Власть без совести

История с туром детей чиновников из Клинцов в Турцию органично вписалась в несправедливые решения в отношении брянцев — жертв Чернобыля.


Благотворители, организовывая тур в Турцию, сиротам предпочли детей чиновников. © СС0 Public Domain

Клинцовская предновогодняя история о том, как «Международный благотворительный фонд помощи детям с тяжелыми заболеваниями имени Андрея Карлова» с подачи местных чиновников чудесным образом отправил отдыхать на берег турецкий их детей, стала еще одной гранью практически повсеместного российского местечкового беспредела. Уже совсем откровенного наплевательского отношения уверовавших в свою избранность и исключительность «божков» к тем, на чьи налоги они и устраивают свой жизненный «банкет». В последнее время истории эти множатся с таким ускорением, нанизываясь друг на друга, как игрушки на елку, что, кажется, она под их тяжестью уже опасно раскачивается и вот-вот рухнет.

Но эта брянская быль для меня оказалась просто за гранью: как такое могло случиться в райцентре Клинцы, которые и спустя более 30 лет после катастрофы на Чернобыльской АЭС остаются одной из самых радиоактивно «грязных» зон? Неужели «благотворительный фонд» вместе с властями (отбором детей занимался отдел образования, как объясняет руководство) не нашел иной, справедливой и оправданной точки приложения усилий (денег) в обескровленной радиацией области? Тем более что и правительство не жалует тех, кто стал чернобыльцами поневоле: два года назад были введены новые правила «игры» — федеральное постановление, которым «урезаны» десятки пораженных радиацией деревень, махом лишившее проживающих там многих льгот. Людям снизили ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск с 21 до 14 дней, уменьшили ежемесячные так называемые «гробовые» и социальные пособия, сократили пенсионный коэффициент и увеличили на пять лет пенсионный возраст.

Но и это оказалось еще не все. Вступил в действие федеральный закон № 388 — о внесении изменений в отдельные законодательные акты. Речь идет о сокращении выплат «чернобыльским» матерям. Ранее молодые мамы, проживающие на «грязных» землях, получали декретные в размере 80% от зарплаты. Теперь они получают 40% от нее. При этом прожиточный минимум в Брянской области на момент введения в действие этого закона составил 9359 рублей. Я несколько раз писала тогда в «Росбалте» (в частности, в статье «Борьба с радиацией и властью») о протесте людей на «грязных» территориях Брянской и Рязанской областей против этих необоснованных, с точки зрения независимых экспертов, нововведений. Однако обращение 5000 человек в суд, вплоть до Верховного, ничего не изменило в твердой позиции Москвы.

И вот что рассказала мне известный эколог, депутат Брянской областной думы трех созывов, председатель общественной организации «За химическую безопасность» Людмила Комогорцева: «После принятия постановления с новым перечнем (урезанных радиоактивных населенных пунктов) фактически закрыта жизненно важная для нас программа „Минимизация медицинских последствий экологического неблагополучия в Брянской области“. Сокращены мероприятия по оздоровлению детей из радиационно-загрязненных территорий, которые решением властей на бумаге вдруг в одночасье стали „чистыми“. Такой подход не улучшит здоровье брянских ребятишек. Всего же по области значительно сократятся объемы социальной поддержки почти для 61 тысячи человек».

Вот куда в нормальном гражданском обществе и при ответственных чиновниках должны быть направлены взоры благотворителей — на этих несчастных людей и их детей, оказавшихся без вины виноватыми. Ведь и сама глава упомянутой благотворительной организации, супруга убитого дипломата Карлова на церемонии ее открытия более месяца назад обещала, что «фонд будет помогать больным детям, а также молодым людям, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию».

В 2013 г., по данным врачебно-трудовых экспертных комиссий (ВТЭК) пораженных районов области, онкозаболевания здесь вышли на первое место. Жители этих районов ведут натуральное хозяйство, занимаются охотой, рыболовством, собирают грибы и ягоды в загрязненных лесах, подвергая себя внутреннему облучению. В 2011 г. было обследовано более 121 тысячи жителей из проживающих на «грязных» территориях. При мониторинге щитовидной железы из 91263 человек у 23352 она оказалась с патологией. Это 25,63% от обследованных, в том числе у 20% детей. Кроме того, зарегистрировано 16% различных болезней молочных желез у женщин, включая рак.

А число детей-инвалидов в Брянской области, сказала Людмила Комогорцева, в четыре раза выше, чем в среднем по России. В структуре причин младенческой смертности удельный вес врожденных пороков развития почти в пять раз превысил среднее значение этого показателя по стране. На радиационно-загрязненных территориях области заболеваемость детей злокачественными новообразованиями в 1995—1997 гг. превышала общероссийскую на 30-70%. По данным группы ученых, прогнозировался дальнейший рост заболеваемости радиогенных раков щитовидной железы у населения Брянской области (особенно детского) — при максимальных показателях в 2016—2021 гг. И вот несмотря на это правительство решило, что у брянцев все уже хорошо, пора их «оптимизировать»: денег в бюджете нет, но вы там держитесь.

На фоне этих печальных цифр и людских судеб щедрый новогодний подарок благотворителей клинцовским чиновникам выглядит еще отвратительнее. (По сообщениям СМИ, мэр Клинцов Олег Шкуратов, возглавивший эту поездку и захвативший в нее также свою дочь, — зарабатывает около 183 тыс. рублей в день. Хотя чиновникам в России запрещено заниматься бизнесом.)

А для нового благотворительного фонда у меня есть конкретное предложение. С 1993 года мы с группой коллег пять лет оказывали благотворительную помощь двум детским домам в Клинцах. Я обратилась тогда с письмом к бывшему мэру Москвы Юрию Лужкову с просьбой помочь местным властям со строительством в Почепском районе области («чистом») новых домов для перевода туда и так уже наказанных судьбой детдомовцев. (Там в то время Лужков строил для брянских чернобыльских переселенцев поселок Московский, и это было логично.) В мэрии Москвы уже была даже начата разработка нашего совместного проекта. Однако дефолт в 1998 г. порушил эти планы. В Клинцах до сих пор так и работает Дом ребенка и Дом детства, а в поселке Чемерна — приют. Обездоленные дети остаются жить на радиационной малой родине. (Многие уже давно и не дети — ровесники катастрофы.) Заступиться, выходит, за них некому. Почему бы Фонду имени Карлова не озаботиться этими самыми, пожалуй, обездоленными в области детьми? Почему бы спустя более 30 лет после аварии на ЧАЭС властям вместе с благотворителями не построить новое жилье для этих детских домов в экологически чистом месте? Понятно, что эта задача гораздо сложнее, чем забота о детях чиновников.

Интересен в этом скандале еще один нюанс. По сообщениям печати, эту позорную историю взял под личный контроль губернатор Брянской области Александр Богомаз. Он назвал ее возмутительной, а поведение чиновников — недопустимым «в первую очередь с моральной точки зрения». Большой моралист, однако, губернатор. А где он был, когда правительство пару лет назад разрабатывало, а депутаты принимали законы о сокращении количества «радиационных» населенных пунктов и об ужесточении положения людей во вверенной ему области? Тогда, протестуя против этих нововведений, люди были разочарованы и обозлены еще и потому, что спустя почти только год узнали — их губернатор Александр Богомаз (ставленник «Единой России» и ОНФ) лично, как оказалось, дал добро на секвестрование «грязных» населенных пунктов области. Это, кстати, и стало одним из решающих аргументов на заседании Верховного суда РФ для отказа в иске представителям народа. Более того, истцы (а это несколько тысяч человек!) приглашали в суд представителей брянского правительства, но те его проигнорировали. Это-то как с моральной точки зрения?

Бросили своих избирателей под откос секвестирования и депутаты. Это выяснилось, когда два года назад матери другого «грязного» райцентра — Новозыбков — стали протестовать против урезания чернобыльской социалки. Инициативная группа «Совета матерей города Новозыбков» во главе с Оксаной Инашевской обращалась с мольбами во все возможные инстанции. Как сообщала газета «Брянская улица», «в приемную Сергея Калашникова (сенатора от Брянской области — А.Я.) поступило четыре обращения, дважды сенатор лично встречался с протестующими женщинами. …Прибыв в Новозыбков на агитпоезде ЛДПР, он раскритиковал принятый закон, а также постановление правительства РФ о пересмотре зон чернобыльского загрязнения, отменяющее ряд льгот».

Более того, Калашников, выступая тогда на митинге, кипел праведным гневом. «В этом году трагическая дата, 30 лет, как случился Чернобыль. И с чем же встречаем мы сегодняшний день? Приняты два закона, изменяющие регионализацию чернобыльской зоны, а последствия вы знаете (отмена льгот). Принят закон, который изменяет системы детских пособий для чернобыльцев. То есть власть преподнесла к 30-летию Чернобыля вам очередной подарок!» — возмущался сенатор перед гражданами.

Да только очень быстро протестующие новозыбковские женщины уличили его во лжи. Оказалось, что он сам голосовал за принятие закона об урезании чернобыльских выплат молодым матерям.

Вот такая у нас «кое-где еще порой» лживая и циничная власть. И чиновники из Клинцов — плоть от ее плоти, идеально в нее вписываются и дополняют друг друга. Власть без совести — это уже, кажется, окончательный ее диагноз.

Алла Ярошинская


Ранее на тему «Опора России»: В наших законах для бизнеса до сих пор работают нормы 1930-х годов