О жизни просто и со смехом

Отечественное телевидение регулярно штампует сериалы о потемкинских деревнях и сказочной России. Иногда за этим маскарадом и впрямь увлекательно наблюдать.


© Стоп-кадр из сериала «Мама Лора»

Российское телевидение любит тему деревенского быта, причем подает ее постоянно под разными соусами. И если скандальные ток-шоу преподносят провинцию как ад на земле, населенный человекоподобным скотом, то производители кино и сериалов зачастую слишком смягчают краски, что тоже не всем приходится по вкусу. 

Сериал «Мама Лора», стартовавший в начале недели на Первом канале, относится именно к категории историй о «потемкинских деревнях», и стремление создателей фильма к натуралистичности выглядит пародийным. Впрочем, режиссер Андрей Силкин и позиционирует его как комедию с налетом детектива, так что такой ход даже вполне оправдан. А учитывая, что в нем встречается много хороших и добрых шуток — чем крайне редко радует нас телевидение, — можно констатировать, что старт весенне-летнему меню, состоящему из легкой и жизнерадостной продукции, уже дан.

Детективная составляющая сериала о добродушной и неугомонной владелице придорожного кафе Ларисе, которую играет Елена Панова, откровенно абсурдна, но вполне органична для комедии. Главная героиня, при всей своей деловитости и напористости, не может решить проблемы в собственной семье, однако никогда не упустит случая вмешаться в чужие дела. Но, как ни странно, при таком сомнительном поведении авторам и актрисе удалось создать симпатичного персонажа — чудаковатого, но трогательного. И в общем, такая характеристика подходит к многим героям сериала.

Преступления — например, кража любимого козла старого односельчанина — и дедуктивные способности «мамы Лоры», пробуждающиеся в самый неожиданный момент, не претендуют на правдоподобность. Но деревенская палитра, подчеркнутая даже в таких деталях, как рисованные титры с резными оконцами, выделяет эту наивную комедию на фоне других. Ее изюминка состоит в домашней уютности и спокойном течении жизни — так видят деревню авторы-идеалисты: художники, писатели и режиссеры в советском кино.

Второе название сериала звучит как «Больше жизни», что выглядит отсылкой к русским писателям-деревенщикам, которые в своих произведениях воспевали жизнь во всех ее великих переворотах и маленьких радостях. Ведь образ деревни на протяжении веков имел огромное значение в русской культуре, так как крестьянство было стержнем народа, а земледелие — основой экономики. Ни для кого не секрет, что сейчас русская деревня переживает, прямо скажем, мрачные времена: массовый отток молодежи, закрытие производства, откровенно нездоровый образ жизни. 

Социальные проблемы отражены и в данном сериале, но поданы они в форме шутливого и беззлобного поучения. Использовали их авторы как поводы для забавных ситуаций, или такой ход все же можно считать достойным посылом — спорный вопрос. 

Но так или иначе, российскому зрителю есть, из чего выбирать. Кто видит российскую провинцию как чудовищный, но забавный паноптикум, — тот смотрит передачи «Мужское/Женское» и «Пусть говорят». Кто является сторонником «неприкрытой неприглядной правды», не сдобренной патетической риторикой телеведущих, — тот может смотреть артхаусные социальные драмы вроде прославившихся «Левиафана» и «Жила-была одна баба» или менее известных «Однажды в провинции» и «Бубен, барабан». Кто предпочитает непритязательное и безобидное кино, которое все же внятно очерчивает разницу между столицей и «замкадьем», — тем лучше обратить внимание на спокойные и неторопливые мелодрамы вроде «Травести» и «Четвертое желание». 

Все это — о российской провинции. И самое удивительное, что проблемы везде поднимаются одни и те же: пьянство, безработица, разруха и инертность существования. 

А такой контент, как «Мама Лора», относится к категории сказочной России, в которой вроде и пьют, и ссорятся, и распускают руки, и не ладят с представителями закона, и конкурируют за землю и малый бизнес, — но все это выходит каким-то одновременно смешным и философским. Наверняка найдутся зрители, которые такую подачу категорически не одобрят, расценив ее как заигрывание с действительностью и взгляд на серьезные вещи сквозь розовые очки, в то время как решение проблем возможно только при адекватном отношении. 

Фоном в сериале выступают многочисленные детали, которые у молодого поколения ассоциируются только со стариной или с глухой деревней (хотя в сюжете показано Подмосковье, а съемки шли в Ярославской области — Переславле-Залесском, Тутаеве и Гаврилов-Яме). Очередь к телефону, телевизор, по которому приходится стучать, дабы устранить помехи, дефицит «нормальных мужчин» и беспощадная женская конкуренция, вражда из-за участка, гротескные образы городских, которые чувствуют себя в провинции как на другой планете. 

Казалось бы, ничего нового в таких приемах нет, но благодаря тому, что актеры не переигрывают и в то же время явно не скучают, наблюдать за всем этим маскарадом и впрямь увлекательно.

Две супружеские пары, вокруг которых закручиваются основные сюжеты серий, весьма напоминают образы из поистине эпохальной комедии «Любовь и голуби». Темпераментная Лариса и ее мягкий муж Георгий (Константин Юшкевич) в этом внутреннем противоречии схожи с Василием и Надеждой Кузякиными. А их соседи, строгая Людмила (Ольга Тумайкина) со своим бестолковым благоверным Михеем (Максим Лагашкин), наводят на мысль о бабе Шуре и дяде Мите в молодости. Так выходит, что в некотором смысле русская деревня по-прежнему хранит в себе цельные характеры и образы.   

Разумеется, такой легкомысленный жанр подходит не каждому зрителю. Но человеку свойственно стремление подсластить повседневность с ее неизбежными проблемами, и это относится не только к нашей культуре. Однако романтически окрашенное «стремление к корням» по-прежнему остается истинно русской чертой.

Людмила Семенова