Миф о «вероломности»

Чего в 1941 году больше всего боялись в Кремле? Естественно, удара в спину. И японцы повели себя молодцом: они не стали ни разрывать договор, ни действовать вопреки договору.


© СС0 Public Domain

Одна из важных составляющих советско-российского мифа о Великой Отечественной войне — миф о «вероломности». Сами эти словечки — «вероломность», «вероломное нападение» были запущены в широкий народный обиход именно в связи с ВОВ. Казалось бы, куда уж больше расчеловечивать фашистскую Германию — но все-таки «вероломство» всегда им записывалось в число самых тяжких прегрешений. Да и как иначе? Это ведь еще Данте, помнится, помещал тех, кто «обманул доверившихся», в самые ужасные круги Ада.

Так и у нас каждый год миллионы учителей рассказывают, как наивный и чистый, ничего не подозревающий Советский Союз вплоть до 22 июня 1941 года мирно спал себе под кепкой, успокоенный подписанием советско-германского «Пакта о ненападении» — как вдруг «22 июня, ровно в 4 часа…» «Вероломный и подлый враг» — никак иначе с тех пор мы гитлеровскую Германию и не называем. Поделом, конечно.

А после 22 июня того года дела, как мы знаем, пошли хуже некуда. За считанные месяцы были потеряны огромные территории, разгромлены, рассеяны и пленены миллионы бойцов и командиров Красной Армии — фактически, через 5 месяцев ее всю надо было мобилизовать заново: предыдущая была растрачена, по большей части попала в плен. Осенью немцы уже стояли под Москвой.

Чего в тот момент больше всего боялись в Кремле? Естественно, удара в спину. Были очень большие сомнения в том, что Советский Союз выдержит войну на 2 фронта. А ведь с Востока был крайне опасный и мощный неприятель — императорская Япония. С которой уже случались довольно масштабные стычки (Хасан, Халхин-Гол).

И вот — враг у ворот, немецкие офицеры разглядывают Москву в бинокли. Самое бы время Японии напасть. Была тогда у советских единственная надежда… как ни странно, на честность японцев. На честность и готовность соблюдать договоры. Дело в том, что в апреле 1941 года СССР и Япония тоже заключили «Пакт», только он назывался «Пакт о нейтралитете». Пакт был заключен на 5 лет, с важной оговоркой: если любая из сторон хотела выйти из договора раньше, она должна была оповестить другую об этом, и договор считался прекратившим действие через год после такого оповещения.

Крайне важный пункт, и очень выгодный Советскому Союзу. Сталин же понимал, что иначе договор Японию вообще бы ничем не связывал. Микадо мог бы тогда, скажем, 7 ноября 1941 года объявить о разрыве договора, а уже 8-го отдать приказ об атаке Владивостока и Хабаровска — и был юридически вправе! Нафиг нужен такой «нейтралитет»? А так — нет, шалишь: в ноябре разрываете, а напасть можете только в ноябре следующего, 1942 года!

Японцы повели себя молодцом: они не стали ни разрывать договор, ни действовать вопреки договору. Другими словами, в чем-в чем, но в вероломстве их не обвинишь. Они не ударили СССР в спину — и Сталин спокойно снял дальневосточные дивизии, которые прибыли на западный фронт под видом «сибирских», да и внесли перелом в битву за Москву.

Все это мы, кто учился, а не валял дурака, знаем еще по школе. А вот про дальнейшее учителя у нас или вообще не говорят, или проговаривают максимально быстрой скороговоркой.

Дело в том, что в 1945 году ситуация повторилась с точностью до наоборот: уже Япония оказалась в отчаянном положении, ее теснили «снизу», с Юга, рассвирепевшие Соединенные Штаты; последнее, что было нужно Японии в ее положении — «удар в спину» теперь уже от Советского Союза (от НАС — мы же считаем именно СЕБЯ стороной в ВОВ, не так ли?) Заметим, что тот самый «Пакт о нейтралитете» в августе 1945 года вполне себе продолжал действовать. Правда, опять же в апреле, но 1945 года, Молотов вызвал японского представителя в Москву и объявил ему, что Пакт расторгнут. Далее процитируем «Вики»:

«Н. Сато напомнил, что пакт действует до 13 апреля 1946 года и выразил надежду, что это условие будет выполнено советской стороной. Молотов ответил, что „фактически советско-японские отношения вернутся к тому положению, в котором они находились до заключения пакта“. Сато заметил, что юридически это означает аннулирование, а не денонсацию договора. Молотов согласился с Н. Сато, что с точки зрения самого пакта о нейтралитете, будучи лишь денонсированным (а не аннулированным), он может юридически сохранить свою силу до 25 апреля 1946 г.»

И, как мы знаем, никакого апреля 1946 года Союз (то есть опять же «мы») ждать не стал. В августе СССР наносит удар по Квантунской армии, захватывает тучи пленных — солдат японской армии, которых потом всячески использует «на стройках народного хозяйства», а проще говоря, в ГУЛАГе, и последних отпускает домой в Японию только через 10 лет. Отпускает далеко не всех — смертность среди пленных была ужасающая.

Пора бы — хотя бы сейчас, через 70 с лишним лет, признать всем очевидное: нападение СССР на Японию в 1945 году было классическим ВЕРОЛОМНЫМ нападением. Оно было особенно позорным, поскольку сами-то самураи в аналогичной ситуации от нападения воздержались, соблюли дух и букву подписанного ими договора.

И также стоит заметить, что удар СССР по Японии был в 1945 году актом чистой агрессии. СССР перешел собственные границы и «бил врага на его территории» — при том, что формально японские ВС на Советы (на «нас») вообще не нападали! В этой связи мне сама идея «японских пленных» всегда казалась каким-то верхом цинизма: просто захватили японцев, КОТОРЫЕ НАМ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛИ — да и погнали их в нечеловеческих условиях строить тот же Магадан. За что? Про немецких пленных было хотя бы четкое моральное обоснование: вы нам, мол, всю страну разрушили — теперь давайте восстанавливайте, нехрен. Но «припахивать» японцев, на которых мы и так вероломно напали?!

У СССР (у «нас») было, если угодно, одно оправдание — что он «выполнял союзнический долг» перед США, помогая американцам добивать их врага, как сами американцы помогали СССР добивать его врага, Германию. Это понятно. Но, блин, пленных-то за что мурыжили?

Короче, «нам» строить из себя целок по поводу «вероломства» откровенно не к лицу — это раз; ну и второе — перед японцами мы по итогам Второй Мировой виноваты. Недостойно себя повели. Я бы им острова вернул все. И без условий.

Алексей Рощин

Прочитать оригинал поста можно здесь.