Все быстрее под горку

Тенденции развития российской экономики таковы, что показатели уровня жизни людей уже не получается улучшить даже приписками.


Почти две трети всех доходов граждан — это заработная плата, которая сокращается как в номинальном, так и в реальном выражении. © СС0 Public Domain

В прошедшем августе впервые с начала текущего года Росстат зафиксировал снижение реально располагаемых денежных доходов населения Российской Федерации на 0,9% по отношению к аналогичному периоду прошлого 2017 года, и на 0,7% по отношению предыдущему месяцу — июлю.

Заметим, что, согласно данным официальной статистики, с января по июль 2018-го доходы населения России росли. Это преподносилось как один из признаков оживления российской экономики, находившейся с 2014 по 2017 год в кризисе.

Напомню в связи с этим, что реально располагаемые денежные доходы населения страны по итогам 2014 года сократились на 0,7% по сравнению с 2013 годом, чего не было даже в кризисных 2008—2009 годах. Так, например, в 2008-м они выросли на 2,4%, а в 2009 увеличились еще на 3%.

В 2015 году доходы населения РФ продолжали сокращаться и по итогам года уменьшились на 3%, в 2016-м упали почти на 6%, а в 2017-м — на 1,7%. Рост цен на нефть в 2018 году, как кому-то показалось, оживил экономику страны. Статистическое ведомство отчитывалось о помесячном росте денежных доходов населения. И вот на тебе — в августе, когда в силу сезонных факторов — обычного для этого месяца снижения цен на плодоовощную продукцию, что в целом достаточно серьезно уменьшает расходы граждан на питание, доходы населения не увеличились, а наоборот, вновь пошли вниз.

Причем, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в августе текущего года реальные денежные доходы населения сократились не на 0,9%, а на 1,1%. Но это, так сказать, нюансы.

Главный вопрос состоит в причинах наметившегося сокращения доходов населения. На этот счет сейчас высказываются разные версии. «Коммерсант», например, пишет, что с учетом того, что общее сокращение доходов населения в августе произошло на фоне повышения зарплат, причинами этого могут быть снижение поступлений от других компонентов, составляющих в общем и целом доходы граждан. А именно — уменьшение поступлений от предпринимательской деятельности, от собственности и финансовых операций.

В то же время, согласно оперативным данным Росстата, как раз в августе текущего года и номинальные, и реальные заработные платы работников в организациях сократились на 3% по сравнению с июлем, а в июле по сравнению с июнем они упали аж на 7,6%.

Однако надо понимать, что структуре доходов населения России основное место занимает заработная плата. Именно на нее, включая и ту, что платится в конвертах, по данным, которые приводит Росстат за 2017 год (более свежих пока просто нет), приходится 65,1% средств от общей суммы доходов, которыми реально располагают россияне. Почти пятую часть (19,7%) доходов российских граждан составляют различные социальные выплаты.

При этом средства, получаемые от предпринимательской деятельности, дают лишь 7,6% от общего объема доходов населения. Объекты собственности граждан приносят им 5,6%. И, наконец, еще 2% средств в общей структуре доходов россиян приходятся на «неустановленные источники».

Из этого расклада видно, что почти две трети всех доходов российских граждан — это заработная плата, которая, как было отмечено выше, в течение двух последних месяцев сокращается как в номинальном, так и в реальном выражении. Так, если в июне зарплата в среднем по России составила 45848 рублей, то в июле — 42413 рублей, а в августе только 41140 рублей.

Впрочем, мы прекрасно понимаем, что все эти цифры — «среднее по больнице», а в стране есть миллионы людей, которые реально получают от 7 до 12 тысяч рублей в месяц. И даже преподаватели престижных вузов и работники крупных предприятий, узнав о «средней» по их учреждению зарплате, нередко просят показать им тех счастливцев, которые ее получают.

Дело тут не только в огромной разнице в официальных зарплатах топ-менеджеров и рядовых работников предприятий и организаций, которая имеет место, но и в откровенных приписках, которыми занимаются чиновники на местах для создания видимости «роста благосостояния» российских граждан, «выполнения президентских указов» и так далее.

Недавно в одном из областных центров европейской России автору этих строк рассказывали, как начальство заставляло некоторых сотрудников местных бюджетных организаций системы образования и здравоохранения во время приезда в их город профильного федерального министра указывать гораздо более высокую зарплату, нежели на самом деле. Например, от воспитательницы детского сада требовали утверждать, что она получает 12 тысяч рублей в месяц вместо реальных 10 тысяч, а от уборщицы — что вместо 7 тысяч рублей ей платят «приличные» (!) 10 тысяч. И можно только догадываться, как реальную статистику доходов населения меняют на уровне официальных отчетов регионального начальства …

Подобные приписки, без всякого сомнения, «улучшают» официальную статистику, однако, судя по последним данным Росстата, о которых было сказано выше, общие тенденции развития российской экономики и уровня жизни населения таковы, что их уже никакими приписками не улучшишь.

Александр Желенин