Google, секс и «Домострой»

Трудно припомнить случай, чтобы хозяева российской компании поддержали рядовых сотрудников в споре с начальством.


Работники международного IT-гиганта показали немыслимый для нашей страны уровень солидарности. © Фото ИА «Росбалт»

Не так давно СМИ сообщили о поразительном событии — сотрудники глобальной корпорации Google во всем мире вышли на акцию протеста из-за сексуальных домогательств некоторых ее топ-менеджеров к женщинам-сотрудницам. BBC рассказала, что участники акции оставили на рабочих местах символические записки следующего содержания: «Меня нет на рабочем месте, потому что я участвую в акции с другими коллегами по Google, чтобы выразить свой протест против сексуальных домогательств, непристойного поведения, непрозрачной политики и против того, что не все считают обязательным соблюдать культуру поведения на рабочем месте».

Дело приняло столь серьезный оборот, что генеральный директор Google Inc. Сундар Пичаи выразил поддержку участникам этой акции. В электронном письме, адресованном своим сотрудникам, он написал: «Я понимаю злость и разочарование, которые многие из вас чувствуют».

Факты сексуальных домогательств менеджеров к сотрудницам корпорации в Google всплывали и раньше. В частности, сообщается, что за два последних года за это было уволено 48 человек. Однако чаша терпения работников гиганта IT-индустрии лопнула, и они решились на публичную акцию в отношении части собственного менеджмента из-за последнего случая. По данным BBC, речь идет о руководителе исследовательской «Лаборатории Х» Google Ричарде Деволте, которого обвинили в домогательствах к женщине, которая пришла на собеседование по поводу вакансии инженера. Менеджер пригласил ее на фестиваль Burning Man, где начал вести себя непристойно, то есть, она даже не была сотрудницей, а лишь соискательницей.

Сундар Пичаи пообещал и впредь предпринимать жесткие меры в подобных случаях, однако список претензий сотрудников к своему руководству оказался шире. В частности, они потребовали прекратить практику принудительной процедуры урегулирования подобных конфликтных ситуаций, когда речь идет об обвинениях в домогательствах или дискриминации. Обычно в таких случаях сор из корпоративной «избы» не выносят. То есть, согласно внутренним документам, расследование должно проводиться исключительно внутри компании. Работники с этим не согласны и считают, что у них есть право на публичное разбирательство подобных дел в суде. Кроме того, они требуют устранить разницу в оплате труда мужчин и женщин, и получить возможность анонимно сообщать начальству о случаях домогательств.

Помимо этого, участники акции протеста считают, что должен быть назначен представитель работников, который, представляя интересы сотрудников, будет напрямую контактировать с советом директоров и генеральным директором.

Вот тут, пожалуй, стоит остановиться и сравнить все это со случаями харассмента в России.

Во-первых, не могу припомнить, чтобы собственное руководство той или иной российской компании публично поддержало бы своих сотрудников против своих же менеджеров, как это сделал тот же Сундар Пичаи. Есть, правда, одно исключение, напоминающее что-то подобное. Недавно главред издания «Медуза» Иван Колпаков, обвиненный в «неподобающем поведении», сложил с себя полномочия до заседания совета директоров, который должен разобраться в этой ситуации. Но это, с одной стороны, исключение из правил, а с другой, как известно, редакция «Медузы» находится в Риге. То есть на территории Евросоюза. И, соответственно, находится под влиянием европейских, а не российских законов, правил и традиций.

Если говорить о российской практике в этой области, то типичным примером здесь приходится признать скандал, связанный с главой комитета Госдумы по международным делам Леонидом Слуцким. А точнее, с обвинениями его в сексуальных домогательствах, выдвинутыми со стороны ряда журналисток. Разница с аналогичной историей в Google просто огромная.

Если руководство Google решительно осуждает и увольняет своих менеджеров за подобные вещи (хотя иногда и с весьма неслабой материальной компенсацией, как это произошло с разработчиком операционной системы Android Энди Рубином, который в аналогичной ситуации получил 90 млн долларов отступных, что, кстати, также возмутило рядовых сотрудников компании), то руководство Думы, как мы помним, напротив, горой встало на защиту Слуцкого. Даже несмотря на то, что он, фактически признал факты домогательств.

Напомним, что накануне 8 марта 2018 года на своей странице в Facebook он попросил прощения у всех женщин «кому когда-либо вольно или невольно причинил любые переживания». Однако, даже несмотря на это, думская комиссия по этике не нашла ничего предосудительного в поведении председателя комитета по международным делам.

Тут можно сделать вывод, что сексуальные домогательства к женщинам с использованием своего служебного положения не считаются в современной России ни аморальным действом, ни вообще чем-то таким, что должно помешать человеку представлять свою страну на высоком официальном уровне.

Возвращаясь к секс-скандалу в Google нужно отметить еще одно важное отличие этого дела от того, что происходит в этой сфере в России — немыслимый на сегодняшний день для нашей страны уровень солидарности работников. В поддержку женщин выступило множество мужчин — сотрудников Google. Больше того. Как было отмечено, последней каплей для работников корпорации, решившихся на публичную акцию протеста, стал случай сексуальных домогательств даже не в отношении штатной сотрудницы, а лишь в отношении соискательницы должности в компании, то есть, почти постороннего для сотрудников человека…

Все это пока очень плохо укладывается в голове многих российских граждан. Причем не только поклонников «Домостроя», выросших в семье с патриархальными устоями. Даже либерально мыслящий писатель (не будем указывать пальцем, кто) говорит о подобных случаях в духе: «да, я понимаю, что это (харассмент) вроде как нехорошо, но что же нам, мужикам, делать?». Какие уж тут претензии к депутатам Госдумы…

Не хочется заниматься морализаторством, но если в нашей ментальности обычные (в смысле, тактичные, приличные) ухаживания мужчины за женщиной с одной стороны и использование своего служебного положения как инструмента давления для удовлетворения своих сексуальных желаний — с другой воспринимаются как одно и то же, то это говорит только о том, что нам многое нужно изменить в самих себе.

Александр Желенин


Ранее на тему Низкий спрос на любовь и секс