Пенсионные новаторы еще не закончили

Почти готов сценарий второго этапа реформы — с отменой обязательной накопиловки и введением нового налога на зарплаты.


Все уже решено — власти просто пока боятся объявить об этом народу. © Фото Анны Семенец, ИА «Росбалт»

Объявлено, что так называемая заморозка обязательных отчислений на накопительные пенсии продлена до 2021 года. Начальство наше славится своим юмором, и в этом его уведомлении содержатся сразу три государственных шутки над гражданами.

Во-первых, направление на текущие пенсионные выплаты той части перечисляемых нанимателями страховых взносов (6% от зарплаты), которая официально предназначена для формирования накопительных пенсий работников 1967-го года рождения и младше, по-прежнему величается «замораживанием». Можно подумать, что эти средства кладут в морозилку, чтобы со временем оттуда вытащить, разморозить и раздать будущим пенсионерам.

В действительности «накопительные» отчисления, начиная с 2014-го, просто сразу же тратят, благодаря чему в нынешнем году на федеральных трансфертах Пенсионному фонду казна сэкономит 500 млрд руб. с лишком, а в 2021-м (по расчетам) — 609 млрд. За пять лет «заморозки» бюджет выиграл больше 2 трлн руб., которые были безвозвратно отобраны у ныне работающих.

Правда, взамен им ежегодно добавляют сколько-то пенсионных баллов. И это вторая государственная шутка. О суммах своих пенсионных накоплений в НПФ или на счетах в ВЭБе можно хотя бы знать. А вот угадать, какую цену власти назначат за пенсионный балл в 2025-м или в 2035-м, нельзя в принципе. Им самим это неизвестно.

И, наконец, шутка № 3. Продление «заморозки» аж на начало 20-х годов как бы уведомляет публику, что с ней будут играть в эту игру еще немало лет. Хотя почти наверняка обязательную государственную накопиловку официально отменят уже в 2019-м, обложив работающих добавочным добровольно-принудительным налогом — отчислениями на формирование «индивидуального пенсионного капитала» (ИПК).

Каждый, кто знает некоторые особенности нашего государства, удивится не отмене старой системы, а тому, что оно так долго ее терпело. Шестипроцентные обязательные взносы на накопительные пенсии взимались (и, соответственно, компенсировались бюджетом Пенсионному фонду) целых двенадцать лет, с 2002-го по 2013-й.

Правда, вскоре после старта внезапно решили уменьшить траты, и с 2005-го резко сократили число потенциальных получателей таких пенсий (первоначально в накопительную систему включили родившихся после 1952-го или 1956-го), но подобные шараханья у нас как раз в порядке вещей.

Однако с тем, что за остальных накопительные взносы продолжают взиматься, власти мирились долго и не выдержали только тогда, когда общая их сумма (включая как средства, переведенные в НПФ, так и оставленные «молчунами» в Пенсионном фонде и автоматически оказавшиеся на счетах в ВЭБе) подступила к четырем триллионам рублей. Спокойно смотреть на такие деньжищи, да еще и ежегодно добавлять к ним по полтриллиона, начальство, конечно, не могло.

Длительность эксперимента объяснялась, конечно, и тем, что «накопительные» деньги и так не уходили далеко от наших власть имущих. Российские «негосударственные» пенсионные фонды, вопреки своему названию, состоят в значительной доле из филиалов структур де-факто государственных. К тому же им изначально было запрещено инвестировать за границей, что уменьшает, разумеется, прибытки будущих пенсионеров, но зато накопленные в НПФ деньги остаются в распоряжении наших бизнес-магнатов — для их проектов, рентабельных и не очень.

Но даже и такая двусмысленная схема понемногу выводила из себя высшие наши круги. Тем более, что довольно устойчивый отток средств из открыто государственного ВЭБа в различные НПФ указывал на неверие простых людей в казенную пенсионную систему и их желание, пусть даже и довольно иллюзорное, заменить ее чем-нибудь другим. Давать им на это деньги, которые система считала своими, было в ее понятиях делом не только дорогостоящим, но и унизительным.

Отсюда и конфискация накопительных взносов, реализованная в 2014-м, но предрешенная в 2013-м, когда нефть еще была дорогой, а санкции не предвиделись.

Надо сказать, что финансово грамотная и в какой-то части даже криптолиберальная часть наших управленцев, группирующаяся в основном в Минфине и ЦБ, все же не одобряла «заморозку» и какое-то время выступала за ее отмену. Но потом смирилась и придумала ИПК.

Отвлеченно говоря, идея ИПК не является заведомо плохой. Да, это новый налог на заработки (от 1% до 6%), уплачиваемый самими работающими, а не их нанимателями. Но почему бы и нет, если сделать его сугубо добровольным? Если предложить понятную и нежульническую схему включения в ИПК денег, уже накопленных работниками по старой системе до 2014 года? Если всем, кто не захочет добавочных пенсионных баллов, вернуть и включить в ИПК конфискованные накопительные взносы за последние пять лет? Если заботиться о том, чтобы НПФ работали не на казенных лоббистов, а только на своих вкладчиков?

Загвоздка в том, что по каждому из этих пунктов решения в пользу граждан не очень вероятны или вообще немыслимы. Режим, включая и своих сислибов, будет идти по той колее, которую уже проложил.

Целью подъема возрастной планки было вовсе не увеличение пенсий, а урезка государственных обязательств и затрат. А подлинная цель введения ИПК заключается не в том, чтобы украсить старость предусмотрительной части граждан, а в изъятии у них средств, которые пойдут на новейшие казенные начинания.

Если бы дело обстояло иначе, об ИПК объявили бы уже этим летом, чтобы он сыграл роль пряника, прилагаемого к заведомо непопулярному повышению возраста выхода на пенсию. Об этом, кстати, подумывали. Но, трезво посмотрев на собственный проект, отказались. В нем слишком мало идей, способных вызвать энтузиазм. Ведь первая мысль, которую он вызовет, очевидна: власти опять тянут из граждан деньги, опять обещают золотые горы, а потом под каким-нибудь предлогом или вообще без предлога очередной раз их конфискуют и вознаградят потерпевших какими-нибудь баллами.

Поэтому со вторым этапом пенсионной реформы так и тянут. Сценарий введения ИПК давно продуман в нескольких вариантах. Осталось выбрать какой-то один и выйти с ним к народу. Вот этого момента и опасаются.

Сергей Шелин


Ранее на тему Набиуллина: Система ИПК должна вдохнуть новую жизнь в систему пенсионных накоплений

ЦБ отметил резкое снижение доходности пенсионных накоплений в НПФ

Дефицитный бюджет Пенсионного фонда подписан президентом Путиным