Бабич как предтеча аншлюса

Создается впечатление, что с назначением нового посла в Минске Москва взяла курс на поглощение Белоруссии.


Существующее лишь на бумаге Союзное государство больше не устраивает никого. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Назначение российским послом в «Республике Белоруссия» (так в указе президента РФ) Михаила Бабича достаточно активно обсуждается в российских СМИ и в соцсетях. Кто-то вспоминает, что будущий посол служил в ВДВ и КГБ СССР, кто-то, что он был депутатом и полпредом президента в Приволжском федеральном округе. О Бабиче говорят как о жестком человеке и «силовике», которые, как известно, бывшими не бывают. Тем более, если человек не на пенсии, а при делах и власти, да еще нынешней, которая из «бывших» силовиков по преимуществу и состоит…

Рассуждая о новом назначении Михаила Бабича, важно помнить еще и о том, что в 2016 году именно его в Кремле собирались отправить послом на Украину. Это назначение, как известно, не состоялось по причине отвода украинской стороны — Киев вменяет Бабичу «участие в аннексии Крыма».

Украина здесь была упомянута не случайно. На мой взгляд, это назначение надо рассматривать также и в свете будущих российско-украинских отношений.

Надо понимать, что Кремль с Украиной не закончил. Потеря бывшей «братской» 40-миллионной страны (а Украина потеряна для России сейчас даже больше, чем, скажем, Прибалтика, поскольку в Литву, Латвию и Эстонию россиянин, получив визу, въехать может, а в Незалежную — де факто, практически нет), в Москве естественно воспринимается, во-первых, очень болезненно, а во-вторых, как нонсенс. Поэтому там считают, что с этим надо что-то делать.

Но это «что-то» невозможно без Белоруссии и ее разнообразных «активов». Это и машиностроительные, и нефтехимические, пищевые белорусские предприятия — все то, на что давно облизывается российский капитал. Но, в первую очередь, это человеческие ресурсы — как-никак дополнительные 10 миллионов человек образованного, трудолюбивого славянского населения. А еще территория, непосредственно граничащая с западными «супостатами»…

При этом так удачно сложилось, что де-юре Белоруссия уже давно и так является частью единого с Россией Союзного государства. Небольшая проблема состоит лишь в том, что это государство пока существует главным образом на бумаге. Однако стоит напомнить, что еще год назад глава Госдумы и бывший замглавы кремлевской администрации Вячеслав Володин, проводя в Минске выездную сессию общего союзного парламента этого бумажного государства, заметил, что пора наполнять его новым содержанием.

Однако на пути к этому «новому содержанию» стоит один, правда, весьма полновластный в Белоруссии человек — ее президент Александр Григорьевич Лукашенко. Собственно, исключительно благодаря усилиям Батьки, его страна до сих пор остается независимым государством. Не очень прочное основание для подлинного суверенитета, но что есть, то есть…

Кстати, месяц назад, когда пошли слухи об инсульте Лукашенко, знаток российско-белорусских отношений заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ политолог Андрей Суздальцев в одном из своих интервью сказал, что причиной ухудшения здоровья белорусского лидера стал Путин. «Российский лидер поставил перед ним ряд серьезных вопросов, потому что такая идиллическая форма „Союзного государства“, что сложилась за последние 20 лет, Россию не устраивает», — полагает Суздальцев.

Насчет «идиллической формы» нынешних российско-белорусских отношений можно было бы поспорить, но в данном случае важнее сам факт подтверждения давления на Лукашенко с целью ее изменения, констатируемый экспертом.

В свою очередь белорусский политолог Павел Усов говорит, что «Путин нуждается в новой победе без каких-либо дополнительных затрат, и он может искать ее в Беларуси. Он может поставить ультиматум Лукашенко, и первым пунктом может стать военная база России в Беларуси». По словам Усова, у российского лидера есть рычаги давления на белорусского президента, а именно доказательства его причастности к похищениям и убийствам белорусских оппозиционеров.

Но Путин не был бы Путиным, если бы действовал только кнутом. Для Лукашенко у него, естественно, имеется и увесистый пряник.

Например, на пути к «новому содержанию» союза России и Беларуси белорусскому лидеру можно сделать предложение, от которого (как возможно считает кто-то в Кремле) он не сможет отказаться. Скажем, пообещать ему какую-нибудь пожизненную синекуру. Например, пост председателя какого-нибудь Совета Союза…

Однако, судя по результатам двух последних встреч Путина и Лукашенко, одна из которых состоялась 19 июня в Минске, а другая на днях в Сочи, этот номер не прошел. По теме перехода президента Белоруссии на другую работу, стороны, судя по всему, не договорились. Больше того, именно после июньской встречи Лукашенко сделал патетическое заявление: «Мы — на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся — значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или об нас будут просто вытирать ноги. А не дай бог, еще развяжут войну, как в Украине».

Из этих слов Лукашенко очевидно следует, что Белоруссия, с одной стороны, должна держаться во чтобы то ни стало, а с другой, впервые публично признается сам факт опасности потери независимости государства.

Не будем произносить слово «аншлюс» (по-немецки — «присоединение», «союз»), но что-то подобное над Белоруссией маячит уже не первый месяц. С точки зрения тех, кто, возможно, готовит его в Кремле, проблема Лукашенко, после последних неудачных переговоров, проведенных с ним Путиным, состоит в том, что Батька, как оказалось, не хочет видимости власти.

Да, возможно, на старости лет, почти через четверть века своего президентства, он и был бы готов обсудить тему перехода на другую работу в России, но уж точно не на должность свадебного генерала. Будучи крайне амбициозным и властолюбивым человеком, он хочет власти настоящей. Чтобы указывать, спрашивать и если что — наказывать по своему усмотрению, без оглядки на более высокую власть.

В этой связи, теоретически, нельзя исключать, что Лукашенко мог бы рассмотреть вариант перехода, скажем, на должность премьера реального Союзного государства или России. Но премьера не технического, каким по факту является Дмитрий Медведев, а полновластного, как минимум, равного президенту страны. Однако мог бы, да кто ж ему даст… Очевидно, что такой вариант абсолютно неприемлем для Путина — рядом с ним не может быть человека обладающего полномочиями, а главное, реальной властью, сопоставимыми с его собственными.

А это значит, что «по-хорошему» с Лукашенко на эту тему договориться не удастся. Судя по всему, именно с этим и связанно назначение на должность российского посла в Минск Михаила Бабича. По словам того же Усова, «Бабич — это не тот тип дипломата, который должен разрешать споры и не допускать конфронтации между государствами. Он должен провоцировать, создавать условия, в которых эти конфликты будут по-прежнему появляться… Помимо формальной деятельности, будет и неформальная, связанная с поддержкой различных пророссийских групп, так называемых представителей „русского мира“ в Беларуси».

Иными словами можно сказать, что назначением Бабича на должность российского посла в Минске Москва взяла курс на поглощение Белоруссии. Что может противопоставить этому курсу Лукашенко и будет ли он пытаться всерьез это делать, пока сказать трудно.

Александр Желенин


Ранее на тему Путин отправил экс-главу Роскосмоса на Волгу

Лукашенко собрал урожай «бульбы» (видео)

Лукашенко: Новый посол РФ Бабич — не тяжеловес