Какой футбол нам нужен

В политизации российского чемпионата мира преуспели не только Владимир Путин и его сторонники, но и их оппоненты.


Владимир Путин — главный триумфатор прошедшего чемпионата мира по футболу. © Стоп-кадр видео

В России завершился чемпионат мира по футболу, ставший, пожалуй, самым политизированным со времен аргентинского мундиаля сорокалетней давности. Однако здесь необходимо сделать оговорку: никогда в истории, не исключая Олимпийские игры в Древней Греции, спорт не был совершенно вне политики. Особенно это относится к футболу — самому популярному спортивному состязанию современности. А то, что имеет успех у масс, непременно становится политическим инструментом.

Тотальный футбол — это тактическая схема, которую придумал Густав Шебеш, тренер великой сборной Венгрии первой половины 1950-х годов. Современный вид тотальному футболу придали голландцы — тренер Ринус Михелс и великая сборная Нидерландов 1970-х годов. Сегодня элементы тотального футбола используют в своей игре все лучшие команды, в том числе, новый чемпион мира — Франция. Тоталитарный футбол — это политическая практика, известная с 1930-х годов и обязанная своим рождением Бенито Муссолини. Различие между этими двумя подходами к футболу заключается в том, что первый из них ориентирован исключительно на достижение спортивного результата, тогда как второй преследует главным образом политические и пропагандистские цели. Эта метода по-прежнему имеет своих приверженцев.

Чемпионат мира 1934 года, второй по счету, проходил в Италии. Муссолини сделал все от него зависящее, чтобы победила Squadra Azzura. Сам этот факт, полагал дуче, станет наилучшей демонстрацией достижений итальянского фашизма. В ход пошло все: подкуп соперников и судей, натурализация итало-аргентинцев в обход законов и даже угроза тюрьмой итальянским футболистам в случае неудачного выступления. Желаемый результат был достигнут: сборная Италии стала первой, победно вскинув руки в фашистском приветствии по окончании финального матча с Чехословакией. Больше того, на следующем мировом первенстве, состоявшемся в 1938 году во Франции, опять победили итальянцы. Правда, все эти ухищрения, как известно, не спасли ни самого Муссолини, ни фашистский режим. А «лазурные» вновь стали чемпионами мира лишь сорок четыре года спустя, уже совсем в другую историческую эпоху.

В политизации российского чемпионата мира преуспели не только Владимир Путин и его сторонники, но и их оппоненты. Откровенную глупость липецкого губернатора Олега Королева, объяснившего провальное выступление сборной Германии местью душ «убитых ими десятков миллионов жертв», фактически уравновесили теоретики из демократического лагеря. Ведь чтобы увидеть в радости российских болельщиков проявления посткрымского консенсуса и признаки формирования гражданской нации, нужен очень сильный микроскоп. Обстановка накалилась до предела, напомнив об идеологическом размежевании 2014 года, после появления в Интернете видео с эмоциональными высказываниями хорватского защитника Домагоя Виды. В считанные часы появились десятки версий происшедшего, хотя этому инциденту можно было просто не придавать большого значения.

В последний раз подобные страсти бушевали вокруг футбола в 1978 году. В той истории спорт вообще самым тесным образом переплелся с политикой. FIFA обещала одиннадцатый чемпионат мира Аргентине в 1964 году, когда эту страну возглавлял законно избранный президент Артуро Ильиа. Официально же право проведения мундиаля было подтверждено в 1966 году — уже после военного переворота, известного как Аргентинская революция. В последующие десять лет Аргентиной правили пять хунт и четыре президента, пока в 1976 году власть снова не захватили военные во главе с генералом Хорхе Виделой.

Людей в фуражках с высокими тульями, непременном атрибуте многих диктатур, футбол интересовал явно не в первую очередь. Ведь они начали Процесс национальной реорганизации, сочетавший в себе жесткие ограничения политических прав и свобод и экономические реформы в духе монетаризма. Эти преобразования сопровождались массовым террором, унесшим жизни тридцати тысяч человек. Тем временем в Западной Европе началась кампания за перенос мирового первенства из Аргентины в другую страну. Особенно на этом настаивали традиционно либеральные Нидерланды и Бельгия, которые предлагали провести мундиаль на их территории. Но FIFA была непреклонна: соревнования пройдут в Аргентине. Потратив десять процентов аргентинского бюджета и кредит в полмиллиарда долларов, полученный от FIFA, военные все-таки организовали мировое первенство. Лучшей стала сборная Аргентины, что вызвало небывалый национальный подъем. Однако в будущем эта победа никак не повлияла на судьбу участников хунты, пошедшей ко дну в результате Фолклендской войны. После установления демократии Видела был несколько раз осужден и умер в тюрьме в 2013 году.

В 1982 году чемпионат мира принимала Испания, на тот момент государство с не самыми прочными демократическими традициями. Только представьте себе: не прошло и семи лет, как умер Франсиско Франко, железной рукой правивший Испанией на протяжении тридцати шести лет. Испания — одна из беднейших стран Западной Европы. Хуже дела обстоят только в Португалии и Греции. Сложно предположить, каким бы был этот мундиаль, доживи до него каудильо, при котором Испания, собственно, и получила право на его проведение. Но тот чемпионат запомнился невероятной жарой и великолепным футболом. И, конечно же, он стал прекрасной пиар-кампанией, убедившей многих европейских политиков в том, что Испания успешно справляется с пережитками франкистского прошлого. А это не в последнюю очередь поспособствовало вступлению страны в ЕЭС в 1986 году.

Россия получила чемпионат мира в 2010 году, когда еще были сильны оптимистические ожидания, связанные с медведевскими либерализацией и модернизацией. Но все эти начинания оказались лишь имитацией политических перемен. Спустя восемь лет целые общественные группы находятся в социальной прострации, а страна — во внешнеполитической изоляции. И никакие футбольно-патриотические истерики на центральных телеканалах эту ситуацию не исправят. Между тем, радость от удачного выступления национальной команды сродни опьянению, после кратковременной эйфории, как известно, наступает похмелье. К тому же повышение пенсионного возраста, протащенное под футбольный шумок, лишь усилит социальный пессимизм. Спортивные победы сами по себе не помогут решить ни одну из проблем, стоящих перед страной. Не отстроятся  разрушенные государственные и общественные институты. Экономическая стагнация не сменится экономическим ростом. Суды сами по себе не станут справедливыми, а осужденные ими оппозиционеры не выйдут из тюрем.

Политические итоги чемпионата мира, о которых сейчас так много говорят, подводить, думается, преждевременно. Неожиданные успехи сборной России вызвали эффект завышенных ожиданий, которым волей-неволей придется соответствовать всей государственной машине. Вполне вероятно, что мундиаль несколько улучшит имидж страны, испортившийся за последние годы. Но одной только демонстрации великодержавного блеска может оказаться явно недостаточно. Так что все только начинается или, вернее, продолжается. Не лишним будет напомнить, что за олимпийским триумфом в Сочи последовала целая цепь событий, приведших Россию к ее нынешнему незавидному положению. Впрочем, обществу еще только предстоит решить, какой футбол ему ближе — тотальный или тоталитарный.

Роман Трунов


Ранее на тему Стадионы ЧМ-2018 посетили более 3 млн человек