Замполиты капиталистического отечества

Многие люди убеждены, что если возродить как можно больше советского, то их жизнь вскоре наладится и снова возникнет уверенность в будущем.


В Советском Союзе основной постулат гласил, что СССР борется за мир во всем мире. Сегодня к этому будут добавлены слова о защите «интересов России». © Фото с сайта Министерства Обороны

В Госдуму поступил законопроект о возрождении в российской армии института замполитов (заместителей командира по политической части). С учетом того, что это правительственная инициатива, можно почти со стопроцентной уверенностью утверждать, что она будет одобрена парламентом и реализована на практике.

При слове «замполит» людям старшего поколения на память, вероятно, приходят строчки довольно надрывной песни брежневского застоя, когда в коммунистические идеалы в Советском Союзе уже почти никто не верил, но клясться в верности им вменялось в обязанность: «Вы бросали людей в штыки, наносили врагу удары, замполиты, политруки, а по-прежнему — комиссары»…

Зачем сегодня решено возродить этот институт — большой вопрос. Существует довольно устойчивое представление о том, что советские комиссары-замполиты, особенно начиная со времен Великой Отечественной войны, брали на себя примерно те же функции, которые в царской армии и армиях многих других стран осуществляли полковые священники — капелланы. То есть их задача — окормлять, отпевать, освящать, утешать и, по мере возможности, наставлять защитников отечества на путь истинный.

В современной России институт полковых священников возрожден уже достаточно давно. 24 января 2010 года министром обороны РФ подписано положение «Об организации работы священнослужителей с военнослужащими в воинских частях Российской Федерации». То есть, этот институт оформлен на государственном уровне и функционирует уже почти десятилетие. Оказывается, маловато будет. Теперь еще и замполиты. Но для чего?

Напомню, что институт военных комиссаров был создан в Красной армии в годы Гражданской войны. У большевиков в то время были для этого резоны. Изначально коммунистическая идея заключалась в том, что в обществе светлого будущего не должно быть регулярной армии. Эта концепция базировалась на марксистско-анархистском представлении о государстве как аппарате правящего класса для насилия и подавления и целью удержания в узде низших классов.

Поскольку в коммунистическом обществе не должно быть разделения на классы вообще (а на правящий и угнетенные в особенности), то и специальная сила в виде «особых отрядов вооруженных людей» (по выражению Энгельса) тоже не нужна. Достаточно добровольного народного ополчения, созываемого в случае опасности. Но вот если государство не исчезает (а оно, как вскоре стало понятно большевистским идеологам, никуда исчезать не собиралось, а напротив, вновь стало укрепляться), то остается и его важнейшая часть — «машина насилия и принуждения». Иначе говоря, разнообразные силовые структуры, включая армию.

Правда, теперь, при коммунизме, правящим классом стали рабочие и беднейшие крестьяне (середняки и особенно богатые крестьяне — враги, потому как они не что иное, как сельская буржуазия). Соответственно, аппарат насилия и принуждения необходим новому правящему классу для подавления сопротивления эксплуататорских классов общества — капиталистов, бывших помещиков и кулаков.

Такова была идеологическая схема, которую большевикам нужно было донести до широких и большей части неграмотных масс, мобилизованных в ходе Гражданской войны в Красную армию. Ее бойцы должны были точно знать, за что они воюют и должны были быть убеждены в своей правоте.

Было, конечно, множество и других вопросов, которые отправленные в военные части комиссары должны были разъяснять простым крестьянам и рабочим, одетым в солдатские шинели. Например, им нужно было как-то объяснить, почему новая «рабочая» власть называется «советской», но сами Советы отодвинуты на второй план партией большевиков, которая получила власть не путем выборов, а в ходе государственного переворота.

Лидер большевиков Владимир Ленин это объяснял тем, что массы в большинстве своем неграмотны, а потому нуждаются в руководстве со стороны образованных коммунистов. Посему власть должна быть в руках большевиков, которые, мол, борются в интересах широких народных масс.

Все эти нюансы и должны были объяснять красноармейцам большевистские комиссары. А еще они должны были ввести в партийные рамки ту буйную, зачастую погромную, народную стихию, которую высвободила Октябрьская революция 1917 года. А еще -следить за «военспецами», то есть бывшими царскими офицерами, десятки тысяч которых были мобилизованы в Красную армию. Их также надо было контролировать и, по возможности, обращать в новую веру.

Вот для чего в общих чертах был создан в годы Гражданской войны институт комиссаров. После победы в этой войне, когда по ее результатам большевики стали единственной правящей в стране партией, новое государство продолжило эволюционировать, становясь все менее народным (об «олигархическом» характере тогдашней «вертикали власти» Ленин писал еще в своей работе «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» еще в 1920 году).

Те, кто сегодня ностальгируют по советскому прошлому, рассуждают примерно в таком духе: вот в советской армии были замполиты, и армия была могучей, а страна великой. Для них весть о воссоздании института комиссаров — радостная и обнадеживающая. Они убеждены, что если возродить все или большую часть советских институтов, то нынешняя безрадостная жизнь вскоре наладится — зарплата повысится, цены перестанут расти, а у их детей и внуков появятся сияющие перспективы и надежное будущее.

Системные либералы, из тех, что в команде нынешнего российского вождя, тоже не против реанимации военных комиссаров. За годы правления Владимира Путина сислибы убедились, что советская атрибутика, аккуратно возвращаемая в нынешнюю российскую жизнь — красное знамя в той же армии, мелодия советского гимна и так далее — не только не мешают развитию капитализма, но даже помогают ему.

Для тех, кто от перспективы «возрождения СССР» в ужасе, воссоздание института замполитов является лишним подтверждением того, что все и вправду идет в этом направлении.

Для чего это нужно Кремлю? Очевидно, что в эпоху ужесточившегося противостояния России почти со всем миром и вероятности новых войн, ее руководство решило, что личный состав армии и флота должен быть обучен в том числе и правильным идеологемам. Те, кто пролоббировал этот законопроект, исходят из своего собственного опыта службы в советской армии в 60-80 годы XX века и мыслят все по той же схеме: тогда замполиты были — и мы были сильны, значит, чтобы вновь стать сильными надо их вернуть.

Но что собираются вдалбливать в головы нынешним российским солдатам? Чем собираются убедить их в правоте действий правительства? В позднем Советском Союзе основной постулат гласил, что СССР борется за мир во всем мире. Сегодня к этому, конечно же, будут добавлены слова о защите «интересов России». Тоже во всем мире. Все это очень похоже на идеологемы поздней советской эпохи, с той только разницей, что солдатам и офицерам, конечно, никто не будет говорить, что за словосочетанием «интересы России» стоят интересы совершенно конкретной правящей в ней группы людей.

Ну и последнее. Идея с возвращением в армию замполитов, конечно, затратная. Но главное не это — мало ли сколько денег в России сейчас выбрасывается впустую? Те, кто ностальгируют по советским временам, просто могли бы задуматься вот каким вопросом. Почему, несмотря ни на каких замполитов, огромная и «несокрушимая» Советская армия в августе 1991 года вместе с самим СССР просто взяла и рассыпалась в прах? Где были те замполиты? Почему они не спасли свою страну, свою армию и себя?

Александр Желенин