Весомые договоренности о Южных Курилах

Публику предельно заинтриговали высказывания российской и японской стороны после встречи Путина и Абэ.


Руководители всех шести оппозиционных партий Японии (да, их такая чертова куча в парламенте) провели экстренное совещание и постановили как можно скорее вызвать на слушания премьер-министра Синдзо Абэ — чтобы он в деталях рассказал о своих загадочных переговорах в Сингапуре с президентом РФ. У политиков и журналистов в Токио сложилось очень сильное впечатление, что там были достигнуты какие-то весомые договоренности о Южных Курилах. Что вызывает ажиотажный, но, боюсь, напрасный интерес у публики.

«У нас очень мало информации, — в сердцах сказала сегодня журналистам мадам Цудзимото, глава парламентской фракции ведущей оппозиционной Конституционно-демократической партии Японии. — Хочется понять, идет ли дело к возвращению четырех северных островов или будет смена курса на переговорах с Россией?»

Такими же гаданиями под завязку заполнены сегодня все центральные газеты Японии, отводящие теме переговоров в Сингапуре кучу материалов на первых и внутренних полосах. Более-менее убедительных сливов никто пока не имеет, но заинтересованную публику предельно заинтриговали высказывания российской и японской стороны после встречи Путина и Абэ.

Песков первым сообщил, что была достигнута договоренность об активизации переговоров о мирном договоре на основе Совместной декларации 1956 года. Японский премьер после растянувшейся на полтора часа беседы с президентом РФ (при этом сорок минут говорили один на один, только с переводчиками) тоже заявил, что диалог будет ускорен на базе договоренностей 1956 года. Абэ-сан при этом многозначительно выразил уверенность в том, что лидеры двух государств сумеют в кратчайшие сроки решить территориальный спор и заключить мирный договор по итогам завершившейся 73 года назад Второй мировой войны.

Итак, ключевой момент заявлений обеих сторон — признание первоочередной важности договоренностей 1956 года, которые на встрече в Сингапуре вроде бы решили взять за основу для выработки договоренности по Курилам.

Советско-японская Совместная декларация 1956 года, в сущности, во многом уже сыграла роль мирного договора — она прекратила состояние войны между двумя странами, восстановила между ними дипломатические, торговые и прочие отношения. Авторы документа не смогли решить только один вопрос — о границе в районе юга Курил.

В те годы советское руководство во главе с Никитой Хрущевым стремилось к скорейшей договоренности с Японией, надеясь, что она, как Финляндия и Австрия на другом конце Евразии, выберет путь нейтралитета. Поэтому Москва в порядке компромисса предложила Токио кое-какие территории — сильно меньшую часть Южных Курил, которые тот хотел получить назад. В 9-й статье Совместной декларации говорится, что СССР, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства», готов передать соседу острова Шикотан и Хабомаи — но только после подписания мирного договора.

Токио тогда от подарка отказался: на него надавили США, которые в условиях разгоравшейся «холодной войны» заблокировали советский сценарий. Вашингтон пригрозил, что в случае компромисса по схеме Шикотан-Хабомаи не вернет Японии южную Окинаву с прилегающими островами, которые тогда все еще находились под американской оккупацией. Эти территории были куда важнее для Японии, чем обещанный ей крохотный кусок южной части Курил, и она продолжила требовать все острова этой зоны, включая самые крупные Кунашир и Итуруп. Ну, а вспыльчивый Хрущев в 1960 году отозвал свой подарок назад, рассердившись на подписание договора безопасности между Токио и Вашингтоном, который похоронил надежды на нейтралитет и оставил в Японии военные базы США. Тем не менее, 9-я статья остается неотъемлемой частью Совместной декларации, которая ратифицирована парламентами двух стран. И это, товарищи, самый весомый дипломатический документ в послевоенных отношениях Москвы и Токио.

Президент Путин, кстати, не раз заявлял, что признает этот документ в полном объеме. Однако он говорил и о том, что 9-я статья — полна тумана. По его словам, там совершенно не оговариваются условия передачи Японии Шикотана и Хабомаи, не указывается, под чьим суверенитетом они окажутся после этого. В последнее время появился и новый аргумент — гипотетическая перспектива появления на островах американских военных объектов.

Короче, вопросов немало, хотя официальная позиция Токио по-прежнему заключается в том, что мирный договор подписываем после решения судьбы всех Южных Курил. Впрочем сегодняшние газеты в Токио уже подозревают, что премьер Абэ может склоняться к варианту с двумя островами — лучше, мол, получить что-то, чем ничего. Однако с учетом общественного мнения ему необходимо как-то обозначить в окончательном решении и будущее самых крупных и населенных Итурупа и Кунашира.   Например, в виде договоренности продолжить переговоры об их судьбе и после подписания мирного договора на условиях 1956 года.

Все это, конечно, пока остается на уровне предположений — тем более, что Москва пока не сделала более развернутых заявлений по теме переговоров с Японией.

Однако ясно, что премьер Абэ воодушевлен и форсирует процесс. С президентом Путиным он вновь проведет двустороннюю встречу на саммите «двадцатки» в Аргентине, который состоится 30 ноября — 1 декабря. И сразу после беседы в Сингапуре Синдзо Абэ неожиданно сообщил, что уже в начале будущего года поедет в Россию на новые переговоры о мирном договоре.

Но есть ощущение, что из этой истории ничего не выйдет. Москва в условиях сложных отношений с Западом не хочет разрывать переговоры с важным членом «семерки». А Абэ должен выполнять свою миссию до конца — ведь он пообещал избирателям решить вопрос о северных территориях и будет стараться. Во что бы то ни стало.

Василий Головнин

Прочитать оригинал поста можно здесь


Ранее на тему Большинство жителей Японии приветствовали переговоры с Россией по декларации 1956 года

В Кремле исключили «сепаратную сделку» по передаче Курил Японии