Сислиб протесту не товарищ

Часть либеральных экспертов откровенно огорчена тем, что народ не воспринял «рациональные» аргументы насчет необходимости непопулярных реформ.


Уже звучит тезис, что «противники государственной власти» руководствуются лишь голым популизмом. © Фото Анны Семенец, ИА «Росбалт»

Исследования Михаила Дмитриева и Сергея Белановского изменений в настроениях российского обществе всегда привлекают внимание экспертов и журналистов, что не случайно. Начиная с 2010—2011 годов в своих докладах им не раз удавалось предугадать повышение градуса общественного недовольства, которое до этого не замечали даже ведущие центры изучения общественного мнения и дать точные прогнозы на будущее.

Новый доклад Михаила Дмитриева, Сергея Белановского и Анастасии Никольской «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия» тоже фиксирует новую волну усиления недовольства общества внутренней политикой и, несомненно, вновь станет предметом пристального изучения социологов, политологов и журналистов.

Изданный на этот раз под эгидой Комитета гражданских инициатив, доклад содержит не только данные качественных социологических исследований (его основой стали фокус-группы, проведенные социологами в трех городах — столичной Москве, областном Владимире и депрессивном Гусь-Хрустальном), но и рекомендации властям предержащим. Впрочем, рекомендации насчет того, что делать с усиливающимися протестными настроениями, содержались и в их прошлых докладах. А вот отличительной особенностью нынешнего стала явно усилившаяся ангажированность при оценках непопулярных реформ и тех протестов, которые они вызывают. Об этом ниже, а пока рассмотрим основные тезисы доклада.

Главный из них состоит в том, что социологи зафиксировали «признаки глубоких изменений в настроениях российского общества». По мнению экспертов, «признаки структурных изменений в массовом сознании, которые обозначились в наших фокус-группах, указывают на растущую вероятность перелома устойчивых трендов, установившихся в общественных настроениях в период после 2014 г.». С определенными оговорками, считают они, «эти изменения можно рассматривать как отложенное продолжение предыдущей волны негативных настроений, которая внезапно прервалась в начале 2014 г. в результате переключения внимания на Крым и острые международные проблемы».

Тут необходимо отметить, что это исследование проводилось за месяц до начала пенсионной реформы, которая, как известно, сильно обвалила рейтинги всех ветвей власти, включая и президентской.

В чем же состоят признаки «глубоких изменений в настроениях российского общества»? Главные из них — «высокая готовность к переменам», а также «признаки вытеснения надежды на сильную власть запросом на справедливость».

При этом подобные перемены в массовом сознании россиян происходят на фоне того, что с внешней политикой руководства страны они пока еще в целом согласны. Характерный ответ респондента на соответствующий вопрос — «полностью согласен с внешней политикой Путина, не согласен с Путиным во внутренней политике».

Однако и здесь намечаются перемены. «Согласие с внешней политикой убывает по мере снижения уровня жизни. Наибольшее согласие в Москве, меньшее во Владимире, наименьшее в Гусь-Хрустальном», — отмечается в докладе.

«Раньше кормили Кубу, теперь будем кормить Сирию?», — задает риторический вопрос респондент из Гусь-Хрустального.

Еще одно важное изменение, произошедшее в сознании россиян, относится к явному снижению уровня патерналистских настроений. Социологи зафиксировали «ослабление надежды на помощь государства», а также «стремление рассчитывать прежде всего на собственные силы». «94% наших респондентов заявили, что не полагаются больше на государство, а полагаются только на себя», — говорится в докладе.

Еще один существенный момент. Среди респондентов сегодня «доминирует запрос на масштабные, рискованные и непроверенные изменения. 70% участников тестов согласны на такие изменения», — констатируют авторы исследования.

При этом требование «сильной власти» выдвигает лишь 5% респондентов, в то время как действенной социальной политики хотят 12,5%, а 67,5% опрошенных говорят о необходимости справедливости. Таким образом, сложение двух последних результатов, как близких в смысловом плане, дает в сумме 80%. То есть, лишь 5% требуют «сильной руки», в то время как 80% хотят справедливости.

Важно еще и то, что в нынешних запросах российского населения преобладает требование, так называемой «дистрибутивной справедливости» (то есть, равного и справедливого распределения материальных благ), а не «процессульной справедливости» (равенство всех перед законом).

«Эта символическая основа — ценность справедливости — находит отклик не только у противников государственной политики, но и у гораздо более широких слоев населения. На этой платформе общество может начать спонтанный поиск новых форм своего единства, не опосредованного государственной властью. Запрос на это возрастает», — пишут авторы доклада.

Еще одно важно изменение, которое фиксируются в исследовании — это «ослабление влияния центральных СМИ». «Сложившаяся модель коммуникаций с населением через центральные СМИ начинает давать сбои. Население не воспринимает аргументы центральных СМИ в пользу повышения пенсионного возраста», — констатируют эксперты.

Частью работы стало исследование пользователей социальных сетей, как провластных, так и протестных.

Для противников государственной политики, по данным экспертов характерно то, что они «не имеют структурированных идей и сложившейся идеологии; не склонны придерживаться навязываемых норм и идеологии, стремятся привлечь внимание, готовы принимать новые идеи, не делят мир на „своих“ и „чужих“; как правило, не являются сторонниками либеральных идей».

В то же время, говорится в докладе, «несмотря на то, что противники государственной власти не являются приверженцами каких-либо концепций (и) идей, им не чужда тема абстрактной, плохо вербализуемой справедливости. Повышение налогов и пенсионная реформа, с их точки зрения, являются несправедливыми».

При этом авторы доклада не скрывают, на какой стороне они находятся в вопросе о пенсионной реформе. Их откровенно огорчает, что народ в массе своей не воспринял «рациональные» аргументы руководства страны и части пресловутых сислибов (системных либералов). «Похоже, что после объявления о повышении пенсионного возраста джинн контрэлитного популизма вырвался наружу из кувшина, куда он был запечатан со времен присоединения Крыма (…), и загнать его обратно в кувшин будет очень непросто — особенно с учетом вероятного ослабления восприимчивости к месседжам центральных телеканалов», — говорится в докладе.

Дмитриева и его коллег всерьез волнует «подъем радикального популизма», поскольку он, по их мнению, «может привести к утрате недавних завоеваний экономической политики», и особенно священной коровы либеральных монетаристов — «макроэкономической и бюджетной устойчивости».

Дальше следует самое интересное. Тога объективных исследователей отбрасывается в сторону, и авторы доклада откровенно провозглашают необходимость цементирования нынешней политической системы: «Повестка необходимых реформ (повышение пенсионного возраста и увеличение НДС) в целом сформулирована, и есть основания рассчитывать на ее достаточно успешную реализацию в случае сохранения политического статус-кво».

При этом противники этого «статус-кво» мажутся темными красками. До обвинений в предательстве национальных интересов дело не доходит, но тезис, что «противники государственной власти» руководствуются лишь стремлением «привлечь к себе внимание» уже звучит.

«Сложные, но важные для развития страны институциональные реформы таких политиков мало интересуют», — провозглашают авторы работы. При этом в чем суть «важных для развития страны институциональных реформ» они не уточняют.

Выскажем на этот счет предположение: может быть в том, чтобы наемные работники умирали, не дожив до пенсии? Или в том, чтобы увеличивалось количество безработных среди молодежи? Так или иначе, но это наиболее очевидные и достаточно близкие последствия этих «важных для развития страны институциональных реформ», о проведении которых, как мы видим, заботится не только высшее руководство страны в лице президента и правительства, но и его стойкие сторонники из числа пресловутых сислибов.

Александр Желенин