Параллельная Россия

Если государство нам не помогает, а мешает — уйдем в другую реальность. Будем там жить, учиться, лечиться, работать, налаживать горизонтальные связи поперек властной вертикали.


Вскоре лучшие вузы в стране нужно будет искать именно среди лишенных гослицензии. © СС0

Пока профессоров лучших частных университетов России буквально не посадят на философский пароход (не вынудят уехать из страны), к ним все равно будут идти ученики, даже если Московской Высшей школе социальных и экономических наук (Шанинке) вслед за Европейским университетом в Санкт-Петербурге вовсе запретят выдавать дипломы о высшем образовании.

Как предрекает один из выпускников Шанинки: «Недалеко то время, когда не диплом будет цениться, красивая коленкоровая фигнюшка с печатями, а написанное от руки письмо ученого: „Такой-то ходил ко мне в домашний семинар и проявил изрядные способности“. Профессорам и преподавателям, которые чего-то стоят, пора переходить на домашний режим работы. Оно и эффективнее, и выгоднее».

Действительно, сегодня такая перспектива вовсе не кажется невозможной. Нацеленные на международную карьеру соискатели диплому гособразца скорее предпочтут курс лекций от ученого с мировым именем. Причем даже не обязательно ходить к профессору домой — проще записаться на вебинар. А диплом можно получить и в другой стране. На наших глазах фактически создается параллельная, альтернативная, теневая система высшего образования. Нужна «коленкоровая фигнюшка» — вузов, одобренных Рособрнадзором, в стране хватает, жаждете конкурентного на мировом рынке образования — вам в другую сторону. Если надзирающие органы наберут обороты, а все к тому идет, то вскоре лучшие вузы в стране будут искать именно среди лишенных гослицензии.

Создавать черные рынки и параллельные системы нашим гражданам родом из советского дефицита не привыкать. Ведь никого не удивляет, что сегодня на столах как у политической элиты, так и у обычных небедных россиян спокойно лежат санкционные продукты — выдержанные сыры, отменный хамон, свежие фрукты из запретных стран. В одной России эти продукты сжигают в печах и давят бульдозерами, в другой, параллельной — легко покупают и продают. И никакой Роспотребнадзор этому не помеха. Вовсе не потому, что мы такие уж незаконопослушные, а просто потому, что это государственное решение идет вразрез с интересами людей, которые предпочитают полезные и вкусные продукты, а не «политически выдержанные» на пальмовом масле фальсификаты.

Примерно по тем же соображениям (Роскомнадзор запретил — «значит, хорошие сапоги, надо брать») наши граждане скачивали опальный Telegram, даже если до того он им был вовсе не нужен.

Запретят иностранные лекарства — будет в стране подпольный лекарственный рынок. Он и сегодня уже есть — российские чиновники не всегда успевают вовремя оформлять все разрешительные документы на старые и новые лекарства, в том числе жизненно необходимые. Остается или помирать, или покупать их на черном рынке. Да, там все дорого, и гарантий никаких, но и в аккредитованных аптеках нередко продают фальшивки.

Запретят хождение в стране иностранной валюты, как предлагают некоторые президентские советники, — будем менять «зеленые» из-под полы, как было в СССР.

Первой реакцией на то, что в правительстве называют «пенсионной реформой», стало желание граждан вовсе не платить пенсионные взносы — уйти в тень. В соцсетях активно постят нецензурное заявление: «Прошу перевести меня на черную зарплату, так как до пенсии я не дотяну, а значит и (незачем) за меня тогда платить отчисления». Даже если заявление фейковое, уверена, примерно так подумали миллионы. Вполне понятное желание, когда тебе вдруг говорят, что в могилу ты сойдешь раньше, чем получишь первую пенсию, на которую сможешь разве что за квартиру заплатить, и то не факт — коммунальные платежи у нас растут быстрее, чем индексируются пенсии.

Все усилия последних лет по выводу из тени «серой» и «черной» армии работников можно смело отправлять на помойку — напротив, сегодня те, кто годами не платил налоги, радуются, что в кои веки не остались в дураках. В отличие от налогопослушных. И этот параллельный рынок труда, в который сейчас, по разным оценкам, вовлечены около 20-25 млн человек, будет только пополняться.

Да, собственно, в большинстве сфер, куда государство лезет с излишними запретами или непродуманными реформами (а это — практически везде) уже создаются или будут создаваться параллельные структуры. Целая параллельная Россия. И в какой-то момент — если, конечно, нас не втянут в какую-нибудь серьезную войну или другую какую пакость —эта параллельная Россия окажется крепче, здоровее и жизнеспособнее, чем Россия официальная. Не потому, что анархия — мать порядка, а потому, что параллельные структуры создаются не мятежниками, а самыми что ни на есть разумными людьми в противовес неграмотным, противоестественным, зачастую просто вредным решениям властей. Под лозунгом: если государство нам не помогает, а мешает — уйдем в параллельную реальность. Будем там жить. Учиться, лечиться, работать, налаживать горизонтальные связи поперек властной вертикали.

Проблема в том, что это гражданам без государства зачастую оказывается проще жить, а вот ему без нас — совсем никак. Вот оно и плодит надзорные и силовые органы, чтобы мы далеко не разбегались. Можно создать параллельные медицину, высшую школу, рынок труда, но нельзя создать параллельную тайную полицию или Росгвардию. В параллельной России никто не будет скидываться на кормление тех, кто защищает не граждан, а власть от граждан. Может, еще и потому в официальной России мало кого волнует, что самые умные, талантливые, самостоятельные, мыслящие граждане сбегают кто за границы страны, кто в «параллельные миры».

Виктория Волошина


Ранее на тему Глава Минтруда рассказал о росте реальных зарплат россиян