Он уважать себя одобрил

Отменить пенсионную реформу? Провести хоть одно за десять лет настоящее парламентское расследование? Нет, Госдума повышать свою значимость решила иначе.


Депутаты хотят больше полномочий и почета, но исключительно за чужой счет. © Фото ИА «Росбалт»

Руководство Госдумы не отказывается от амбициозных планов повысить авторитет палаты и превратить ее в серьезный орган власти. Точнее, добиться того, чтобы все поверили в реальность якобы происходящих на Охотном ряду перемен. А что там скрывается за декорациями — это уже другой вопрос.

Два с половиной года спикер Госдумы Вячеслав Володин вел большие подготовительные работы — показательно укреплял дисциплину в депутатских рядах и расчищал законодательные завалы, заодно пытаясь повысить собственный авторитет.

Теперь же Володин, судя по всему, решил, что настало время перейти в атаку. Объект выбрали серьезный — исполнительную власть. Почему, тоже понятно. Спикера Володина не раз упрекали, что ему не удается выстроить по-настоящему равноправные отношения с правительством. Хотя от него этого изначально никто и не ждал. Но Володин сам, когда вернулся в парламент в 2016 году, дал понять, что его не устраивает положение Госдумы в качестве безропотной «штамповальни» законов.

С тех пор наблюдатели пристально следили за вялой, но не прекращающейся борьбой за равноправие между депутатами и правительственными чиновниками. Сначала последних заставили чаще и намного дольше засиживаться в Госдуме, откладывая важные дела. Потом обязали (хоть и не на уровне закона) присылать заранее в Думу проекты нормативно-правовых актов по законопроектам, выносимым на третье чтение и предусматривающих расходы из федерального бюджета. Один раз депутаты даже исключили из повестки пленарного заседания законопроект, по которому чиновники не предоставили необходимые бумаги.

Надо заметить, что представителей правительства изрядно раздражали воздвигаемые на их пути дополнительные и, к слову, совершенно бесполезные препоны. Ведь в конечном счете депутаты послушно голосовали за любую инициативу, спущенную из правительства. Заключение правительства на тот или иной законопроект по-прежнему воспринимается на Охотном ряду как сигнал к его принятию или отклонению. Да, пара примеров, когда депутаты отказались этому следовать, все же наберется, но лишь в случаях, когда речь шла о не принципиальных для Белого дома вопросах. Напротив, чиновники даже старались подыгрывать депутатам и покорно склоняли головы, когда те подвергали их публичной порке (вплоть до обещаний инициировать уголовное расследование).

Этот спектакль мог бы продолжаться вплоть до конца думского созыва, но на днях спикер Госдумы выступил с инициативой пересмотреть Конституцию и расширить полномочия палаты. Никаких письменных предложений на этот счет пока нет, но из разговоров на этот счет можно предположить, что Володин намерен усилить парламентский контроль.

Так, в Госдуме хотят отслеживать реализацию уже принятых законов, в том числе на уровне нормативно-правовых актов органов исполнительной власти, и, если потребуется, вносить в них последующие изменения. В этом, судя по всему, и состоит суть «революционных изменений» Конституции, предлагаемых Володиным.

Проблема же в том, что мониторингом правоприменительной практики у нас уже официально занимается Минюст. Да и депутаты Госдумы кое-что могут в рамках уже имеющихся у них полномочий. Например, они вправе создать рабочую группу и отслеживать, как исполняется закон — особенно спорный или непопулярный у граждан. Действующее законодательство также наделяет парламентариев правом контролировать расходы федерального бюджета, хотя и не напрямую, а через Счетную палату. Наконец, они могут инициировать парламентское расследование по любому громкому событию в стране — от пожаров до терактов.

Так чего же добивается Володин, предлагая дополнительно усилить парламентский контроль? И стоит ли ожидать, что, получив новые полномочия, депутаты смогут сделать то, чего им раньше не дозволяли — отменить какой-нибудь одиозный закон, сославшись на его неудовлетворительную правоприменительную практику? Например, вернуть прежний пенсионный возраст или полностью исключить 282-ую статью из УК?

Вряд ли. А вот использовать новые полномочия для того, чтобы позлить исполнительную власть — это вполне. То есть в пиар-целях, чтобы в очередной раз показать, что депутаты тоже власть и, если что, могут попенять чиновнику любого ранга на, так сказать, имеющиеся недостатки. Сейчас же, как утверждают депутаты, многие из принятых ими законов не работают только потому, что правительство или органы исполнительной власти разного уровня вовремя не успели издать необходимый подзаконный акт.

Предложения Володина поправить Конституцию уже назвали «хотелкой» и тестированием мнения значимых элитных групп. Не факт, что у него найдутся сторонники, ведь депутаты по большому счету не пользуются полномочиями, которые у них есть уже сейчас. Почему бы им, например, не инициировать хоть одно парламентское расследование (благо что поводов для этого хоть отбавляй), ведь последний раз они пользовались этим правом в далеком 2009 году? Депутаты также могли бы взять, да и отказаться принимать закон о наказании за неуважение властей. Но нет — они дождались, когда правительство дало «добро» и стыдливо нажали кнопки «за».

При этом депутатам не нравится, когда Госдуму называют «Госдурой» и они рассчитывают на уважение со стороны избирателей. И все это за достойную зарплату, конечно. Кстати, заработок в этом году у депутатов повысится на 10% и составит в среднем 330 тысяч рублей.

Елена Земскова