Мухлеж не прошел

В пятидесяти регионах страны не выполнен указ Путина по повышению зарплат медработникам. И плохие новости этим не ограничиваются.


Популистские требования власти способны «убить» и здравоохранение, и образование. © СС0 Public Domain

За семь лет действия «майских указов» президента к сообщениям о том, что зарплаты растут не так, как должны бы, все уже привыкли. Да никто и не верил особо ни в какой прорыв. А меж тем указы эти уже изменили нашу жизнь. И совсем не к лучшему.

Сама идея повышения зарплат бюджетникам простым волеизъявлением президента, конечно, фантастическая. Можно ли выдумать что-то абсурднее? Вдумайтесь: глава государства обязывает государственные учреждения платить государственным работникам больше. При этом зарплаты в этих учреждениях начисляются не абы как, а исходя из тарифов, утвержденных государственными же ведомствами.

Казалось бы, ну увеличьте тарифы настолько, насколько нужно, чтобы медики и педагоги получали пресловутую среднюю зарплату. Зачем этот цирк с указами? Но это же денег надо где-то взять. А так приказали богатеть — и все.

Хотя нет, не все. Государство ведь пригрозило еще: не исполните, будет вам а-та-та. С таким же успехом можно издать указ, обязывающий солнце светить круглосуточно. Для верности хорошо бы светило чем-нибудь застращать.

Но это солнцу все равно, а на местах стали выкручиваться. Научились маневрировать зарплатными фондами и штатными расписаниями. Понятно, что самое простое — повысить зарплаты за счет увеличения нагрузки. Бюджетник, работающий на одну ставку, — исчезающий вид. Благо раскидать на медсестер побольше дежурств и на учителей побольше уроков несложно — сотрудников всегда не хватает.

К слову о нехватке кадров. Явление это традиционно объясняется нежеланием специалистов идти в бюджетную сферу. К этому тоже все привыкли как к чему-то будто бы очевидному. Однако на самом деле ситуация сложнее.

Желающие есть, но не все из них желанны. Уже отказывают молодым — у них ни стажа, ни категории, а стаж и категория влияют на зарплату и, соответственно, на зарплатную статистику учреждения. Отказывают совместителям — выясняется, что они тоже портят статистику. Отказывают тем, кто не готов сразу взвалить на себя полторы ставки. То есть люди как бы и нужны в отрасли, а принять их не могут. Иные администрации поликлиник, больниц, школ и детских садов уже вроде унтер-офицерских вдов — сами себя секут. Это не повсеместно, конечно, но кое-где практикуется. Таковы последствия популистских требований власти.

Как бы то ни было, за счет разных нехитрых манипуляций формально где-то что-то растет. У врачей и педагогов цифры в зарплатных квитках робко подтянулись. У медсестер не особо, но, наверное, скоро и на их улице будет праздник. Так многие думают. Однако не многие этому радуются.

Пошла даже какая-то странная общественная волна, будто у бюджетников все чересчур хорошо, и хватит уже их, нахлебников, раскармливать — дескать, менеджеры по продажам и операционистки в банках вообще по десять часов в день работают, а получают столько же или меньше. И это негодование — тоже проблема. Ведь раскол общества до добра никогда не доводил.

Возмущающимся пытаются объяснить, что завидовать нечему, что пахать на двух ставках ни учителю, ни медику не полезно. Обыватель усмехается: ему кто-то рассказал, что ставка учителя — это 18 уроков в неделю, и что в два часа дня педагог уже дома чаи попивает. Только вот в ставку входит еще столько же ненормированных часов — на подготовку к урокам, на заполнение бумаг, на участие в семинарах, конференциях, на повышение квалификации.

То же самое у медиков— есть часы, отводимые на работу с пациентами, и есть время на подготовку отчетности, совещания, семинары и опять-таки повышение квалификации. Если все сложить, выйдет стандартная 40-часовая неделя. Умножим на полтора, и неделя уже 60-часовая.

Теперь вопрос: кто захочет, чтобы его детей учил человек, которому некогда почитать книгу? Кто не испугается лечиться у врача, которому некогда внимательно посмотреть медицинскую карту?

А самой острой остается проблема младшего и среднего медперсонала. В некоторых регионах такая тарификация, что даже работая на двух ставках, не увидишь этой средней зарплаты. Одно время в отчетах проблему пытались замазать нечаянными квартальными премиями (какие-то редкие целевые вливания все же случались в отрасли), но долго так обманывать не получается даже статистику. И никакие пассы со штатным расписанием уже не помогают.

У медсестер все еще существуют оклады в 5-7 тысяч рублей. В малых городах и селах медсестры вынуждены набирать по двенадцать суточных дежурств в месяц (работать непрерывно по 24 часа трудовой кодекс запрещает, но в табеле ведь все иначе оформляется). И делается это, чтобы выжить, а не порадовать президента, приказавшего больше зарабатывать.

Порадовать никого все равно не получается. А вот напугать — запросто.

Впрочем, к новостям о том, как замотанные медсестры вводят пациентам формалин вместо физраствора, мы ведь тоже уже привыкли…

Марина Ярдаева