Какой сегодня должна быть армия?

События в Сирии явились лакмусовой бумажкой для понимания того, насколько боеспособна российская армия.


© Фото с сайта Министерства Обороны

События в Сирии явились лакмусовой бумажкой для понимания того, насколько боеспособна российская армия.

С одной стороны, можно вспомнить беспримерные подвиги наших военных летчиков при операции в Сирии, совершаемые порой ценой жизни в условиях огромных физических и морально-психологических перегрузок.

С другой стороны, нельзя забывать, что подобные подвиги совершаются от безысходности, недостатка технического оснащения, при проблемах продуманной организации взаимодействия и поддержки между подразделениями войск. Одним геройством сегодня войны не выиграть.

И действительно, как показала Сирия, чуда не произошло. Но его и не могло быть. Достаточно вспомнить, как развивалась наша армия последнее десятилетие.

Один министр обороны, перенеся свой неоценимый опыт из прежних профессий, увлекался управлением имущественного комплекса и аутсорсингом всевозможных услуг — от солдатских ресторанов до подвозки снарядов на боевые позиции. Второй, пролонгируя свой прошлый профессиональный багаж, перенес всю мощь PR на вновь вверенное ведомство.

Чего только ни появилось — и танковый биатлон, и авиадартс, без которых армия вообще не армия. Правда, бою в кораблики, видимо, повезло меньше. Иначе бы и его обязательно пропиарили.

А вот с боеспособной армией дела гораздо сложнее. Здесь несколько взаимосвязанных ключевых вопросов — вооружение, принцип комплектования и стратегия.

Что касается вооружения, то здесь важны принципиально новые образцы вооружения на базе высоких технологии. Не модернизация расконсервируюемых БМП-1 1960-х годов или «Тополей» 1980-х, а современных конкурентоспособных образцов.

Если говорить о принципе комплектования, то уже давно пора перестать себя обманывать, что закон о всеобщей воинской обязанности работает. Не  работает. Да и очевидно, что призыв срочников на год — это призыв ради призыва. Кроме как наматывать портянки, за это время бойцы ничему научиться не успевают. 

Правда, некоторые наши генералы договорились до того, что за это время научиться воевать бойцам несложно, поскольку, играя в компьютерные стрелялки, они практически уже научились управлять сложной техникой. На самом деле все эти обоснования дают возможность: а) иметь большое количество клеток офицерского состава, занятого призывом. И все это ради чего? Чтобы сделать молодому человеку отметку, что он служил? б) осваивать огромные суммы бюджетных средств. Но на эти деньги можно было бы содержать примерно половину профессиональной армии.

А армия сегодня должна быть полностью профессиональной. И это очевидно. И состоять она должна из людей склонных и способных к военной профессии. Грамотно замотивированных с  серьезным гарантированным соцпакетом. Ну и наконец, что касается стратегии развития. Сейчас на удивление широко распространено экспертное мнение о том, что численность армии надо удвоить. При этом проводится аналогия с 1941 годом, когда вся армия была уничтожена в первые недели войны, и далее воевала уже наспех собранная вторая армия из резервистов. Такие мнения паркетных генералов, никогда не покидавших кабинеты Арбатского военного округа, просто поражают. Если военачальники думают о том, чтобы положить целую армию солдат, и начать воевать вторым эшелоном, то тут, как говорится, без комментариев. Только никто сегодня стенка на стенку воевать не будет. Да и нет у нас этой стенки.

Очевидно, что решающую роль в масштабном противостоянии будут играть силы ядерного сдерживания. Но и здесь, как выразился генерал-полковник Ивашов Л.Г. — концепция военной реформы совершенно не продумана. А такая реформа сегодня нужна, как военные реформы Петра I, Аракчеева, Милютина, Фрунзе, Тухачевского.

Алексей Филатов

Прочитать оригинал поста можно на сайте «Эхо Москвы».