Как мыши боролись с расхищением пшена

Впечатление, что в наше правительство время от времени просачивается информация о реальной жизни и приводит министров в изумление.


Русский человек от беспросветной бедности стал таким худым, что наступи он на грабли, они пройдут насквозь. © CC0

Экономические итоги 2018 года оказались безрадостными. Но в каком настроении граждане России смотрят в наступивший 2019 год? На глаза попалось социологическое исследование одного из крупнейших российских агентств. Вот сюрприз, надежду на изменение жизни к лучшему питает 75 процентов молодежи и 65 процентов людей среднего возраста. Что касается тревоги, то она доминирует в сердцах (или в печени?) всего лишь у каждого десятого молодого человека и у каждого пятого зрелого гражданина. Все-таки русские — несгибаемая порода людей.

Почему после многих лет падения доходов граждане России не потеряли оптимизм? И особых претензий к неумелому правительству, судя по отсутствию социальных протестов, не имеют. Загадка русской души, особенно на фоне парижских протестов. Как выяснилось после трагических взрывов бытового газа, у людей нет даже малых денег на элементарные газовые анализаторы. Русский человек от беспросветной бедности стал таким худым, что наступи он на грабли, они пройдут сквозь него.

Какие конкретно ожидания от 2019 года? Массовых волнений не будет, их ждет еще меньше граждан, чем год назад — 44 процента против 48 в 2018 году. На первое место, до 64 процентов, поднялись ожидания свежих коррупционных скандалов, разоблачений чиновников и громких посадок. Кстати, среди категории граждан, которых можно отнести к начальникам, эти ожидания еще выше — 78 процентов. Знает кошка, чью рыбку съела. И вообще, товарищи, не ходите в начальники. Живут в вечном напряжении и тревоге. Язву заработаете и другие нервные заболевания.

Десять лет назад подобное исследование показало, что коррупционные разоблачения занимали умы 55 процентов граждан. Почему доля растет? Программу по борьбе с коррупцией разработали и разоблачают чиновников часто и чуть не целыми отрядами, а людям мало, требуют больше посадок. Конечно, дело не в кровожадности населения и не в динамике мздоимства, которое не поддаются точному измерению.

Коррупционная проблематика не обошла стороной и Гайдаровский форум. Премьер Медведев поведал о неисполнимом и невыносимом бремени регуляторных актов и требований, которые стреноживают бизнес и дают возможность проверяющим структурам при желании закрыть любое предприятие. Девять тысяч разнообразных требований к бизнесу! По факту, российский предприниматель — это человек, который половину времени тратит на то, чтобы доказать, что он не преступник. Здравого смысла в требованиях и проверках не видно, зато коррупционный — очевиден.

Премьер утешил бизнес-сообщество намерением применить метод «гильотины» и в два раза сократить общий объем регуляторных актов. Впечатление, что в правительство спорадически просачивается информация о реальной жизни и приводит министров в изумление. На сокращение отведен календарный год. Вводили требования быстро, будто торопились надкусить все сочные яблочки. А отменяют — долго. Как по живому режут. Сколько предприятий за год гильотинируют чиновники?

Власти часто обещают разгрузить бизнес. Неоднократно об этом говорил президент Путин и приводил ошеломительную статистику о разорении бизнеса силовиками, которые заводят надуманные уголовные дела. С требованием перестать «кошмарить» бизнес выступал Медведев. В 2016 году премьер приводил цифру: экономические потери от неэффективных проверок составляют пять процентов ВВП. Нетрудно посчитать, что это 80 миллиардов долларов. Иными словами, двадцать Керченских мостов. Или доходы России от экспорта нефти на Запад. Мы, видимо, богато живем, не жалко.

Премьер обещал к 2018 году сократить объем контрольных проверок бизнеса на 20 процентов, а к 2024 году — на 50 процентов. Однако за два года пересмотрены лишь пара десятков регуляторных требований. А всего их, напомним, девять тысяч. И вот — новое обещание.

Почему не удается дать бизнесу свободу и вывести его из-под докучливого контроля чиновников? Самое печальное, под дамокловым мечом проверок ходит малый и средний бизнес, где только и могут рождаться инновационные идеи. Со школы мы помним уроки Маркса и Ленина о том, что монополии не заинтересованы в научно-техническом прогрессе. И вот своими руками мы построили монопольный капитализм. Впрочем, это неизбежное следствие патерналистских чаяний…

Думаю, трепетное ожидание массовых посадок, с одной стороны, говорит о репутации власти в глазах общества. С другой стороны, это свидетельство неискоренимости патерналистских настроений русского человека, который, затягивая ремень до позвоночного столба, верит в справедливость верховного правителя и узкого круга его верных опричников.

Борьба с бюрократизацией силами бюрократии напоминает борьбу мышей с расхищением пшена. «Воруют!» — описывал Россию знаток ее истории Николай Карамзин 200 лет назад. Что изменилось? Не за горами учреждение нового департамента по борьбе с бюрократизацией и воровством с функцией контроля за контролирующими. Это еще одна библиотека регуляторных актов. Могут ли пчелы объявить войну меду?

«Для успеха нашего дела мы должны быть честными, сознательными и требовательными работниками», — это кодекс мафиози Аль Капоне. Абсурд? Личные качества — следствие социальных отношений. Из мирового опыта рецепт борьбы с чиновничьей коррупцией известен и испытан многократно, Это политическая конкуренция и сменяемость власти. И, конечно, это независимый суд, в котором кровно заинтересован средний класс и мелкий бизнес, но никак не олигархи и монополии.

Беда в том, что русский человек не желает брать власть. Марксисты как-то предложили власть народу, но он тут же вернул крепостное право и надел на себя ярмо. Если бы русского человека всерьез не устраивало лихоимство властей, его давно бы уже не было. Выборы в России — по-прежнему имитация и декларация. Причина — не только административный ресурс консервативной бюрократии, но также равнодушие граждан, которые страшатся власти и ответственности.

«Я волком бы выгрыз бюрократизм!» — пугал бюрократов Маяковский. Красиво говорить мы умеем. Излучать оптимизм и надеяться на чудо — этого тоже не отнять.

А все вместе — питательная среда для чиновников, которые выучили уроки психотерапевтов и кормят общество пустыми обещаниями….

Сергей Лесков