Политический террор возвращается

В Польше из-за партийных разногласий убит мэр Гданьска. Времена, когда главной угрозой были исламисты, для Европы закончились.


Европейские власти все еще ментально живут в спокойных временах, а их избиратели обозлены и уже готовы убивать. © CC0

Социально-политические противоречия в европейских странах обостряются до уровня 1970-х годов прошлого века, когда на западе континента действовали террористические группировки вроде «Красных бригад». Выясняется, что сегодня, как и тогда, жертвой политически ангажированного преступника может стать практически кто угодно — от политика до рядового пассажира поезда. Это показывают события в Чехии, Германии и Польше.

Последнее преступление — самое громкое. В Польше во время публичного выступления, ударом ножа в область сердца был тяжело ранен один из самых известных и популярных политиков страны — мэр Гданьска Павел Адамович. Позже он скончался в больнице. Адамович руководил городской администрацией почти 20 лет, сумел превратить этот промышленный город в один из главных туристических и торговых центров Польши. (В 2013 году в интервью «Росбалту» Павел Адамович рассказывал о сотрудничестве с Калининградской областью и о том, как польский опыт проведения Чемпионата Европы по футболу может пригодиться России).

Значительную часть своей политической карьеры Адамович был членом «Гражданской платформы» — политической силы, которая долгое время была у власти, а сейчас находится в оппозиции к правящей правопопулистской консервативной партии «Право и справедливость».

За эту деятельность Адамович и поплатился. Его убийца, до того, как его скрутила охрана, успел прокричать в микрофон, что мстит за «пытки в польской тюрьме», куда он попал якобы по вине партии «Гражданская платформа». Напавшего на мэра Гданьска, разумеется, осмотрит психиатр. Однако даже если он будет признан невменяемым это не отменит того факта, что это убийство стало результатом многолетнего раскола польского общества и все более жесткого противостояния условных консерваторов и либералов. Об этом уже заявили многие польские политики, причем с обеих сторон политического фронта.

Это плохая новость для Европы в целом. Как отметил психолог из Варшавского университета Януш Чапинский, речь идет о возрождении политически мотивированных преступлений в Европе, направленных против общественных деятелей и, разумеется, политиков. По сути дела, убийство такого масштаба— первое едва ли не с момента распада СССР, то есть с тех пор, когда общественное и идеологическое противостояние в Европе пошло на спад.

Последние два десятилетия главной опасностью считались исламские террористы. Но они редко атаковали политиков, у них были другие цели — не убрать неугодного оппонента, а запугать общество. Поэтому они устраивали массовые теракты, в основном на транспорте, во время праздничных мероприятий и т. д. Постепенно спецслужбы, видимо, научились с этим эффективно бороться, потому что количество террористических актов исламистов пошло на спад, равно как снизилось и количество жертв.

Теперь же общественные противоречия и реидеологизация политики возвращают на арену европейскую классику — политический терроризм. Павел Адамович стал его самой заметной жертвой. Но уже отнюдь не первой. До этого в Саксонии произошел взрыв у офиса правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), а позднее в Бремене было совершено жестокое нападение на немецкого политика, депутата Бундестага Франка Магница, также представляющего АдГ. Ему фактически проломили череп и, как говорят, за этим стоят леворадикалы, идейные наследники тех самых «Красных бригад».

В свою очередь в Чехии идет громкий уголовный процесс. Активист национал-популистской партии «Свобода и прямая демократия» и сторонник президента страны Милоша Земана, 71-летний Ярослав Балда был приговорен судом первой инстанции к четырем годам лишения свободы и амбулаторному психиатрическому лечению за теракты, совершенные летом 2017 года. Осужденный валил деревья на железнодорожные пути, чтобы напугать чешское общество и привлечь внимание к последствиям миграционного кризиса. Никто, к счастью, не погиб, хотя судили его, в том числе, по статье «терроризм».

Напрашивается вывод, что все эти нападения — звенья одной цепи, которая сжимает сегодня Европу. Если накал страстей не остынет, а общества в странах ЕС останутся расколотыми по национальному (или, скорее, идеологическому) признаку, то можно опасаться новых терактов и нападений в будущем. И европейским политикам, многие из которых ментально все еще живут в мирных 1990-х годах, стоит принять это к сведению. Их избиратели настолько напуганы и разозлены, что уже готовы убивать.

Иван Преображенский