и зарубежных художников. Прежде мы вряд ли обращали внимание на то, что все они писали портреты спящих людей.

Однако началу сериала явно недостает энергии, повествование ведется хоть и интригующе, но слишком вяло. Если замыслом авторов было неторопливое развитие событий и постепенный накал страстей, то лучше было бы показывать по одной-две серии за вечер — чтобы не утомлять зрителя и не лишать его желания дойти до финала.

Игра актеров тоже вызывает неоднозначные эмоции. Появление в подобном проекте Анастасии Заворотнюк в роли экстравагантного искусствоведа Агнессы было, конечно, сюрпризом. Но, увы, ей до сих пор не удалось дистанцироваться от амплуа «прекрасной няни».

Обидно, что действительно замечательный актер Юрий Чурсин, по крайней мере в первой половине сериала, выделяется только загадочным выражением лица и минимумом реплик. Примерно то же самое мы видели еще в антиутопическом блокбастере «Мафия», но в «Проклятии спящих» он выглядит даже не загадочным, а заторможенным. Впрочем, есть надежда, что в финальных сериях его демонический герой проявит себя иначе.

Лучше всех в сериале играет Евгений Стычкин, создавший действительно нестандартный образ богатого бизнесмена. Он уверен во вседозволенности, однако одержим не роскошью потребления, а тайнами искусства, которые считает чем-то личным и близким. Во имя того, чтобы прикоснуться к этим тайнам, он совершает страшные поступки и, вероятно, приближается к неизбежной расплате.

Любопытно, что в мистическом сериале не обошлось без отсылок к суровой реальности. В одном из эпизодов больная девочка признается представляющей благотворительный фонд певице, что не знает ни одной ее песни. И можно истолковать это так, что уровень известности и творческого таланта неважен, когда речь идет о спасении жизней. Но есть и другая сторона: почему для помощи тяжелобольным детям приходится привлекать таинственных незнакомцев, называющих себя певцами и моделями?

Вызывает досаду и клише на тему поголовного сумасшествия «творческих личностей» — впрочем, ему следует героиня-следователь, которой положено быть рациональной и приземленной. Однако прикосновение к тайнам людей и эпох действительно может оказаться весьма опасным для души и психики, поэтому художники часто либо защищают свой рассудок броней порочности и цинизма, либо действительно им жертвуют. Пытаться постичь непостижимое и увидеть невидимое — дело сложное и неблагодарное. Интересно будет посмотреть, чем оно закончится в сериале «Проклятие спящих».

Людмила Семенова