Мигрант на запасном пути

У российской власти всегда есть беспроигрышный способ отвлечения общественного внимания при угрозе серьезного обострения внутриполитической обстановки.


Пробный шар уже запускали после того, как Трамп выполнил свое обещание ударить по Сирии. © СС0 Public Domain

Есть темы, которые в России можно обсуждать бесконечно. Вслед за дураками и дорогами в последние четверть века таковой стала еще и проблема миграции, а также вообще всего, что касается национальной политики. Все три темы актуальны всегда, поскольку неразрешимы. Во всяком случае, в нынешней политической и экономической системе.

Процент людей, отказывающихся думать самостоятельно и способных следовать только в том направлении, которое через телевизор задается начальством и/или большинством, несмотря ни на какие культурные революции и почти поголовную грамотность, сегодня у нас примерно тот же, что и сто, и двести лет назад. Мало кто удивится, если выяснится, что число дорог, нуждающихся в ремонте, в процентном отношении к прошлому и позапрошлому столетиям тоже не сильно изменилось.

Ну, и наконец, тема мигрантов, под которой часто подразумевают национальные отношения вообще, в последнюю четверть века для РФ также неисчерпаема. Не будем далеко ходить: вот в публикации газеты «Коммерсант» от 4 мая обсуждается судьба Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН). Естественно, там все плохо — программы не выполняются, сотрудники некомпетентны, бегут в другие ведомства, зарплаты маленькие, куча вакансий. Из трех заместителей главы агентства работает только один. Министерством агентству вероятней всего не стать. Соответствующий департамент в МВД, призванный работать с мигрантами, также испытывает кадровый голод. И так далее, и тому подобное…

Между тем надо отметить, что мигранты в современной России не просто ее важнейший трудовой ресурс. Мало кто осознает, что они составляют как минимум 10% от всего занятого населения в РФ. Причем эти 10% (примерно 7-8 млн человек) закрывают те ниши в общественном производстве, а также частных домохозяйствах, которые не готовы заполнять собой россияне — либо из-за непрестижности тех или иных профессий, либо в силу неприемлемости условий труда (12-часовой рабочий день с одним выходным или вообще без выходных, больничные и отпуск только за свой счет и так далее).

Однако мигранты в современной России это не только ее трудовой, но еще и неисчерпаемый политический ресурс. Причем не только и даже не столько для радикальных русских националистов, которые всегда эксплуатировали эту тему, но и для тех, кто после 2014 года либо влился в кремлевский мейнстрим, либо окончательно маргинализировался.

Мигранты — это политический ресурс, прежде всего, для действующей власти. Речь не только о том, что их, как и бюджетников, при необходимости организованно свозят на различные пропагандистские массовые акции. Сама тема мигрантов всегда используется властью как только у нее возникают те или иные трудности (или она еще только опасается, что они могут возникнуть). Особенно это касается очевидных неудач во внешней политике, которые по тем или иным причинам не удается вывести из орбиты общественного обсуждения. В этих случаях тема миграции и межнациональных проблем (даже если в данный момент таковых нет) используется как дымовая завеса или инструмент перевода общественного внимания с неудач родного правительства на столь любимую большинством тему «понаехавших».

За примерами далеко ходить не приходится. Буквально на следующее утро после 14 апреля этого года, когда США и их союзники ударили ракетами по военным объектам главного внешнеполитического союзника Москвы — президента Сирии Башара Асада, российские телеканалы дружно показали озабоченное лицо Владимира Путина. Президент Российской Федерации отчитал… нет, не главу Минобороны, как можно было бы предполагать, а… мэра Москвы за проблемы с дорогами и… мигрантами. Причем произошло это в тот момент, когда о последних именно как о проблеме в России, кажется, уже стали понемногу забывать.

Путин тогда напомнил о «хронических проблемах», отнеся к ним, в частности, «необходимость более четкого регулирования миграционных потоков». Но в последующие дни эта тема не нашла никакого развития. Из чего можно сделать вывод, что тогда она стала неким пробным шаром на случай, если бы после американских ударов по Сирии в российском обществе появились и усилились бы упаднические или критические настроения, связанные с тем, что «мы, оказывается, не так круты»…

Действительно, опасаться таких настроений были все основания. Ситуация в имиджевом плане и впрямь была не из приятных: Трамп заявил, что нанесет удар по войскам Асада и нанес. То есть сыграл ту самую роль «крутого парня», которую до того практически монополизировал российский президент, которая так нравится нашему электорату и так воспевается придворными пропагандистами: «пацан сказал, пацан сделал».

Причем, по данным американских военных, все ракеты достигли намеченных целей, ни одна не была сбита. Напомню, что российский Генштаб заранее пообещал, что если во время удара возникнет угроза российским военным в Сирии, то они в «примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять». То есть, по боевым самолетам и кораблям США. Однако, несмотря на то, что подобную «угрозу» при желании усмотреть весьма легко, этой возможностью никто так и не воспользовался. Что касается заявлений российских военных, что «сирийские ПВО» сбили 71 ракету из 104 выпущенных, то, как справедливо заметил один из комментаторов, они вполне могли сказать, что сбили и 171 из 104. Кто проверит?

Так или иначе, у российской власти появились основания волноваться за свою поддержку, да еще и незадолго до инаугурации вновь переизбранного президента. И тут такой козырь из рукава, такая беспроигрышная тема, как миграция, очень мог пригодиться. Впрочем, вновь раскручивать ее в нынешних условиях можно только при большой необходимости. Такой, например, как угроза массовых акций неповиновения, наподобие недавних армянских.

Но общественное мнение вновь удалось сплотить вокруг власти, стоящей лицом к лицу с «агрессивным американским империализмом». А значит, тему мигрантов пока можно отложить на будущее. Она у нас, как тот бронепоезд, всегда «на запасном пути».

Александр Желенин