Парламент ждет новых министров

Останется ли Госдума «штамповальней» после смены состава правительства и удастся ли депутатам добиться уважения чиновников?


Пока удалось перестроить разве что формальные правила коммуникации Охотного ряда и Краснопресненской набережной. © Фото ИА «Росбалт»

Уже в мае, после возвращения с каникул, депутатам Госдумы предстоит утвердить кандидатуру нового председателя правительства. Как ожидается, этот пост удастся сохранить за собой действующему премьер-министру Дмитрию Медведеву. Радикальных перестановок не предполагается и в самом кабинете министров. Так что в ближайшие годы депутатам, судя по всему, предстоит сотрудничать все с теми же, кого они уже хорошо знают.

С нынешним составом правительства парламентарии проработали полтора года. За это время спикер Госдумы Вячеслав Володин предпринял не одну попытку изменить формат взаимоотношений с кабинетом министров и тем самым повысить роль парламента в системе власти. По его замыслу, Дума должна была перестать восприниматься в качестве «технического приложения» к правительству. Для самих же депутатов пришло время доказать, что они — это тоже власть, так что чиновникам пора начать разговаривать с ними на равных.

На данный момент можно сказать, что удалось перестроить разве что формальные правила коммуникации с правительством. В думских кулуарах этот нелегкий процесс называют «приучением к порядку». Попытки «построить» чиновников выражаются главным образом в том, что на пути правительственных законопроектов в Госдуме стали расставлять множество бюрократических преград. Больших проблем в принятии законов они не создают, но людям с Краснопресненской набережной доставляют явные неудобства.

Если раньше Охотный ряд для правительства был местом, где нужные законы принимаются легко и быстро, то теперь чиновникам приходится совершать немало ритуальных действий, нацеленных по большому счету лишь на то, чтобы потешить депутатское самолюбие. Например, ранее депутаты обязали представителей правительства не ниже ранга замминистра присутствовать на заседаниях парламентских комитетов при обсуждении профильных законопроектов. В свою очередь, министры перед тем, как выступить на «правительственном часе» в Думе, должны не только посещать все фракции, но и по возможности согласовывать свой доклад на заседании совета палаты. Один раз депутаты даже забраковали выступление главы Минкульта Владимира Мединского, попросив его получше подготовиться.

С подачи Володина парламентарии также обязали правительство представлять в Госдуму проекты нормативно-правовых актов по законопроектам, требующим расходов из бюджета, перед их принятием в третьем, заключительном чтении. Правда, соответствующую норму в итоге прописали только в думском регламенте, а не в федеральном законе. Тем не менее, на этом основании депутатам удалось застопорить принятие одного закона и тем самым дать понять правительству, что не стоит игнорировать новые требования.

При посещении Госдумы многие чиновники подчеркнуто вежливо и уважительно разговаривают с депутатами. Тем это нравится, но иногда у представителей правительства сдают нервы и попытки парламентариев заставить их соблюдать формальные правила перерастают в аппаратные конфликты. Иногда они даже выплескиваются в публичную плоскость. Так, на одном из заседаний спикер Володин публично осадил чиновников из Минздрава, которые просили срочно принять нужный законопроект, несмотря на то, что пленарное заседание заканчивалось, а у депутатов оставалось целая гора не рассмотренных законопроектов.

При этом с содержательной же точки зрения Госдума продолжает проводить курс правительства. Особенно это заметно при принятии федерального бюджета, в ходе которого депутатам если и удается выбить лишние деньги, то в основном на решение вопросов, не требующих серьезных финансовых вливаний. До сих пор парламентарии не отклонили ни один из правительственных законопроектов, а, наоборот, принимают их по возможности оперативно и без лишних вопросов. Ни разу за новый созыв не воспользовались они и таким действенным инструментом контроля, как парламентское расследование, хотя поводы для этого были (последний — пожар в Кемерово).

При этом отрицательное заключение правительства на депутатский законопроект автоматически становится «черной меткой», после которой народный избранник может смело выбрасывать свой проект в корзину. Иногда депутатам все же удается притормозить какой-нибудь одиозный правительственный законопроект, но только если по нему не договорились между собой заинтересованные ведомства, на противоречиях которых и могут сыграть в Госдуме. Аналогично обстоит дело и при доработке законопроектов ко второму чтению — депутатам разрешают правку, но по большей части косметическую и при условии предварительного согласования.

Несмотря на это, отношения с правительством в Госдуме считают «конструктивными». Настолько, что депутаты уже забыли, когда в последний раз предлагали отправить в отставку какого-нибудь министра, не говоря уже о самом премьере. Вместо этого они предпочитают обезличенную критику в адрес даже не самого правительства в целом, а, как правило, лишь его «социально-экономического блока» и ограничиваются призывами изменить губительный курс, который неминуемо приведет к «развалу страны».

Так что, как ни крути, а Госдума продолжает оставаться «штамповальней» правительственных и президентских инициатив. Правительство при этом сохраняет за собой статус основного субъекта законодательной инициативы. Так, за время работы седьмого созыва Госдума приняла почти 70% законопроектов, присланных из Белого дома, и всего лишь чуть более 10%, разработанных самими народными избранниками. И это при том, что парламентарии вносят в Думу как минимум в два раза больше законопроектов, чем исполнительная власть.

На таких же принципах будет с высокой долей вероятности выстраиваться работа депутатского корпуса и с новым составом правительства. Хотя Володин активно пытается развивать новые инструменты влияния. Так, в последнее время он взял курс на то, чтобы устраивать широкие публичные слушания по некоторым из резонансных законопроектов, что дает депутатам дополнительные политические аргументы во властных кабинетах. Активно ведет Дума и работу с экспертным сообществом, что периодически позволяет ей влиять на публичную повестку.

Володин также делает ставку на одномандатников, которые активизируют свою работу в регионах, за счет чего получают возможность деятельнее участвовать в местной политике. Повышать же независимость и самостоятельность самих депутатов, из чего, по идее и должен складываться авторитет парламента, в Госдуме считают опасной затеей.

Елена Земскова


Ранее на тему Госдума отказалась переименовать город Тутаев в Ярославской области в Романов-Борисоглебск