Праздник футбола в тени политики

Для наших властей спортивная составляющая ЧМ-2018 — вещь второстепенная. Важнее всего его пропагандистская функция.


Россиянам важна не столько сама игра, сколько приобщение к достижениям — возможность быть в команде победителей. © Фото ИА «Росбалт»

Право проведения Чемпионата мира по футболу-2018 Россия получила в 2010 году в очень напряженной атмосфере. Мало кто верил в то, что после российско-грузинской войны чиновники FIFA именно ей доверят организацию мундиаля. Поэтому за год до голосования букмекеры считали фаворитом не Россию, а Англию. Кроме того, консультанты McKinsey провели для FIFA анализ всех поданных заявок и сделали вывод, что по рискам, готовности инфраструктуры и потенциальной прибыли российская является худшей.

Вдобавок ко всему, за считанные дни до итогового голосования журналисты британской BBC заподозрили ряд членов Исполнительного комитета FIFA во взяточничестве при выборе стран-хозяек чемпионатов мира. Обвинения были настолько серьезными, что член Олимпийского комитета России Шамиль Тарпищев заявил, что после таких разоблачений Россия уже не является фаворитом, и хозяйкой турнира вряд ли станет.

Однако вопреки всем обстоятельствам FIFA отнеслась к России очень благосклонно, сделав окончательный выбор в ее пользу. Можно сказать, что из всех стран-претендентов победила та, которая в наименьшей степени была готова к проведению турнира.

Нефутбольная страна

Россияне положительно восприняли новость из Швейцарии о победе российской заявки, но эйфории по этому поводу не было. И дело не в том, что за последние годы люди привыкли к постоянному проведению турниров топ-уровня. Просто Россию вообще сложно назвать футбольной страной. Футбол в нашей стране — это не страсть, не культура, как в Германии или Англии, а всего лишь азартное зрелище по телевизору, каких много. Россиянам важен не столько сам футбол, сколько приобщение к достижениям — быть в команде победителей.

Поэтому отсутствие побед влечет за собой существенное уменьшение армии телеболельщиков сборной. Например, осенью 2017 года Россия провела товарищеский матч с грандом мирового футбола — сборной Аргентины, за трансляцией следило 14,2 млн россиян. Между тем в 2009 году встреча тех же соперников собрала у экранов 21 млн телезрителей.

В городах-миллионниках уже не футбол является самым распространенным спортом, а фитнесс и плавание. А на футбольные стадионы россияне ходят неохотно. Средняя посещаемость матчей российского чемпионата находится на уровне семилетней давности и составляет 12-13 тыс. человек, тогда как, например, в Германии — 44,5 тыс. человек. Казалось бы, билеты на матчи вполне доступны, но полупустые арены на матчах Премьер-Лиги — вполне обычное явление.

Зрителей отталкивают отсутствие удобной инфраструктуры и пренебрежительное отношение к людям со стороны полиции и сотрудников стадионов. Относительно качественную атмосферу на стадионах удалось создать, пожалуй, только регулярно выступающим на международном уровне клубам — «Спартаку», «Зениту», «ЦСКА», «Краснодару».

Большим препятствием для развития российского футбола является его финансовая модель. В отличие от европейских команд, отечественные профессиональные футбольные клубы живут на вливания спонсоров, а не на деньги болельщиков. Очень многие из них содержатся за государственный счет. Доходам от продажи спортивной атрибутики и билетов они предпочитают стабильные денежные вливания со стороны региональных властей и госкомпаний.

Частные же деньги не приходят в российский футбол, так как низкая стоимость билетов на матч делает любые инвестиции нерентабельными. Тем не менее, государство не спешит прекращать субсидирование российских клубов, так как футбольные матчи остаются самым популярным спортивным зрелищем на телевидении. Однако с каждым годом блеклая игра футболистов на кочковатых газонах при незаполненных трибунах собирает все меньше зрителей у телеэкранов. Например, максимальное число телезрителей матчей Премьер-Лиги в 2017 году составило 5,4 млн, что почти в два раза меньше показателей середины 2000-х годов.

Политика в футбольных декорациях

После того, как Россия все же получила право организовать ЧМ-2018, Владимир Путин заявил, что рассчитывает на победу национальной сборной на домашнем турнире, а возглавлявший тогда Российский футбольный союз Сергей Фурсенко поспешил выразить уверенность, что эта стратегическая цель будет обязательно выполнена. Сегодня о тех заявлениях предпочитают не вспоминать, а первые лица государства более сдержаны в своих оценках. Это не случайно. За последние шесть лет Россия совершила впечатляющее падение в рейтинге FIFA с 9 на 66 место, что является худшим показателем за всю историю. На домашнем чемпионате, наряду с Саудовской Аравией, она будет слабейшим из всех участников.

Все же для российских властей спортивная составляющая Чемпионата мира — вещь второстепенная. Важнее всего его пропагандистская функция. Мундиаль — самое грандиозное спортивное мероприятие в мире. За его финальным матчем по телевидению наблюдают как минимум 10% населения нашей планеты. Кремль воспользуется турниром для демонстрации того, что Россия не находится в изоляции, а санкции западных держав против нее беззубы и неэффективны.

Сложно переоценить и внутриполитическое значение турнира. Ради спортивных мероприятий возводятся новые стадионы, дороги, модернизируются вокзалы и аэропорты. На все это выделяются огромные деньги из государственного бюджета. Для некоторых представителей околокремлевской элиты это шанс обогатиться за государственный счет, а для президента — способ упрочить влияние на свое окружение и тем самым укрепить свою власть изнутри. Нагнетание Москвой напряжения на международной арене в преддверии чемпионата также способствует этому, уводя на второй план проблемы с коррупцией и усиливая культ личности президента среди россиян.

ЧМ-2018 — последнее крупное спортивное мероприятие эпохи Путина. Допинговые скандалы и безнадежно испорченная международная репутация не позволят России (по крайней мере, в среднесрочной перспективе) претендовать на проведение подобных турниров. Тем важнее значение нынешнего турнира для российского общества.

Несмотря на то, что оформить загранпаспорт сегодня не составляет больших хлопот, россияне в своей массе остаются маломобильными и крайне редко путешествуют за границу. Не личные впечатления от поездок, а телевизор остается приоритетным источником информации о мире. Согласно опросам, около 60% россиян никогда не выезжали на отдых дальше стран постсоветского пространства, а посещать дальнее зарубежье хотя бы раз в год могут лишь 3-4% населения.

Остальные просто не в состоянии себе это позволить. И вряд ли смогут. Реальный уровень доходов населения снижается уже четвертый год подряд, рубль слабеет, число туристических поездок россиян уменьшается, а перспективы роста экономики остаются весьма туманными. Пусть всего на один месяц, но благодаря мундиалю у россиян появится редкая возможность взглянуть на мир сквозь узкую щель в стеклянном занавесе.

Игорь Грецкий