Украина проиграла России конкурс стереотипов

Россияне уверенно обгоняют украинцев и в похвалах самим себе, и в выявлении недостатков друг друга.


У двух «братских народов» все меньше шансов на примирение. © Иллюстрация ИА «Росбалт»

Не советую слишком уж буквально воспринимать результаты параллельного исследования мнений, проведенного в двух странах «Левада-центром» и Киевским международным институтом социологии (КМИС). Российская опросная служба попросила сограждан взвесить достоинства и недостатки — как свои, так и жителей Украины, а украинская организовала такое же анкетирование в собственной державе.

Сравнение итогов кого-то удивит, а кого-нибудь, допускаю, и удручит. Однако, думаю, контрасты полученных ответов отображают не только и даже не столько глубинные чувства к себе и соседям, сколько силу воздействия пропаганды, которая в нашей стране многословнее и настойчивее.

И еще одно уточнение. Слова «русский» и «украинец» будут здесь ставиться в кавычки, потому что жители России и Украины опрашивались без разбивки по этническому признаку, и отделить племенные стереотипы от государственных невозможно. Давайте считать, что в данном конкретном случае они слились.

Опрашиваемым предъявлялась анкета с длинным перечнем качеств, и каждый мог в неограниченном числе указать те, которые, по его мнению, присущи «украинцам» (жителям Украины) и «русским» (жителям России).

Оказалось, что «русские» гораздо чаще находят в себе различные достоинства, чем «украинцы». Вот пять главных качеств, которые, по оценке наших сограждан, присущи «русским»: гостеприимные (65%), открытые и простые (58%), миролюбивые (54%), терпеливые (50%), готовые прийти на помощь (43%).

А вот параллельный список пяти самых популярных «украинских» самооценок: гостеприимные (48%), трудолюбивые (37%), открытые и простые (36%), терпеливые (36%), миролюбивые (33%).

На первых местах, как видим, сплошь достоинства. С той разницей, во-первых, что «украинцы» по всем пунктам менее уверены в наличии у себя этих качеств, чем «русские». И во-вторых, присутствующая в «русском» топ-перечне «готовность прийти на помощь» оттеснена у «украинцев» другой добродетелью — «трудолюбием». Может быть, причина в том, что «помощь», помимо индивидуально-человеческого, имеет на наших пространствах еще и державный смысл («братская помощь»).

Из недостатков сколько-нибудь заметная доля «русских» признает за собой только один — лень (14%), а «украинцы» — и вовсе ни одного (в том смысле, что различные осуждаемые качества набрали у них лишь по нескольку процентов каждое). И с обеих сторон внушительное число «голосов» получили: надежность, культурность, свободолюбие, чувство собственного достоинства, энергичность и религиозность.

Интересно заметить, что все эти добродетели (за исключением религиозности) «украинцы» находят в себе в среднем раза в полтора реже, чем «русские». А ведь именно Украина официально преподносится у нас как страна, охваченная маниакальным национализмом.

Но в целом самооценки двух народов довольно схожи, хотя и различаются градусом интенсивности.

Настоящие контрасты начинаются тогда, когда жители России и Украины принимаются рассуждать друг о друге.

Начнем с «русских». В их глазах «украинцы», во-первых, лицемерны и хитры (30%); во-вторых, гостеприимны (26%); в-третьих, скрытны (23%); в-четвертых, завистливы (22%) и в-пятых, открыты и просты (19%). Кое-какие достоинства есть, но недостатки явно преобладают.

И среди качеств, так сказать, второго ранга (набравших по 10-15%) опрошенные «русские» тоже обнаруживают у «украинцев» больше минусов, чем плюсов. Это, с одной стороны, якобы присущие им жестокость, лень, непрактичность, склонность навязывать свои обычаи другим, безответственность, скупость и эгоизм. А с другой — энергичность, трудолюбие, свободолюбие, терпеливость и рациональность.

Остатки прежней благожелательности видны, но бал явно правят неприязненные стереотипы — отчасти извлеченные из каких-то душевных запасников, но в большей мере сфабрикованные пропагандой. Стоит добавить, что европейский путь, выбранный «украинцами» и предполагающий культивирование предприимчивости, независимости, цивилизованности и т. п., не то чтобы совсем уж не замечен «русскими», но оценен ими невысоко — все качества из условно европейского списка (кроме «рациональности») они находят в самих себе куда чаще, в них.

А теперь смотрим с противоположной стороны. Вот что «украинцы» в первую очередь видят в «русских»: открытость и простоту (22%), гостеприимство (21%), лень (15%), склонность навязывать свои обычаи другим (14%), лицемерие и хитрость (13%). Одобрительные и неприязненные оценки весят примерно одинаково, причем и те, и другие высказываются с меньшим напором, чем по другую сторону границы.

Примерно такие же расклады и среди качеств, набравших меньше «голосов». Плюсы сбалансированы с минусами. И стоит обратить внимание, что «украинцы» в несколько раз реже приписывают «русским» завистливость, скрытность и скупость, чем «русские» — «украинцам».

Если смотреть на все это как на соревнование в готовности верить в стереотипы и наклеивать ярлыки, то перевес наших сограждан над жителями соседней страны сегодня совершенно неоспорим. Каких перемен ждать в ближайшем будущем? Ясно каких. К политическому, хозяйственному и военному разводу добавляется церковный. И это — новые краски в картину взаимного неприятия.

Сергей Шелин