Как КГБ готовился к ядерной войне с НАТО

Архивные документы показывают, как советское руководство ожидало нападения Североатлантического альянса под «камуфляжем» операции Able Archer 83.


Рассекреченные материалы открыли еще одну пугающую страницу советско-западного противостояния. © СС0 Public Domain

Недавно «Росбалт» рассказал о рассекреченных документах, касающихся учений НАТО под названием Able Archer 83 («Опытный лучник 83»), которые едва не закончились ядерной войной между блоком Варшавского договора и Северо-Атлантическим альянсом («1983-й: на грани ядерного Армагеддона»). Сегодня американские эксперты оценивают те события как реальную угрозу ядерной войны, которая была даже выше, чем при кубинском ракетном противостоянии в 1962-м. Пикантность истории заключается в том, что мир тогда ничего не подозревал о нависшей над ним опасности.

Свежие файлы, касающиеся деятельности КГБ СССР в те годы, рассекреченные украинской СБУ, а также восточногерманской «Штази» (министерство государственной безопасности ГДР), и выложенные на сайте американского Архива национальной безопасности, высвечивают те события новой гранью. В их центре — секретная операция советской разведки, которая вошла в историю под названием «Ракетно-ядерное нападение» («РЯН»). О ее начале объявил весной 1981 г. на закрытом заседании политбюро ЦК КПСС тогдашний глава КГБ Юрий Андропов, который был уверен, что США готовят против СССР превентивный ядерный удар. Суть операции заключалась в том, чтобы максимально активировать разведывательные центры и силы Советов на Западе для слежки за людьми, имеющими полномочия отдавать приказы о ядерной атаке, запуске баллистических и крылатых ракет, а также за командными пунктами ВВС США и их базами. То есть разведка должна была выявить как можно раньше и предупредить Москву о подготовке к нанесению ракетно-ядерного удара по СССР и его союзникам. Рассекреченные документы читаются порой как захватывающий политический триллер.

Впервые о необходимости начать масштабную операцию советских спецслужб по выявлению признаков подготовки США к ядерной войне против СССР Андропов заявил на закрытой встрече с руководящим составом органов и войск КГБ СССР 25 марта 1981 г. в докладе «Результаты 26-го съезда КПСС и задачи партийных организаций КГБ». Об этом свидетельствует документ из украинского подразделения спецслужбы под грифом «Совершенно секретно». «…Империалисты ведут беспрецедентную гонку вооружений, — вещал коллегам шеф КГБ, — и ускоряют подготовку к войне. (…) Одним из важнейших элементов ядерной стратегии является нанесение удара таким образом, чтобы одним ударом „отключить“ как можно больше жизненно важных объектов противника. И поэтому тот, кто лучше знает задачи, намерения и весь характер военной и политической подготовки другой стороны, получит преимущество задолго до того, как ракеты достигнут цели. В связи с этим, задолго до того, как начнется военная конфронтация, начинается противостояние разведывательных служб. Наша цель — выиграть его». И самое важное — «не пропустить военные приготовления противника, главного врага, его подготовку к ядерному удару и не упустить реальный риск начала войны».

Идеологическая накачка советских спецслужб (КГБ и ГРУ) страхами первого ядерного удара США интенсивно продолжалась. Спустя всего два месяца, в мае 1981 г., Андропов снова выступил на закрытой консультативной встрече руководителей КГБ СССР: «Главная задача нашей разведывательной службы — не пропустить военные приготовления противника, его подготовку к ядерному удару и не упустить реальную опасность начала войны. Служба разведки не может ограничиться отражением картины военных приготовлений противника в целом. Она должна предоставить нам конкретную информацию обо всех важных деталях, которые являются единственным способом построения всеобъемлющей картины реальных действий противника».

Летом 1981 г. состоялась встреча Андропова с руководством дружественной восточногерманской разведки. Как следует из выложенных документов «Штази», 11 июля 1981 г. «в ходе широкомасштабной беседы с министром государственной безопасности Восточной Германии Эрихом Мильке, в которой участвовали крупные советские и восточногерманские представители, Андропов признал важную роль Восточной Германии в предоставлении Советам секретов при выполнении операции „РЯН“, поблагодарив их, в частности, за информацию для КГБ о руководстве НАТО и заявив, что „произошло существенное увеличение военной напряженности“. (Замечу, что Мильке в 1987 г., в разгар горбачевской перестройки было присвоено звание Героя Советского Союза.)

На сайте американского архива опубликовано также изложение документа из Российского государственного архива новейшей истории „Заметки о встрече Юрия Андропова с Хансом-Йохеном Фогелем, 11 января 1983 года. Секретно“. (Фогель к тому времени был уже бывшим министром и бывшим бургомистром Западного Берлина, а Андропов всего полтора месяца как после смерти Брежнева стал Генсеком ЦК КПСС.) Сам документ онлайн недоступен — как объясняют вашингтонские архивисты, выкладывать его запретили россияне, но прийти и посмотреть копию оригинала у них в американском архиве можно.

На встрече, прощупывающей настроения западной элиты, обсуждалось анонсированное развертывание в Европе ракет НАТО средней дальности. Андропов, в частности, заявил Фогелю: „Вы сказали, что Вашингтон не хочет войны. Я не хочу говорить такие банальные истины, но дело в том, что идет накопление опасного оружия… Когда дело доходит до накопления ядерного оружия, это еще более опасно. В конце концов, на кнопке, которая запустит ядерное оружие, может сидеть пьяный американский сержант или наркоман. Были случаи, когда американцы стреляли ракетами по стаям гусей. И если эти ракеты упадут на нашей территории, это может привести к войне“.

Андропов также заявил Фогелю, что, по его мнению, ракеты „Першинг II“ смогут „пролететь на нашу территорию примерно за шесть минут“, в отличие от тридцати минут, за которые МБР (межконтинентальные) могли бы достигнуть СССР с американского берега. В документе „Штази“ отмечается, что „не взяв на себя ответственность за советское развертывание ядерных ракет средней дальности SS-20, генеральный секретарь сказал Фогелю, что СССР в ответ на развертывание ракет НАТО тоже развернет в сторону Европы дополнительные ракеты, направленные на ФРГ“. Однако, доносит автор доклада из „Штази“, Андропов отметил, что более разумная мера заключается в том, чтобы удалить как можно больше ракет из Европы и „остановить скольжение в сторону ядерной войны“.

Больше всего ясности о советской спецоперации „РЯН“ вносит рассекреченный и опубликованный еще в 1991 г. перебежчиком Гордиевским документ, первая страница которого выложена факсимильно: „17.02.83 г. Совершенно секретно. Экз.1.  г. Лондон. т. Ермакову (только лично). О постоянно действующем задании по выявлению подготовки НАТО к ракетно-ядерному нападению на СССР“. Эту „ориентировку“ получили все советские агенты, в том числе в западных государствах, Японии и странах третьего мира. „Цель ПДЗ (постоянно действующего задания — А.Я.) — обеспечить систематическую работу резидентуры по вскрытию планов подготовки главного противника к РЯН и организацию постоянного слежения за признаками принятия им решения о применении ядерного оружия против СССР и осуществления непосредственной подготовки к ракетно-ядерному удару“.

Этот документ был разослан резидентам в феврале 1983 г., как раз в преддверии масштабных учений стран НАТО под названием Able Archer 83 („Опытный лучник 83“). Фактически этими инструкциями заявлялось, что западное ядерное нападение „будет проводиться с максимальной секретностью (под видом маневров, обучения и т. д.) в самые кратчайшие сроки“.

К документу прилагался список из семи „немедленных“ и тринадцати „перспективных“ задач, о которых агенты должны были рапортовать. Задачи, которые следовало исполнить к июню или сентябрю 1983 г., включали информацию о том, куда предполагалось эвакуировать во время ядерной войны глав правительств стран НАТО, об объектах гражданской обороны, о запасах в „банках крови“ и о деятельности церковных иерархов. Агентам КГБ также предписывалось немедленно приступить к исполнению важнейших задач: следить за правительствами и контрразведывательными учреждениями, которые были бы задействованы во время ядерной войны. Об их „телодвижениях“ следовало сообщать Центру — „не реже одного раза в две недели“.

К заданию прилагалось подробное описание вероятных индикаторов поведения США и НАТО для подготовки и начала ядерной войны, включая краткое изложение пяти уровней DEFCON (Defense Readiness Condition — шкала готовности ВВС CША). Подчеркивалось, что если Запад решил начать ядерное нападение, то для этого ему потребуется значительный подготовительный период. „Центр“ сообщил своим агентам, что операция „РЯН“ стала „особенно серьезной“ и что цель ее — „дать нам возможность увеличить так называемый период ожидания, необходимый Советскому Союзу для принятия ответных мер“. Что это значит? Исследователи из американского архива полагают, что это значит „начать упреждающий удар против Запада“. Мир стоял на грани ядерной войны, не подозревая об этом.

Из документа „Штази“ под грифом „Только для глаз“ (то есть только читать) следует, что 10 октября 1983 г., менее чем за месяц до учений Able Archer 83, на встрече с главой разведслужбы ГДР Вольфом Маркусом заместитель председателя КГБ Владимир Крючков „подтвердил, что некоторые советские агенты КГБ за рубежом начали систематически сообщать об индикаторах подготовки в западных странах к возможному первому ядерному удару. Крючков объяснял Вольфу необходимость операции ‚РЯН‘, заявив, что ‚сейчас стратегическое ядерное оружие может быть использовано менее чем за 24 часа. То есть речь идет о фазе принятия решений и о разработке системы, которая повергает противника неожиданностью‘.

От сердца чекистов отлегло только после того, как закончились учения НАТО Able Archer 83 с имитацией удара по советскому ‚лагерю‘. Ожидаемой при высшей боевой готовности войск СССР и Варшавского договора ядерной атаки не случилось. А операция ‚РЯН‘ вскоре почила в бозе вместе с ее автором.

И вот сейчас, через 35 лет после тех событий, — почти полное дежавю, несмотря на перемену главных ‚декораций‘. Вместо СССР — Россия. Республиканца Рейгана заменил республиканец Трамп. Вместо чекиста и Генсека ЦК КПСС Андропова — чекист и президент Путин. Американские ‚Першинги‘ с объявленным выходом США из Договора РСМД снова возвращаются в Европу. Но если раньше они были развернуты только на ее западе, то теперь вполне могут оказаться и на востоке, у бывших ‚друзей‘ СССР. США и Россия наращивают и усовершенствуют свои ядерные арсеналы, бахвалясь ими перед миром. Не забывая при этом регулярно обмениваться взаимными ядерными угрозами. Пока на словах. Что дальше?

Алла Ярошинская