Не герой — выкручивайся сам

Пока интерес в обществе вызывают только выдающиеся люди с ограниченными возможностями, об успехах в социальной интеграции инвалидов говорить не приходится.


© СС0 Public Domain

Человек, родившийся без рук и без ног, пишет книги и путешествует по миру. Панк-группа, состоящая из людей с синдромом Дауна, выступает на «Евровидении». Слепой и умственно отсталый пианист оказался музыкальным гением. Человек, проживший большую часть жизни в психоневрологическом интернате и не умеющий читать, стал выдающимся художником. Профессор животноводства — человек с аутизмом. Слепоглухой доктор психологических наук. Частично парализованная чемпионка конного спорта...

Список сенсаций подобного рода можно продолжать и продолжать. За каждой из них стоит своя история, не обязательно героическая в прямом смысле этого слова, но для публики вышеупомянутые люди — прежде всего герои. Причем особенные — можно одновременно ими восхищаться, удивляться им, как неким диковинам, и жалеть их.

Впору добавить к этому списку еще и Пиноккио Санчеса, якобы прототипа персонажа знаменитой книги Карло Коллоди, который зарабатывал на жизнь демонстрацией своего протезированного тела на ярмарках и даже исполнял на потеху публики акробатические трюки. На работе он, кстати, и погиб — во время выполнения очередного трюка сорвался с высоты и разбился.

Даже если история про Санчеса — фейк, она весьма точно характеризует отношение не только древнего, но и современного общества к людям с инвалидностью: даже среди них нам нужны герои, которые нас так или иначе развлекают. У многих из нас при всех претензиях на гуманизм еще сохраняется «ярмарочное» мышление. Наблюдать за героем-инвалидом — это развлечение, порой весьма возбуждающее. Но развлекаясь таким образом, можно вдобавок ощущать себя человеком сострадательным.

Преподаватель музыкальной школы для слепых и слабовидящих авторитетно объяснит вам, что утверждение о поголовной высокой музыкальной одаренности слепых детей не соответствует действительности. Особо способных к музыке среди них приблизительно столько же, сколько и среди всех остальных людей. Но ведь те, кто не может удивить, нам уже вовсе не так интересны.

Создать особые условия для героя, чтобы он и дальше мог развлекать нас своим героизмом, — здесь мы всегда за. А создать, например, доступную городскую среду для самых обычных людей, но с теми или иными функциональными нарушениями, — это дорого и к тому же лишает привычного уровня комфорта нас, в большинстве своем таких же «обычных», но относительно здоровых. Да-да, порой отсутствие доступной среды зависит не от властей, не желающих выделять средства, а от простых граждан, которым «мешает пандус» или которые не дают своего разрешения на его установку. В интернете можно найти немало подобных историй.

Вот обычная семья из небольшого провинциального городка. Пожилые родители, взрослая дочь, несколько лет назад заболевшая рассеянным склерозом. С каждым годом она может совершать все меньше самостоятельных движений. Заболев, женщина увлеклась рисованием, большинство ее картин — пейзажи. И если это ее родные места, то нарисованы они чаще всего по памяти, так как в силу обстоятельств на улице она оказывается крайне редко, буквально несколько раз в году. Картины, меж тем, слишком «обыкновенны», чтобы стать поводом для сенсации. А множество людей с тяжелой инвалидностью не могут похвастать и этим. Поэтому, чтобы привлечь к себе внимание и получить элементарную поддержку, им придется разве что стать участниками каких-нибудь скандалов.

Большинство инвалидов и их ближних — не герои, не великие изобретатели или первопроходцы. Их душевных и интеллектуальных ресурсов хватает только на самую обычную жизнь, насколько она вообще может быть обычной в их ситуациях. Лишь немногие способны создавать новые абилитационные или реабилитационные методики (из-за того, что официальная медицина и соцзащита не предлагают им ничего адекватного), общественные организации, отстаивающие интересы той или иной группы. Как немногие становятся великими художниками или знаменитыми мотивационными тренерами. Если человек живет в большом городе, у него еще есть шанс воспользоваться уже созданными ресурсами — получить помощь от уже существующих благотворительных фондов. Но надо ли говорить, что чем глуше провинция, тем меньше становится шансов?

Пока мы восхищаемся героями, кто-то всегда остается «за бортом». Мы, относительно благополучные граждане, чаще всего даже не задумываемся о том, как много рядом с нами живет людей, без всяких на то оснований социально ограниченных, а то и вовсе социально исключенных. И пока наше внимание фокусируется главным образом на инвалидах-героях, о серьезных успехах в интеграции инвалидов в общество говорить рано. Ведь мы часто оказываемся неспособны заинтересоваться жизнью человека без специального для этого повода, без какой-то героической или душещипательной истории. Возможно, здесь виновата концепция «обычного» или «маленького» человека, из-за которой современный человек и сам себе становится интересен только своими так называемыми достижениями. Мы недостаточно интересны сами себе, а потому и другие «невыдающиеся», «негероические» люди нам не особо интересны, а то и вовсе мешают — если вдруг оказывается, что им нужна какая-то особенная поддержка.

«Не герой? Не можешь рассказать нам интересную историю? Не умеешь вызвать в нас жалость? Нечем тебе нас развлечь? Выкручивайся тогда как-нибудь сам, только не мешай нашему проходу и не пугай наших нормальных детей» — приблизительно такой посыл от нашего гуманного общества обычных, условно здоровых граждан, получают такие же обычные люди, но не столь здоровые. Пока это все еще так. Пока лишь любопытство, желание пощекотать себе нервы и испытать жалость помогают большинству из нас преодолеть страх перед этим параллельным миром — миром инвалидов и их ближних. Правда же в том, что это вовсе не другой мир, это часть нашего мира, на которую нас приучили закрывать глаза. А если и смотреть, то только по особым поводам.

Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развития.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.


Ранее на тему У магазина в Петербурге организовали съезд для инвалидов прямиком в водоотводную трубу