1983-й: на грани ядерного Армагеддона

Взаимное провоцирование масштабными учениями стран НАТО и Варшавского договора могло закончиться атомной войной, но это держалось в секрете.


В начале 1980-х атомное столкновение двух сверхдержав было как никогда близко. © СС0 Public Domain

В ноябре этого года исполнилось 35 лет учениям блока НАТО под названием Able Archer 83 («Опытный лучник 83»), которые едва не закончились ядерной войной между блоком Варшавского договора и Северо-Атлантическим альянсом. Сегодня, когда на Западе рассекречены документы, касающиеся тех событий, американские эксперты оценивают их как реальную в то время угрозу ядерной войны, которая была даже выше, чем при кубинском ракетном противостоянии в 1962-м. Те события ноябрьских дней можно назвать второй попыткой ядерной войны. Или мастерски организованной провокацией ради мирового ядерного столкновения. Примечательно, что за исключением десятка-двух посвященных о том, что происходило в то время в «мировой закулисе», никто не знал.

Эта тайная история, ставшая явью спустя десятилетия, важна сейчас как урок для нынешних «властелинов мира» еще и потому, что, судя по накалу международных страстей и ядерной риторике по обе стороны океана, ситуация вполне может повториться. А может, уже и повторяется, и мы точно так же ничего не знаем. Очевидно, что «перезагрузка» между США и Россией (пророчески ставшая «перегрузкой») превзошла пик «холодной войны» при Рейгане, грозившей тогда перерасти в ядерный Армагеддон.

Итак, всеобъемлющие командные десятидневные учения НАТО, едва не стоившие миру ядерной войны, начались 2 ноября 1983 г., распространившись на всю территорию Западной Европы — от Норвегии до Турции. В них участвовало около 100000 военнослужащих Альянса, в том числе 19000 американцев, перемещенных через Атлантику при полной радиотишине. Изюминкой этой грандиозной «игры» стала военная имитация НАТО ядерного удара по целям в СССР и странах Варшавского договора. В ходе учений отрабатывались действия Альянса по руководству, управлению и связи с войсками в ходе ядерной войны. И хотя все это проходило на командном уровне, в котором реально не были задействованы войска, все же на земле их было достаточно, чтобы у агентов КГБ и специалистов из Варшавского договора возникла стойкая уверенность в реальной возможности ракетно-ядерной атаки.

Картина превентивного атомного удара по СССР и его союзникам в ноябре 1983 г. выглядела чересчур реалистичной, чтобы в нее не поверить, по многим причинам. В пользу такого «диагноза», который поставили НАТО и США тогдашние советские лидеры, сыграла цепь событий, случившихся в течение короткого времени перед «ядерными играми» Альянса. В частности, с приходом на пост в 1981 г. президента Рейгана ЦРУ под руководством Уильяма Кейси разработало против СССР секретные Psychological Operations (PSYOP), то есть операции по психологическому давлению. (Как пример американские историки приводят эксцесс с президентом, когда он мило пошутил в прямом эфире телевидения: «Господа, я решил объявить Советам войну. Ядерная атака начнется через три минуты». Нетрудно представить, какая паника возникла тогда в правящих рядах не только политбюро ЦК КПСС — канал потом извинялся за «случайно» включенную камеру.)

Однако решающим аргументом для СССР стало демонстративное наращивание ядерной мощи США. В марте 1983 г. Рейган назвал Советский Союз «империей зла» и объявил о Стратегической оборонной инициативе (СОИ), которую в мире окрестили «звездными войнами», а в Москве еще и планом ядерного столкновения. Параллельно Запад «кипел» из-за перспективы развертывания на его землях баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» и крылатых — «Грифон». В то время я работала в областной газете, и хорошо помню сообщения в нашей прессе, что только в Западной Германии с протестами против размещения американских «Першингов» на улицы вышли миллионы. Из ФРГ, например, эти ракеты могли долететь до Москвы всего за шесть минут. Как отмечает британский писатель Тейлор Даунинг в своей книге 1983: The World at the Brink («1983: мир на грани»), позднее Михаил Горбачев назвал это развертывание «пистолетом, приставленным к нашей голове». Важно отметить: американские «Першинги» были ответом на советские ракеты средней дальности SS-20 «Пионер», размещённые на западной границе Союза.

В копилку психологического давления на Москву незадолго до учений Able Archer 83 попал и трагический инцидент с южнокорейским лайнером KAL 007, на протяжении нескольких часов находившимся в советском пространстве вне предоставленного коридора и, в конце концов, сбитый. Все 269 пассажиров и экипаж погибли, в том числе американский конгрессмен. Это еще больше осложнило отношения между Москвой и Западом. Интересно, что, как отмечает Даунинг, «администрация Рейгана обвинила Советы в преднамеренном убийстве, несмотря на предупреждения разведывательного сообщества США, что советские командиры могут ошибочно принять пассажирский самолет за шпионский». То есть в Белом доме запаслись поп-корном и наблюдали за реакцией властей СССР, понимая, что могут погибнуть сотни людей. Как сообщалось позже в The Nation, эксперты «привели мощные аргументы, что министерство обороны (США) через свои системы раннего предупреждения и связи, управления, контроля и разведки должно было хорошо знать траекторию полета KAL 007 и могло бы предупредить его (об опасности) в любое время, но решило не делать этого».

Почти в это же время случилось еще одно чрезвычайное событие: мир оказался на ладони у Бога, когда 26 сентября 1983 г. спутниковый эшелон советской системы предупреждения о ракетном нападении «Око» показал атаку со стороны США. Каким-то непостижимым образом оперативный дежурный подполковник Сергей Петров понял, что тревога была ложной и, по сути, спас мир от случайной ядерной войны. (Но на Западе об этом знают больше, чем у нас.)

Однако Советы тоже отнюдь не были агнцами. И внесли свой весомый вклад во взаимную гонку к ядерной пропасти, в свою очередь провоцируя США. В сентябре 1981 г. СССР провел мощнейшие стратегические учения «Запад 81». Специалисты сравнивают их масштаб с наступательными операциями времен Второй мировой. Менее чем через год, в 1982-м, прошли учения ВМФ СССР и стран Варшавского договора «Щит-82», на которых отрабатывали полномасштабную ядерную войну с НАТО. Учения охватили территорию СССР и всех стран-союзниц, проходили в два этапа: ядерный разоружающий удар и действия ВС после его нанесения по противнику. На западе их окрестили как Seven-hour Nuclear War («Семичасовая ядерная война»). Многие эксперты считают, что именно эти масштабные «ядерные» учения и подвигли Рейгана на заявление о СОИ, а затем на ответные «ядерные» игры Able Archer 83.

Судя по рассекреченным американцами документам, Кремль был сильно напуган новыми подходами НАТО к «ядерным» учениям. После того, как натовские игроки перешли в состояние самого высокого уровня боевой готовности (DefCon1), соответствующего возможности использования ядерного оружия, Альянс сделал то, чего никогда раньше не делал: изменил коды связи и ввел режим полного радиомолчания. Это привело Москву в шок.

Как отмечает Даунинг, советский ответ был беспрецедентным именно потому, что в Кремле приняли учения за маскировку для превентивного ядерного удара. Советы немедленно привели ракетные войска стратегического назначения в готовность номер один. Примерно 50% ракет SS-20 были развернуты на секретных станциях. Ядерные бомбардировщики и истребители — дополнительно переброшены в Восточную Германию и Польшу. МиГ-23 на восточногерманских взлетно-посадочных полосах были поставлены на 30-минутную готовность. Все неразведывательные полеты над территорией стран Варшавского пакта были остановлены. Советские атомные подводные лодки ждали команды под защитным слоем арктических льдов. Все было готово к испепеляющей ответной ядерной атаке.

Документалист приводит беспрецедентные свидетельства советских участников той эпопеи, с кем удалось поговорить. В частности, командир подразделения SS-20 вспоминает, что он оставался в своем командном бункере на постоянной радиосвязи, в наивысшей готовности, ожидая приказа для запуска. Он был в контакте с начальником Генштаба маршалом Николаем Огарковым, спустившемся в бомбоубежище бункера под Москвой, откуда мог дать команду об атаке, если руководство в Кремле будет уничтожено в обезглавливающем первом ударе. А помощник командира на подводной лодке класса «Дельта» описывает, как его субмарина переместилась на свою станцию под арктическим льдом и оставалась в непрерывном боевом состоянии — это было единственным подобным примером в его 18-летней карьере.

Как признал позже в своих мемуарах бывший министр обороны США Роберт Гейтс, мир, возможно, был на грани ядерной войны и даже не знал об этом. В 1990 г. при Буше-старшем после долгих закрытых дебатов был проведен секретный обзор всех материалов разведывательных агентств США, касающихся тех событий. Вывод оказался таким же.

Интересная деталь, которую выделяют многие исследователи тех событий. Если НАТО и США масштабные учения стран Варшавского договора воспринимали не больше, чем учения, то престарелые «отцы» СССР сильно запаниковали задолго до Able Archer 83 с его почти реалистической имитацией ядерного удара по социалистическому блоку. Кажется, первым об этом в своей книге, еще в 1991 г. изданной Стэндфордским университетом, написал и опубликовал некоторые документы КГБ советский перебежчик Олег Гордиевский. Секреты США о тех событиях были раскрыты для публики в 2015 г. и выложены на сайте американского Архива национальной безопасности.

А в эти дни открылся «ларец» с новыми документами еще и от украинского СБУ, а также немецкого «Штази» — министерства государственной безопасности ГДР. (В России почти все документы о тех событиях остаются практически недоступными даже для историков.) Из них, в частности, следует: тогдашний глава КГБ Юрий Андропов был уверен, что США готовят против СССР превентивный ядерный удар. В 1981 г. он инициировал одну из крупнейших операций в истории советской разведки — «Ракетно-Ядерное Нападение» (РЯН). После того, как в ноябре 1982 г. Андропов сменил Брежнева на посту Генсека ЦК КПСС, операция РЯН получила второе дыхание по всему миру. О том, как это было, — в отдельной статье.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Стас Намин приступил к съемкам многосерийного фильма о Горбачеве и Рейгане