Без огонька

Все планы реформ в пенсионной системе провалились, оставив после себя бюджетную дыру, затыкать которую нечем. В итоге время оказалось упущено, а проблема, которая была очевидна уже пару десятилетий назад, с тех пор только выросла в размерах.


© СС0 Public Domain

И все-таки о пенсиях.

Судя по всему, сейчас официальный агитпроп начнет (уже начал) упражняться в креативности по части того, как именно объяснять согражданам повышение пенсионного возраста. Делать он это будет внатяг и без огонька — уж я-то знаю, что сторонников этой идеи и среди бойцов идеологического фронта немного. Ибо идея исходит от сислибов, а кадровые агитпроповцы традиционно их не любят; и вообще по личным взглядам несколько «левее» (в местных координатах), чем аппаратный мейнстрим.

Я сам отношусь чуть иначе: мне, с точки зрения своей персональной судьбы, без разницы. Потому что в пенсию вообще не очень-то верю как в источник средств к существованию, да и вбелую работал от силы лет пять (из общих двадцати пяти трудовой жизни), включая последние полтора. Короче, нет меня по-любому на этом празднике социального государства.

Но на месте официоза нашего все же вел бы себя иначе. Не пытался бы натужно объяснять, что ничего плохого не происходит, и вообще это вот продолжительность жизни выросла. Не изыскивал бы всякие «зато можно на тысячу рублей каждый год повышать». Не юлил бы, как сейчас пытаются юлить комментаторы. И вообще постарался бы быть в вопросе максимально честным.

Он ведь, вопрос этот, очень и очень серьезный. Гораздо серьезнее, чем тот же НДС. Тот — просто добавили налог, тут понятно. А вот манипуляции с пенсионным возрастом рассматриваются людьми скорее в этической плоскости, чем в управленческой. Получается, обманули нас, да? Мы ведь строили планы на жизнь исходя из одних условий, а они раз и изменились.

Я бы вышел и честно сказал согражданам следующее.

Дорогие сограждане. Мы десять лет реформировали пенсионную систему, каждый год меняя законы и вводя новые правила. У нас ничего не вышло, разве что отдельные ушлые товарищи сумели заработать денег, но их сейчас ловят. Все планы реформ в этой сфере провалились, оставив после себя бюджетную дыру, затыкать которую нечем. В итоге время оказалось упущено, а проблема, которая была очевидна уже пару десятилетий назад, с тех пор только выросла в размерах.

Мы все эти годы хвастались низкой безработицей. На самом деле, не так уж это и хорошо. Безработица ниже 5% означает, что экономика находится в режиме кадрового голода — квалифицированных людей не хватает, а в молодом поколении мы еще до кучи наплодили множество обладателей липовых дипломов и бесполезных профессий, потому что образование мы тоже реформировали все эти годы, примерно с тем же успехом, что и пенсионную систему.

Поэтому сейчас мы решили увеличить давление на рынок труда, оставив определенные возрастные группы в числе трудоспособных и находящихся в поисках работы. Решение болезненное, неприятное и трудное, и мы понимаем ваши чувства по его поводу. Но нам — стране — нужно любой ценой сдвинуть баланс трудящихся и находящихся на иждивении в пользу первых. Без этого, учитывая ту самую пресловутую демографию, мы ни на какой рост экономики никогда не выйдем.

О чем речь? Вот мы взялись стимулировать рождаемость — только в этом году появилась очередная инициатива, направленная на то, чтобы поддержать молодые семьи, рождающие второго и третьего ребенка. Но что это значит? Для рынка труда — то, что молодые матери садятся с детьми дома на то же самое пособие. Для системы социальных выплат — опять же дополнительную нагрузку. У нас и так довольно большие налоги на работающих, а их, работающих, мало. Высокая рождаемость в репродуктивном возрасте — он же трудоспособный — означает одно: наше население в ближайшие годы — буквально «стар да мал», а занятых — минимум. Какие новые производства, какие новые рабочие места, для кого? Для мигрантов?

Мы оставляем людей без пенсий на пять-восемь лет не для того, чтобы лишить их средств к существованию. Наоборот, мы за эти годы, пока идет повышение пенсионного возраста, сделаем все от нас зависящее, чтобы люди возрастной категории 45+, где бы они ни жили, могли находить подходящую им работу. Которая бы кормила их лучше, чем наша пенсионная система. Мы будем стимулировать работодателей к тому, чтобы старшее поколение активнее работало и зарабатывало, пока младшее рожает и воспитывает детей. Потому что мы, какие ни на есть криворукие реформаторы, все же думаем о будущем страны, о том, что с ней будет через 20-30 лет. А для этого нам сейчас нужно добиться именно этой ситуации: кто может рожать и воспитывать — рожает и воспитывает; кто уже не может, по объективным биологическим причинам — работает и зарабатывает.

И нам в общем без разницы, какими нехорошими словами вы сейчас будете называть нас за это решение. Главное, чтобы через эти самые 20-30 лет, в середине века, потомки смогли бы сказать, что вот тогда, в 2018-м, мы с вами все сделали правильно. Имели бы для этого объективные основания.

Думаю, понятно, что я здесь не методичку написал. А скорее попытался обрисовать тот подход, при котором решение по пенсионному возрасту — а оно очень плохое и неприятное, и надо это честно, не увиливая, признать — таки имеет реальный управленческий смысл.

Хотелось бы, чтобы он был.

Алексей Чадаев

Прочитать оригинал поста можно здесь.