Утечка мышц лучше утечки мозгов

Радость победам над Саудовской Аравией и Египтом для поколения Яшина и Стрельцова выглядела бы, мягко говоря, странной.


Мы подсознательно понимаем, что футбол — лучший индикатор состояния государства и общественного устройства. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Ажиотаж вокруг первого в истории выхода футболистов России из группы на чемпионате мира достиг запредельного уровня. Кажется, выиграй мы турнир, большей радости уже не будет. Общий смысл восторгов сводится к тому, что Россия встает еще и с футбольных колен. Конспирологические версии насчет того, что власть хитроумно подстроила пенсионную реформу под чемпионат мира, представляются мне высосанными из пальца, поскольку если бы сборная провалилась, как предрекали эксперты, фон для социальных преобразований стал бы совсем мрачным.

Надо признать: футбол — значительно больше, чем просто игра. Если человек видит в нем только мышечное состязание организмов, его надо просветить. Отстал от жизни, как ископаемый Хоттабыч, которого прихоть пионеров занесла на стадион. Посещение футбольных ристалищ входит в обязательный рабочий график высших политиков. Японская принцесса приезжает в провинциальный Саранск, наследный саудовский принц присутствует при унижении своей команды…

В чем причина дикой популярности футбола? Чем он лучше баскетбола, тенниса и смешанных единоборств? Футбол — идеальная и бескровная модель состязания наций. Футбол — психологический тест на трудолюбие и пассионарность нации. Мы подсознательно понимаем, что футбол — лучший индикатор состояния государства и общественного устройства. Футбол — самый быстрый и эффективный способ выявить политический и экономический потенциал страны. Сегодня для умного аналитика ФИФА важнее всяких Трансатлантических и Тихоокеанских партнерств. Совсем не случайно наивысший взлет футбола в СССР во второй половине 1950-х — первой половине 1960-х годов совпал с эпохой, когда страна вышла в космос, неводом собирала Нобелевские премии, а построение коммунизма не выглядело утопией.

И, кстати, думаю, взлет сборной России по футболу в 2008 году невидимыми узами связан с энергией экономического роста и ожиданием прорыва. А черная полоса, которая надолго опустилась на нашу главную команду, — в немалой степени следствие провала модернизации и общей депрессии.

И, конечно, чемпионат мира по футболу значительно важнее, чем Олимпиада. Во-первых, несопоставимы вовлеченные средства и ресурсы. Рекламные контракты на матч уровня «Реал» — «Манчестер Юнайтед» превосходят рекламный бюджет всей Олимпиады. Во-вторых, Олимпиада — локальное событие, мундиаль — громадный инфраструктурный и стратегически важный для страны проект. В-третьих, футбол — апофеоз демократии, зрелище для всех слоев, в то время как Олимпиада, особенно зимняя, — утеха для элиты, собравшейся на Красной Поляне, потребление класса лакшери. Искренне не понимаю, что прибавляют стране победы натурализованных иностранцев в неведомых у нас видах спорта

Не случайно Олимпиада с ее ложными амбициями может оказаться ловушкой для организатора. Так случилось в Сочи, где погоня за тщеславными победами обернулась невиданным допинговым скандалом с колоссальными политическими потерями. А раньше — с Московской Олимпиадой-80, помпезно проведенной в преддверии гибели великой страны.

Футбол живет по иным законам. Западные специалисты по России называют чемпионат 2018 года «потемкинской деревней» Путина. Но, во-первых, потемкинские деревни — это выдумка западных дипломатов времен Екатерины. Во-вторых, аэропорты, дороги, гостиницы, стадионы — это не декорация, а инфраструктурные проекты, за отсутствие которых критики корили режим Путина. И, в третьих, в любой стране власть использует крупные форумы для собственного рейтинга, это нормально. Разоблачайте своих канцлеров.

Почему у России не получается с футболом при всей его популярности? Футбол — это крупная отрасль экономики, умение работать с потребителем, а на футбол у нас не ходят. Футбол — это медицина высоких технологий и современная физиология. Это массовая спортивная образовательная система. Это финансовая грамотность и эффективный менеджмент. Это справедливая судебная система. Наконец, это умение работать на внешнем рынке. В отличие от утечки мозгов в науке утечка мышц в футболе — чрезвычайно полезное явление. Но экспорт русских футболистов в хорошие западные команды отсутствует. Интегрально современный футбол — это самые высокие технологии. Если в стране хромает медицина, чахнет образование, не растет экономика, раболепствует суд, катастрофически падает профессиональный уровень, то почему схожие футбольные департаменты должны процветать?

Как бы ни сложилась дальнейшая судьба нашей сборной, преждевременные дифирамбы выглядят нелепо и отдают плохим знанием футбольной истории. Пока наш успех скромен, раньше высота была иная. На чемпионате мира-1958 сборная СССР в группе с Бразилией, Англией и Австрией заняла второе место после будущего чемпиона Бразилии с Пеле. В 1962 году в группе Югославией, Уругваем и Колумбией мы заняли первое место. В 1966 году в группе с Италией, Чили и Северной Кореей — первое место. В 1970 году — в группе с Бельгией, Мексикой (хозяйка турнира) и Сальвадором — первое место. В 1974 году в отборочном турнире обошли Францию и Ирландию, но после свержения президента Альенде отказались играть стыковой матч с Чили. Радость победам над Саудовской Аравией и Египтом для поколения Яшина и Стрельцова выглядела бы, мягко говоря, странной.

Болельщики считают, что в большой стране Россия, должны рождаться футбольные таланты. Почему в Хорватии и Португалии звезды зажигаются, а у нас — только метеоритный дождь? Значит, плохо ищем. Незадолго до чемпионата у дверей редакции незнакомый молодой человек сунул мне в руки письмо и быстро удалился. Привожу выдержки из этого письма.

«Позвольте представиться о своей личности. Я спортсмен. Игрок, мастер-футболист, сверхталант. Специалист в области футбола. Ученик Жозе Мариу душ Сантуш Моуриньо, кавалера ордена Инфанта дон Энрике в тренерской деятельности. В 16 лет я, как Эдсон Арантес до Насименте Пеле, должен был играть за сборную. Но близорукие российские тренеры не захотели даже посмотреть, как я работаю с мячом, и оставили сборную России в заурядном составе. И вот мне уже 24 года, я нигде не играю, но выручает мой сверхталант.

Мои игровые данные: когда я мяч укрощаю, веду, адресую на короткие и длинные дистанции, я на мяч вообще не гляжу. Превосходно вижу поле, еще бы не видеть поле! При ведении мяча постоянно мотаю головой то вправо, то влево, а у ворот соперника даже назад. Игрок бразильского типа. Медлителен, мягкий и техничный артист. Внезапные финты и непредсказуемые маневры.

Все российские футболисты без исключения не умеют играть. Могут, но не умеют. Когда я выйду на поле, я всем утру нос. Мяч создан для меня, после моего удара он вращается, как бумеранг, сразу в трех плоскостях и летит неуловимо. „Сухой лист“ я спокойно исполняю даже головой! Тренеры жалуются, что не могут найти игрока, который залатает дыры игры. Но такой игрок есть — это я. Со мной сборная станет чемпионом в 2018 году. Мое участие в сборной — ее единственная надежда.

Сейчас я работаю грузчиком. Зарплата составляет 19 тысяч, и на эти деньги я покупаю у тренеров мячи, убеждаясь в коррумпированности нашего футбола. Тренируюсь в одиночку, со слезами на глазах. Три часа оттачиваю индивидуальное мастерство, тактические схемы и коллективный отбор мяча. Я фанатично предан футболу, как Лионель Месси и Криштиану Роналду, но никто из звезд не пережил страданий, которые выпали на мою долю.

После завершения карьеры игрока, я перейду на тренерскую работу, что неизбежно для ученика Жозе Моуриньо. Я стану тренером, потому что России должна стать чемпионом еще и в 2022 году, чтобы доказать, что 2018 год — это не случайность».

Я задумался. А если это наш шанс? Вдруг это футбольный Ломоносов?

Сергей Лесков


Ранее на тему Сборная России провела тренировку перед матчем с Уругваем