Кина не будет. Только попкорн

Реконструкция сцен из «старых добрых фильмов» в новом шоу на Первом канале выглядит как попытка погреться в лучах чужой славы.


© Стоп-кадр из шоу «Главная роль»

Советская эпоха оставила богатое культурное наследие в части развлекательного кинематографа, которое активно используют нынешние работники телевизионного конвейера. Самые яркие фрагменты из созданных в СССР комедий, мелодрам, мюзиклов и костюмных фильмов уже неоднократно эксплуатировались Первым каналом — на их основе ставились многие номера в «Ледниковом периоде», знаменитые шлягеры звучали в шоу «Достояние республики».

Теперь же канал решил обратиться к жанру актерского мастерства (а проще говоря — художественной самодеятельности), запустив новую передачу «Главная роль» во главе с актером Павлом Прилучным и телеведущей Ириной Муромцевой.

В этом шоу разные медийные личности — спортсмены, певцы, телеведущие — пробуют себя в реконструкциях эпизодов из знаменитых советских фильмов. Помогают им в этом режиссеры Александр Стриженов, Иван Шахназаров, Алексей Смирнов и Артур Богатов, профессиональные актеры, а также тапер Олег Ярушин, воссоздающий антураж наивного и элегантного ретро.

Однако грань между специалистом и новичком в данном проекте крайне размыта. Играть роли, примерять на себя маски с заранее прорисованным набором эмоций в зависимости от жанра или инфоповода — ко всему этому нашим селебрити не привыкать. К тому же большинство из них — Алексей Ягудин, Мария Киселева, Аскольд Запашный, Дмитрий Дибров, Анна Седокова, Яна Чурикова — прежде участвовали в других «творческих экспериментах» Первого канала.

Правда, герои «Главной роли» между показами номеров постоянно рассказывают о том, как сложно хотя бы слегка прикоснуться к тайне актерской профессии и какой это для них бесценный опыт. Это напоминает тот же «Ледниковый период», в котором «звезды» без устали повторяли, что никогда прежде и не стояли на коньках, хотя в это мог поверить разве что совсем наивный зритель. А пафосные речи о нечеловеческих тяготах актерской профессии, истязающих душу и тело, звучат довольно фальшиво для всех, кто видел сериалы «Воронины» или «СашаТаня» — там ведь тоже актерская игра…

Собственно, художественная ценность этюдов, которые демонстрируются в новом шоу, недалеко ушла от этих «шедевров». Ошибочно считать, что легендарный фильм с действительно талантливыми актерами и интересным бэкграундом гарантирует, что реконструкция будет удачной. Скорее, он наоборот оттеняет и подчеркивает неумелость и наигранность участников шоу. Практически все они своим «погружением в образ» напоминают Винни-Пуха, который усиленно изображал маленькую тучку. А уж то, как Муромцева и Прилучный попытались разыграть музыкальный номер из «Кавказской пленницы», и вовсе выглядело как праздник в детском саду.

По-видимому, сознавая это, авторы программы решили компенсировать прорехи в актерском мастерстве долгими рассказами о том, сколько съемочных дней и дублей пришлось потратить на эту реконструкцию и какого психологического напряжения стоило проникновение в образ Остапа Бендера или Людмилы Прокофьевны. Похоже, современным «звездам» и впрямь не дает покоя успех советских фильмов, которые люди спустя много десятилетий обсуждают, анализируют и хранят связанные с ними любопытные воспоминания. Ведь достойного кино у нас сейчас почти не производится, а то, которое есть, имеет мало шансов надолго остаться в народной памяти.

Странным кажется только один момент: почему любители заигрывания с ностальгией признают только развлекательное кино и в упор не видят достоинств глубоких жанров? «Веселых» проектов на нашем ТВ и так очень много, и в некоторой степени из-за них термин «советское кино» свелся едва ли не к одному комедийному жанру. А ведь можно было бы обратиться и к зачаткам триллера и хоррора, и к малочисленным попыткам в жанре нуар, и к переломному периоду в 1990-е, и к забытым фильмам. Для этого, безусловно, потребовался бы более вдумчивый формат и совсем иные отношения с материалом и аудиторией, нежели в случае с «Главной ролью», обыгрывающей «ламповые» комедии. Но игра стоит свеч.

Десять лет назад в шоу «Закрытый показ» с Александром Гордоном Первый канал предпринял попытку познакомить зрителей с современными фильмами «не для всех». Проект просуществовал довольно долго, хотя в итоге все же был закрыт — может быть, из-за слишком резонерского характера дискуссий, из-за апломба самого ведущего или из-за чересчур сложного материала, ориентированного в первую очередь на международные фестивали.

Но если советское кино по-прежнему любимо публикой и телевидением, почему бы не изучить его другую, «темную» сторону, заставляющую думать, сопереживать, испытывать сильные и даже болезненные эмоции? Телевидение будто превратилось в производителя детского питания для мозгов, совершено забывшего, что работает на взрослую аудиторию.

Слишком мягко, слишком сладко, слишком безобидно — это приятно, но никак не годится для постоянного употребления. Тем более когда речь идет даже не об оригинальном продукте, а о его многократном пережевывании. Ведь еще свежи в памяти провалы ремейков советских комедий и прохладная реакция зрителей на стремление «покрасить» черно-белое кино.

«Главная роль» явно стремится повторить эти потуги выдать старое за новое, а имитацию бурной деятельности — за творчество.

Людмила Семенова