Кто сегодня выходит на улицу

Российское протестное движение меняется на глазах. В нем появляются новые лидеры, оно становится более многочисленным.


© Фото Александры Полукеевой, «Росбалт»

Предстоящие выборы в Мосгордуму внезапно вызвали огромный резонанс из-за беспрецедентно масштабного недопуска оппозиционных кандидатов. Согласно опросу «Левада-центра», 37% москвичей поддерживают проходящие в настоящее время уличные протесты, 30% относятся к ним нейтрально и 27% — отрицательно.

Давайте вспомним о первой акции 14 июля в Новопушкинском сквере. Сейчас о ней уже практически не говорят, хотя она, как мне кажется, предопределила тот сценарий, по которому дальше развивались события. Многочисленной ее, при всем желании, назвать было нельзя, да и «красивой картинки» там не было. Разве что ушла в народ фраза о том, что Горбунов сидит в огороде. Этот протест был еще маргинальным, он еще был «про что-то там» и «где-то там». 

В течение недели, с 14 по 19 июля, каждый день на Трубной площади проходили так называемые «встречи с кандидатами». Но с каждым днем на них собиралось все меньше людей. Казалось, протест угасает. Помню, как вернулся в Москву утром 19 числа и уже вечером поехал на Трубную в надежде урвать пару-тройку комментариев или хотя бы сделать новостную заметку, но увидел, честно говоря, довольно жалкое зрелище: 150-200 человек, примерно четверть из которых — журналисты, обступают того или иного кандидата, он толкает пламенный спич, не сильно отличающийся по содержанию от тех, что звучали в предыдущие дни. А потом заявляет, что «надо голос поберечь все-таки», — и встреча подходит к концу. 

Должен оговориться. Я не «испорчен» акциями на Болотной площади, о которых сейчас так любят вспоминать примерно все мои коллеги. Меня же в то время заботило, лишь как бы закончить четверть на одни пятерки. Моей «белой лентой» были поля тетрадки, а ОМОНом — учительница, ругающая за несделанную домашнюю работу. Так что мое сознание в отношении уличных протестов девственно чисто. 

И вот 20 июля на проспект Сахарова вышли 22,5 тысячи человек — эксперты посчитали это абсолютным успехом и историческим достижением российской оппозиции. На той акции лично у меня возникло ощущение какой-то свежести. Я открыл для себя прекрасного спикера в лице Анастасии Брюхановой, обрадовался заявлению Елены Русаковой, призвавшей объединиться всех независимых кандидатов. Да и вообще, здорово было увидеть на одной сцене Навального и Гудкова. Ушло чувство застоя, появились новые люди, новые ощущения. Новые надежды. 

«Мы даже не успели заметить, что поколение Навального и Гудкова стало поколением политических „старичков“, — отмечал журналист и экономист Дмитрий Травин. — За ними активно ворвались в политику Михаил Светов, Илья Яшин, Любовь Соболь. Пару дней назад я ничего еще не знал про Егора Жукова. Сейчас про него знают все, кто интересуется политикой. А главное: в его блоге сотни тысяч просмотров у каждого видео. Это значит, что, как минимум, десятки тысяч студентов и школьников уже рассматривают этого парня как своего лидера. По крайней мере, идейного».

Дальше — акции 27 июля и 3 августа. Тяжело было судить об их массовости. Естественно, цифры МВД в 3500 и 1500 участников всем здравомыслящим людям казались бредовыми. Зарождающийся тренд на поддержку данных протестов был уже весьма заметен. Впрочем, тогда еще можно было сделать скидку на специфику окружения. 

Позже мирные акции снискали поддержку и лидеров мнений. Сначала известный рэпер Noize MC записал недвусмысленный трек про полицейских-садистов, затем серией тематических постов в Instagram отметился Дмитрий Быков. Одним словом, началась демаргинализация митингов. Выходить на улицу стали уже не «кто-то там» за «что-то там», а конкретные люди с четкими целями. 

Наконец, снова Сахарова. Судьбоносная неделя перед согласованной акцией была полна событий. Силовики озвучивали все новые имена фигурантов «московского дела», ректор известного вуза грозился отчислить студентов за участие в несанкционированных митингах, на улицах Хорошеющей устанавливали все новые и новые камеры с функцией распознавания лиц, в сеть сливались списки волонтеров Навального и просто выходивших на предыдущие акции людей. В то же время ряд знаменитостей призвали выходить на Сахарова и заявили, что сами будут там: Оксимирон, Леонид Парфенов, рэпер Фейс, Ic3Peak, «Кровосток» и многие другие. 

Становилось все более очевидно, что возмущение в обществе растет, что протест приобретает массовость, что люди, наконец, пришли к осознанию: это — последний шанс достучаться до «верхов». Я видел это по ленте в Facebook, слышал по разговорам некогда аполитичных знакомых, понимал по уровню поддержки в сети когда-то не самых популярных людей, вроде той же Любови Соболь. 

«От 50 до 60 тысяч человек», — торжественно провозгласили оппозиционные СМИ. Несмотря на дождь, угрозы, проблемы со звуком, отпуска, многократные провокации — от 50 до 60 тысяч. Лозунг «Нас много — мы победим» наконец-то обрел хоть какое-то обоснование. Было смешно слышать его от оттесняемой с Пушкинского сквера росгвардейцами толпы в тысячу человек. Теперь роли изменились. Меньшинство стало большинством. И требует, чтобы власть его услышала.

Алексей Волошинов

Прочитать оригинал поста можно здесь.


Ранее на тему Рейтинг «Единой России» снизился

Экс-командир ОМОНа, ставший сенатором, заявил о неправомерности разгона протестующих в Москве

Московского активиста хотят привлечь по «дадинской статье»