Киев в поисках автокефалии

Петр Порошенко завидует Кремлю и хочет создать в своей стране единую православную церковь, подконтрольную светской власти.


Вместо всеобщего согласия, о котором в своих предвыборных речах говорит Порошенко, Украина может быть вовлечена в еще один серьезный конфликт. © Фото Татьяны Литвиновой

Президент Украины Петр Порошенко обратился к Константинопольскому (Вселенскому) патриарху Варфоломею с прошением о предоставлении автокефалии, то есть самоуправления. Самим Петром Порошенко эта идея интерпретируется как «создание единой украинской православной церкви». Значительная часть политического истеблишмента Украины поддерживает этот проект.

Обращение Порошенко изначально не носило характер юридического акта с точки зрения международного права, однако для укрепления легитимности этого документа 19 апреля большинством голосов его поддержала Верховная рада Украины. В итоге 22 апреля синод Вселенского патриарха официально принял его к рассмотрению.

Стоит отметить, что это отнюдь не первая попытка учредить на территории Украины отдельную православную церковь, которая имела бы полную независимость (в том числе, от московской патриархии), признавалась бы другими православными церквями и объединяла бы всех или хотя бы абсолютное большинство украинских верующих православного вероисповедания.

Речь идет об очень старой проблеме, ее корни уходят приблизительно в XVI век, когда митрополит Киевский и всея Руси перебрался из Киева, находящегося тогда под контролем Литовского княжества, в Москву. Избрание нового главы церкви «литовскими» православными епископами не было признано Константинопольским патриархом, несмотря на то, что князь Витовт тогда, как и Петр Порошенко сегодня, обращался к Вселенскому патриарху, прося сохранить Киев в качестве "церковной столицы".

Следующая попытка создать украинскую поместную церковь на территории современной Украины была сделана в XVII веке, однако эти устремления митрополита Киевского Петра (Могилы) были пресечены после Переяславской рады и решения гетмана Богдана Хмельницкого вступить в союз с Россией. Уже в 1686 году Киевская митрополия окончательно была выведена из-под юрисдикции Константинопольской патриархии и включена в состав Московской Церкви, хоть сегодня Вселенский патриарх и выражает сомнения в каноничности того решения.

В очередной раз о возможности создания независимой от Москвы Украинской православной церкви заговорили после распада Российской империи, однако независимая Украина просуществовала тогда слишком недолго, чтобы ее власти всерьез взялись за решение этой проблемы.

В период существования СССР, как и до этого внутри Российской империи, власти активно поддерживали «монополию» Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) и подавляли любое инакомыслие. В частности, на территории Западной Украины практически прекратили свою деятельность так называемые греко-католики — православные, присоединившиеся к католичеству, но сохранившие свои обряды в результате заключенной с Папой Римским унией.

Распад Советского Союза резко изменил ситуацию. Многие храмы, особенно на Западной Украине, вернулись в руки греко-католиков (униатов), активно начала свою проповедь Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), которая не была признана каноническими православными церквями. Напомним, что в мире их всего насчитывается 14: Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Русская (Московский патриархат), Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская (Греческая), Албанская, Польская, Чешских земель и Словакии.

Наконец, киевский митрополит Филарет (Денисенко), который не был избран в 1990-м году патриархом Московским и всея Руси, в 1992 году, при поддержке первого президента Украины Леонида Кравчука объявил об отделении от Москвы. Созданная при его участии Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) также считается «раскольнической». Сам Филарет при этом в 1992 году был извергнут из сана митрополита, а затем, в 1997 году, решением Архиерейского собора в Москве отлучен от церкви и предан анафеме.

Константинопольский патриарх, надо заметить, автокефалию УПЦ КП не признал, как не признали его и другие исторические поместные православные церкви. В итоге возник церковный раскол, который с 1992 года только углублялся. Его итогом стало то, что сегодня на территории Украины, помимо признающей власть Ватикана греко-католической церкви, действуют сразу три крупные православные общины.

Самая большая — Украинская православная церковь Московского патриархата, которая сама избирает митрополита Киевского, имеет финансовую и административную автономию, но признает своим главой патриарха Московского и всея Руси. Вторая — Украинская православная церковь Киевского патриархата и, наконец, третья — Украинская автокефальная православная церковь, во главе с митрополитом Макарием.

УПЦ МП контролирует на украинской территории более чем 12000 приходов, УПЦ КП — без малого 5000, а УАПЦ — чуть более чем 1200. Впрочем, это не дает точного представления о численности прихожан крупнейших церквей.

Предложение Порошенко поддержали УПЦ КП и УАПЦ, которые уже много лет ведут переговоры об объединении (надо заметить, не слишком успешно). Одно время говорили, что в них участвует и УПЦ МП, однако сейчас очевидно, что крупнейшая и каноническая церковь предложение Петра Порошенко, по крайней мере публично, не принимает.

Причины этого лежат не столько в религиозной, сколько в политической области. Противники Порошенко прямо говорят, что он, по образцу России, где сегодня светская власть тесно сотрудничает с церковной (или даже управляет ею), пытается создать при своей администрации новый идеологический аппарат «по делам верующих».

До выборов президента Украины осталось меньше года и многие уверены, что в случае с инициативой создания Поместной церкви речь идет о чисто политическом проекте. Для его реализации Порошенко привлекает широкую коалицию сил, причем, как отмечают критики украинского президента, среди главных сторонников того, чтобы украинская автокефальная церковь возникла именно сейчас, очень мало политиков, которые относили бы себя собственно к православным.

Тут надо отметить, что критика в адрес Порошенко раздается как со стороны ориентирующейся во многом на Россию политической оппозиции, так и со стороны отдельных представителей православной общественности, считающих, что независимость УПЦ от местных властей последние десятилетия позволяла церкви развиваться при минимальном вмешательстве светской власти. И это было скорее полезно для верующих, которых не использовали в своих сиюминутных политических целях.

Правда, надо признать, что ситуация в стране заметно изменилась после присоединения к России Крыма (он, кстати, по прежнему остается частью УПЦ МП, а не Русской православной церкви) и начала военных действий на востоке Украины. Теперь уже непонятно, какой статус дает церкви большую независимость, и от властей какой страны украинским православным полезно держаться подальше.

В Москве, разумеется, также критикуют украинского лидера и надеются, что его предложение останется нереализованным. В Кремле, в частности, прямо говорят, что не поддерживают автокефалию Украинской православной церкви. Как заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, такие действия направлены на «раскол церкви» и «вряд ли могут приветствоваться».

В Москве утверждают, что Константинопольский патриарх, хотя он и считается «первым по чести» среди всех глав православных церквей, никак не может принять решения об автокефалии УПЦ. Для этого, мол, нужно консенсусное решение всех 14 признанных поместных церквей, включая РПЦ.

В реальности, однако, все сложнее. Процедура признания необязательно является общей для всех в православии. Например, РПЦ признает автокефальной Православную церковь в Америке, а Вселенский патриарх — нет. И с украинским православием может возникнуть та же коллизия.

Так что сейчас все ожидают решения патриарха Варфоломея и, как ходят слухи, пытаются негласно влиять на него. Например, через власти Турции, гражданином которой он по светским законам является.

При этом никто пока даже приблизительно не пытается прогнозировать, как будут развиваться события, если Варфоломей все же решится на издание томоса (церковного постановления, догматического послания) об автокефалии УПЦ и переходе ее под юрисдикцию Константинопольской патриархии. Очевидно, что, как минимум, неизбежен, «передел» церковного имущества и связанные с этим конфликты, а также борьба с теми священниками УПЦ МП, которые это решение не признают. То есть, вместо всеобщего согласия, о котором в своих предвыборных речах говорит Петр Порошенко, для Украины неизбежен еще один серьезный конфликт.

Иван Преображенский


Ранее на тему Филарет: Если бы украинская православная церковь была единой, войны не было бы

Патриарх Филарет: Украинская церковь может получить автокефалию уже в июле

Спикер Рады призвал патриарха Иерусалимского поддержать идею создания автокефальной церкви на Украине