Что Пашинян может посоветовать Зеленскому

Как поговорить с Путиным так, чтобы про тебя в России практически забыли — такой опыт есть у нового армянского премьера.


«Революционная умеренность» стала сутью политики Пашиняна в первый год пребывания у власти. © Стоп-кадр видео

Прошел год с момента так называемой «революции» в Армении, которая привела к отставке тогдашнего главы правительства этой страны, бывшего ее президента Сержа Саргсяна. Он успел поработать премьером всего неделю, а потом под давлением массовых уличных протестов вынужден был уйти в отставку, уступив власть оппозиции во главе с Николом Пашиняном.

Победитель демонстративно рядился в одежды несистемного, нового в политике человека. Отпустил бороду, ходил в бейсболке и футболке цвета хаки. Однако, в отличие от победителя украинских выборов Владимира Зеленского, новичком в политике отнюдь не был. Пашинян долгое время был депутатом армянского парламента и одним из ближайших соратников экс-президента страны Левона Тер-Петросяна.

Многие тогда в России привычно прогнозировали резкое ухудшение двусторонних отношений. Мол, в Ереване очередная «цветная революция», явно не обошлось без «руки Запада» (который и правда активно помогал Пашиняну). Значит, сейчас начнется разворот Армении в сторону Евросоюза и США, попытки вступить в НАТО и уж конечно выход из Евразийского экономического союза, куда и предыдущих-то правителей Армении Кремль загнал с большим трудом, разве что без угрозы прямого применения военной силы.

И что в итоге? Практически ничего подобного не произошло. Сложности, конечно, были, когда, например, новые армянские власти решили арестовать генерала Юрия Хачатурова, генсека Организации договора о коллективной безопасности, патронируемой Россией. Или когда в Ереване поднимали вопрос о собственности российский компаний, владеющих многими ключевыми предприятиями или даже секторами армянской экономики. Однако Пашинян старался лавировать так, чтобы не вступить в прямой конфликт с Кремлем, и это ему удалось. Недавно, он, кстати, встречался с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и они обсуждали самый болезненный вопрос на Южном Кавказе — статус и будущее Нагорного Карабаха. А затем сразу рассказал про эти переговоры Владимиру Путину.

Неудивительно, что Россия, выступая посредником в карабахском конфликте, и сейчас продолжает сохранять свой воинский контингент на армянской территории, включая базу в Гюмри, то есть де-факто поддерживает мир в регионе и после смены власти в Армении.

Другое дело, как говорят некоторые комментаторы, той революции, на которую рассчитывали многие протестующие, возможно и не произошло. Многие коррупционеры были отставлены, но мало кто был осужден. Бывшие президенты из так называемого «карабахского» клана, то есть Роберт Кочарян и Серж Саргсян, за решеткой тоже не оказались, хотя многим оппозиционерам этого очень хотелось. Попытки, особенно в отношении Кочаряна, надо сказать, были, но, по слухам, не без давления со стороны Москвы, долгосрочного ареста он все же избежал.

Так что совет Пашиняна избранному президенту Украины оказался достаточно предсказуемым. «Если быть прямым, честным, без подвохов, не будет трудно. Просто нужно прямо и честно общаться», — объяснил журналистам свою стратегию сам Никол Пашинян. И тут ключевое слово, наверное, даже не «честность», а «общение».

Нынешний армянский лидер вступает в диалоги со всеми, включая не только российское руководство, но и западных коллег. Он не ведет себя как революционер, которого можно было бы назвать неконструктивным — с точки зрения консервативных традиционных политических лидеров. Однако и таких радикальных реформ, как от него многие ждали, не проводит.

«Революционная умеренность» — так можно назвать политику Пашиняна в первый год пребывания у власти. Вряд ли это рецепт, который подходит всем. Но для Армении в ее сложном военно-политическом положении это, может быть, вовсе не так плохо. Особенно если умеренная внешняя политика все же сочетается с попытками постепенно проводить экономические и, главное, социальные реформы.

Иван Преображенский