Между Россией и ПАСЕ вызревает компромисс

Сделка с Советом Европы могла бы стать отправной точкой для диалога о частичной отмене экономических санкций Запада в отношении России.


Состоится ли Ruxit станет известно уже к концу июня. © Фото Ивана Преображенского

В 1996 году, когда Россию принимали в Совет Европы, один из локомотивов этого процесса депутат Госдумы РФ Владимир Лукин отметил, что наше присутствие в этой организации равносильно членству в клубе нормальных европейских стран. Сегодня Россия очень близка к тому, чтобы в конечном итоге этот клуб покинуть. После начала конфликта между Россией и Украиной в 2014 году российские представители в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) были лишены права голоса и исключены из всех ее руководящих органов. Кремль ответил приостановкой выплат членских взносов, при этом время от времени угрожая полным выходом из организации.

Многим европейцам кажется странным, что Россия, вступая в Совет Европы, была прекрасно осведомлена о правилах и обязанностях, а теперь весьма экстравагантным образом пытается их изменить по ходу игры. Действительно, это похоже на поведение футболиста, который получил за грубую игру желтую карточку и шантажирует судью своим уходом с поля, если тот ее не отменит. Абсурд, не правда ли? Но именно в такой ситуации оказались Москва и Совет Европы после присоединения Крыма.

Совсем скоро мы увидим развязку этой истории — если до июня долг по членским вносам России не будет погашен, ее исключение из старейшей европейской межправительственной организации — или Ruxit — станет неизбежным.

Ничья — не худший вариант

Однако налицо все признаки того, что ни Москва, ни многие ее оппоненты не готовы вести дело по такому сценарию. Конфронтация с Западом себя уже исчерпала и практически ничего не дает Кремлю в политическом плане. Рейтинги президента Путина и его правительства медленно снижаются, так как философия «осажденной крепости» все хуже мобилизует лояльный электорат, а «крымский эффект» уже сошел на нет — от эйфории весны 2014 года не осталось и следа.

Вкупе с экономической стагнацией это может создать риски для межэлитных конфликтов внутри страны. Ведь, как показывает история, в условиях падения реальных доходов населения автократы с невысокими рейтингами популярности часто становятся токсичным активом даже для своего ближайшего окружения, которое еще вчера клялось в верности. Во-вторых, вот уже который месяц подряд ведущие экономики мира пребывают в ожидании очередной фазы рецессии и падения цен на сырьевые товары. Не нужно пояснять, что это означает для крепко сидящей на нефтяной игле России. В этих обстоятельствах сделка с Советом Европы могла бы стать отправной точкой для диалога о частичной отмене экономических санкций Запада в отношении Кремля.

Компромисс в данной ситуации нужен и руководству ПАСЕ. Дело в том, что Ассамблея формируется по принципу национальных квот, которые пропорционально заполняются депутатами парламентов стран-членов. За последние пять лет ее состав несколько изменился, так как во Франции, Италии, Германии и Румынии свои позиции резко усилили евроскептики и популисты, среди которых довольно много сторонников отмены ограничений деятельности российской делегации. Это значит, что сохранять в Ассамблее большинство для продления санкций будет сложнее. В какой-то момент дефицит голосов может привести к их автоматическому снятию, что в целом девальвирует значение европейских структур в международной политике и будет выглядеть как односторонняя капитуляция Европы перед Москвой. Поэтому руководство ПАСЕ не скрывает своего стремления воспользоваться шансом и договориться с Россией именно сейчас.

Польский козырь

Миссию по поиску компромисса взял на себя Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, который на протяжении последних двух лет прилагает серьезные усилия, чтобы вернуть российскую делегацию в ПАСЕ. Его деятельность в этом направлении поддерживают такие влиятельные игроки, как Франция, Германия, Нидерланды и Финляндия. Против выступают Великобритания, Украина и страны Балтии. Но, судя по всему, самым важным и ключевым элементом этого противостояния является Польша, которая традиционно считается «адвокатом Киева» во всех европейских структурах и бескомпромиссно выступает в поддержку территориальной целостности Украины.

Прошлой осенью министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович встречался с Ягландом в Страсбурге с намерением обратиться к нему с просьбой о посредничестве с Москвой в исключительно важном и деликатном для Варшавы деле — возврате на родину обломков президентского самолета, потерпевшего крушение под Смоленском 10 апреля 2010 года.

В соответствии с положениями Конвенции о международной гражданской авиации 1944 года, Москва должна была отдать их Польше сразу по завершении технического расследования причин катастрофы, результаты которого были обнародованы Международным авиационным комитетом еще в 2011 году. В мае 2012 года спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко посетила Варшаву и предположила, что обломки президентского борта будут возвращены «в течение ближайших месяцев», однако в данном случае слова с делом сильно разошлись.

Кремль сильно затянул с возвращением обломков в надежде обменять их на выгодных условиях, давая тем самым лишние поводы для дальнейших спекуляций на эту тему. В течение девяти лет Варшава безуспешно пыталась урегулировать этот вопрос, но именно сейчас велики шансы, что при посредничестве Генерального секретаря Совета Европы Москва-таки пойдет навстречу.

План Ягланда

Итак, «компромисс Ягланда» между ПАСЕ и Россией может выглядеть следующим образом. Кремль объявляет о завершении уголовного расследования обстоятельств катастрофы самолета польского президента и возвращает его обломки. В свою очередь Варшава поддерживает инициативу генерального секретаря Совета Европы внести изменения в регламент ПАСЕ и передать полномочия о наложении ограничений на деятельность национальных делегаций в Комитет министров. Там-то и будет принято положительное решение по России, которая получит возможность принять участие в выборах нового главы Совета Европы уже в июне текущего года.

И хотя формально Польшу нельзя будет обвинить в сдаче Украины, реформа Ягланда станет причиной для серьезной трещины в польско-украинских отношениях. Ведь de facto она позволит России триумфально вернуться под своды страсбургского Дворца Европы, перечеркивая тем самым дипломатические усилия Киева, старающегося переиграть Кремль на международных площадках.

Кроме того, внимание ключевых партнеров Киева по ПАСЕ сейчас отвлечено на внутренние сюжеты. В Великобритании совсем скоро состоится очередное решающее голосование по условиям выхода страны из ЕС, Литва стоит на пороге президентских выборов, а сама Украина замерла в ожидании решающего схватки за президентское кресло. Это, разумеется, не гарантирует итоговый успех плана Ягланда, но существенно повышает его шансы.

Игорь Грецкий, доцент Факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета


Ранее на тему ПАСЕ захотела позвать Россию на июньскую сессию

Песков: Россия требует равных прав для себя в Совете Европы

Матвиенко рассказала, когда Россия заплатит ПАСЕ