Грузинское обострение

Мы видим в очередной раз, как российское руководство наказывает соседнюю страну, ограничивая возможности собственных граждан.


© Guram Muradov/Civil.ge

Напишу, что я думаю по поводу очередного обострения на грузинском направлении российской политики.

Прежде всего, мне представляется важным развести несколько сюжетов, которые часто в обсуждениях валят в кучу. А то выглядит все примерно так, будто «в Тбилиси русофобы устроили погром, эти русофобы и во власти и в оппозиции, поэтому нужно срочно спасать российских туристов, а для этого запретить авиасообщение с Грузией».

Первое. Отношение к российским туристам в Грузии отличное. В ходе протестов никто из туристов не пострадал, и, напротив, в связи с тем оборотом, который приняла российская политика с четверга, мне пришлось выслушать множество признаний в хорошем отношении к россиянам от знакомых и незнакомых, от коллег до людей на улице. Что касается протестов, то они сосредоточены на пятачке около здания парламента, и никаких «бесчинствующих толп» (автор — директор ВЦИОМа) по Тбилиси не ходит. Поэтому вполне ответственно заявляю — то, что говорит и пишет российская власть и российская пропаганда о какой-то угрозе российским туристам в Грузии, — ложь.

Второе (a propos к первому): если бы и существовала угроза туристам, — прекращение авиасообщения никак не является адекватным ответом на нее: самолеты летают и в очевидно менее безопасные страны мира, и в страны, где Россию не любят гораздо более определенно, чем в Грузии. Сообщите о наличии опасности, но оставьте выбор гражданам, не относитесь к ним как к безмысленному стаду.

Третье. Отношение к России (как государству) и к российскому правительству в Грузии в самом деле плохое. Мы можем спорить о правых и виноватых в грузино-абхазской войне и югоосетинском конфликте и о роли России в каждом из них, — для грузин тут нет спора: самая распространенная (вероятно, единственно возможная) тут точка зрения — Россия оккупировала 20% грузинской территории. Об этом — все те плакаты на митингах, которые постят российские соцсети как «русофобские». В России есть согласные с такой точкой зрения, но большинство все же видит тут по меньшей мере более сложную историю. Российская оппозиция может считать грузин союзниками в антипутинской эмоции, а российские официальные пропагандисты считать такую оценку признаком «русофобии», — мне представляется неверным и то, и другое. Но надо признать, что у грузин нет оснований любить Россию-государство. Однако еще раз: оценка российского государства как оккупанта не переносится на отношение к туристам из России. Кроме того, Россию считают оккупантом (если не в Абхазии, то в Южной Осетии, а если не там, то в Крыму) значительная часть современных государств. Это не «русофобия» (само слово мне представляется искусственным).

Четвертое (примыкающее к третьему). Российские государственники принципиально отказывают россиянам разводить отношение к собственному государству и к народу, — собственно, почему? Потому что «сам я ругаю правительство, но когда слышу, как это делает иностранец — мне делается досадно»? В этом что-то есть, — только не тогда, когда об этой досаде напоминает само правительство и примкнувшие к нему пропагандисты. То, что происходит сейчас в российской пропаганде, можно назвать только разжиганием антигрузинских настроений.

Пятое. Именно потому, что Россия (государство) воспринимается в Грузии так однозначно, — она играет роль конституирующего Другого, то есть внутриполитические разногласия часто принимают форму споров о России (и соревнования в риторике, критикующей Россию). На самом деле, в последние дни мы видим внутригрузинский политический конфликт, в котором оппозиция (тут и сторонники Саакашвили — «мишисты», и его соперники), наконец, нашла повод для выхода давно копившемуся напряжению. Оппозиция обвиняет правящую «Грузинскую мечту» («мечтунов») и ее лидера Бидзину Иванишвили в том, что они ведут страну по неверному пути. Когда здесь стало известно о приглашении депутата Гаврилова в Тбилиси, оппозиция развернула кампанию, чтобы не допустить его приезда, — а когда Гаврилов не только приехал, но и оказался в кресле спикера парламента, это сыграло роль детонатора. Гаврилов уехал в тот же день, — но он был не целью, а поводом. Все требования оппозиции — не про Россию, а про отставку руководителей ведомств и изменение правил голосования на предстоящих выборах в 2020 году (требовали пропорциональных, сегодня с утра вроде бы получено согласие на пропорциональную систему с нулевым порогом входа, чтобы, видимо, размыть партийные списки партиями-однодневками).

Шестое. Видел в Фб версию о неких американцах, стоящих за протестами («а зачем они туда приехали накануне событий?»), — мне такая конспирология представляется ерундой, главным образом потому, что отказывает народу в субъектности. Да я и сам в Тбилиси приехал накануне событий, — в каком заговоре я участвовал?

Седьмое. Зачем Кремлю кризис на ровном месте? Уже верно отмечали, что внешняя угроза часто помогает преодолеть внутриполитический кризис, — а российская власть, похоже, в кризисе. Другим возможным объяснением является страх перед победой очередного «майдана», — выполнение требований вышедших на улицу протестующих (а тем более уступка властных полномочий) — самая страшная фобия нынешней российской власти. Страну пытаются заранее наказать за то, что там может случиться (а может, и нет). Кремль любит покупать элиты, но не может завоевать симпатии масс, — отсюда его страх перед демократией.

Кстати, нынешняя оппозиция, конечно, более прозападная, чем правящая партия, — однако того накала «выбора Грузии между Севером и Западом» (Россией и США/Европой), который был характерен для периода перед 2008 годом, в нынешней Грузии нет. В том числе и потому, что в страну приехало так много российских туристов, — их влияние на экономику страны, на настроение населения и его отношение к России носит очевидно благотворный характер для долговременных отношений между странами. Но Кремль не колеблясь ломает эту «мягкую силу» России, которую сам не может контролировать.

Восьмое. Поскольку версия о какой-то опасности, которая ожидает российских туристов в Грузии, очевидно лжива, то мы видим в очередной раз, как российское руководство наказывает соседнюю страну, ограничивая возможности собственных граждан. Это очередные «контрсанкции», — еще более очевидная «бомбежка Воронежа», чем запрет на европейские продукты.

Наконец, девятое. Все ли россияне знают, что Грузия ввела для российских граждан безвизовый въезд в страну, — тогда как для грузин въезд в Россию исключительно по визам?

Отдельно возмущает фейковая политика, в которой объяснение очевидным образом не является причиной политики: в международном праве есть понятие «санкций», и если уж государство Россия захотело по каким-то причинам «наказать» государство Грузия, — то пусть вводит санкции, а не «заботятся о безопасности», обнаруживают просрочку платежей авиакомпаний или «ухудшение качества вина». Вообще, было бы интересно увидеть иск (до Конституционного суда) со стороны, например, авиакомпании или турфирмы по поводу убытков, нанесенных их бизнесу (мне, кстати, пока не объяснил никто, как выглядит то полномочие президента, которое позволяло бы ему запрещать коммерческую деятельность на определенном направлении).

Иван Курилла

Прочитать оригинал поста можно здесь.


Ранее на тему Штурм парламента Грузии квалифицировали как попытку госпереворота

Граждане Южной Осетии смогут находиться в России бессрочно