Жилищно-коммунальный переворот: стадия первая — разумная

ЦСР предлагает круто обновить систему содержания жилья. Теперь идее предстоит пройти через нашу мясорубку.


Новая реформа может повторить путь пенсионной. © СС0 Public Domain

Доклад близкого к властям Центра стратегических разработок «Огонь, вода и трубы: каким должен быть жилищно-коммунальный комплекс» читается с удовольствием и оставляет после себя хорошее настроение.

От очередных начальственных затей ждешь чего-то унылого, дорогостоящего или пугающего. А тут все наоборот.

ЦСР начинает с заявления, что не требует от народа жертв. Наоборот — признает, что нынешний российский уровень жилищно-коммунальных расходов (11% от потребительских затрат) вполне соответствует европейским стандартам и в ходе предлагаемых грандиозных реформ сохранится таким же, каким был. Это как-то сразу ободряет.

Пересказывать объемистый доклад, конечно, не буду. Скажу только, что главной нашей жилищно-коммунальной проблемой ЦСР считает порочность расклада трат: на содержание недвижимости у нас идет всего 20% общих жилищных расходов, а 80% из них забирает оплата коммунальных услуг (на тепло, электричество, воду, газ). В Европе это соотношение — 50 на 50.

К чему и надо стремиться, поскольку инвестиции в жилье повышают его капитализацию, делают более экономичным в пользовании и в целом поднимают качество жизни. А обратной стороной этого процесса (если, конечно, удастся его запустить) как раз и станет уменьшение потребления энергии и экономия на прочих коммунальных услугах. Жизнь станет веселее, а расходы в сумме останутся прежними.

Что для этого сделать? Перечислю некоторые пункты.

Членство в товариществах собственников жилья должно стать обязательным для всех владельцев квартир, на каковых (владельцев) будет возложена полная материальная ответственность за решения ТСЖ, в том числе и неудачные. Неплательщиков будут карать штрафами и даже изъятием жилья из собственности. Такие упорядоченные и дисциплинированные ТСЖ, освобожденные к тому же от чиновного гнета, станут выглядеть надежными заемщиками, и к ним польются кредиты на обновление домов. Добавочные гранты предоставят и власти — если убедятся, что деньги не пропадут.

Управляющие компании, которые обслуживают дома, должны быть избавлены от принудительного сожительства с бюрократией, от ее перманентных проверок и навязывания расценок. Им будут даны расширенные права и полная свобода конкуренции друг с другом на рынке услуг.

Коммунальные монополисты, поставляющие тепло и прочее по фиксированным тарифам, должны быть превращены из унитарных в акционерные предприятия, находящиеся в полной или частичной муниципальной собственности, пользующиеся некоторой свободой в установлении расценок, вызывающие доверие у кредиторов и поэтому способные (с помощью также и государственных грантов) обновить свои структуры и сети, пришедшие сейчас в глубокий упадок.

Если остаться в теоретической плоскости, то против каждого из этих пунктов нечего возразить. Тем более что в Европе, включая и бывшие соцстраны, все это работает.

Но ведь первоначальные наброски пенсионной реформы тоже выглядели разумно. В стране низкие в среднем пенсии, много получателей и несуразно велико число обладателей всевозможных привилегий. Почему бы не обменять повышение возраста выхода и сокращение привилегий до приличного уровня на резкий рост пенсий? Постановка вопроса вполне правомерная, если, конечно, суммарные пенсионные ассигнования удержать на прежнем уровне. Но, пройдя по всем нашим этажам, реформа превратилась в банальную урезку пенсионных расходов (за вычетом защищенных привилегиями), прикрываемую подтасованными цифрами и фальшивыми разглагольствованиями о неподъемных расходах на пенсионеров.

Не хочу предсказывать что-то похожее на жилищно-коммунальном фронте, но ясно же, что за первой, благоразумно-теоретической фазой реформы, последуют другие — сопровождаемые подгонкой всех новшеств под интересы заинтересованных кругов, группировок и ведомств. И какой продукт выйдет из этой мясорубки, можно во многих пунктах угадать.

Местное самоуправление у нас не похоже на европейское. Это чиновно-коммерческие клики, слабо зависящие от жителей и сильно — от доходов, приносимых жилищно-коммунальным сектором. Подчинение себе управляющих компаний для них — совершенно органичный процесс. Кто заставит их уйти с этого рынка? И почему они станут управлять коммунальными монополиями в общественных интересах, а не в своих?

Внутренняя централизация, принудительно внедренная в товарищества собственников жилья, вполне способна стать инструментом расправы с неугодными жильцами и легким способом изъятия и передела квартир. Чтобы такие вещи стали затруднительными, нужно располагать правосудием. Вот вам и еще одна лакуна в реформе.

И простейшая ситуация, от которой уж точно не получится отвертеться. Поставщики тепла и прочего, ссылаясь на необходимость стать рентабельными, вызывающими доверие кредиторов и способными привлечь средства на собственное обновление, поднимут тарифы. Не до бесконечности, конечно, а в заранее прописанных рамках, но вполне существенно. Причем сделают это одномоментно, лишь только стартует реформа. А в опекаемых ими домах прогрессивные мероприятия, нацеленные на энергосбережение, теплоизоляцию и прочие удобства, в лучшем случае займут годы. И сами по себе потребуют добавочных денег.

В исторической перспективе экономия на потреблении электричества, тепла, газа и воды, возможно, и скомпенсирует рост тарифов на все эти блага. Но в перспективе практической суммарные жилищные и коммунальные расходы вырастут. Притом существенно и, видимо, надолго.

Разумеется, госказна сказочно богата. Ради хорошего дела она вполне могла бы подбросить денег и смягчить трудности перехода. Или просто поделиться доходными источниками с местными самоуправлениями, дав им одновременно возможность стать выборными структурами, пекущимися об интересах избирателей.

Однако эта картина по состоянию на сегодня гораздо утопичнее плана ЦСР. Который только кажется фантазией, а на самом деле вполне пригоден как исходный материал для движения по инстанциям. Встретившись с ним на финише, авторы, возможно, его и не узнают. Но это будет уже другая история.

Сергей Шелин