Россияне не одобрили репрессии в Москве

Несмотря на ожесточенный пропагандистский нажим, люди из глубинки проявляют мало солидарности с теми, кто душит протесты в столице.


Сегодня почти у каждого в России есть причины не верить начальству и быть недовольным. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Как смотрит Россия на московские волнения и на их подавление? Все имеющиеся опросные организации пытаются это замерить. Но по каким-то соображениям ничего не публикуют или сообщают заведомую липу. Только что вышедший отчет «Левада-центра» — первое всероссийское исследование, которое в целом выглядит достоверным. И показывающим, насколько сузились возможности властей навязывать гражданам свои понятия о том, что правильно, а что нет.

Государственный агитпроп назойливо убеждает рядового человека, живущего не в столице, будто протесты там организованы на иностранные деньги группой лиц, пытавшихся обманом пробраться в мосгордумовские кандидаты. А силы порядка мощно, но корректно пресекают их платные безобразия.

Сравним эти образы с той картиной, которая реально сложилась в головах сограждан.

Интерес россиян к московским делам не мал, хотя и не сверхвелик. По замерам «Левада-центра», 63% респондентов либо «внимательно следят» за столичными событиями, либо как минимум «что-то слышали». Поскольку оставшиеся 37% узнали о происходящем от опросной службы в процессе интервью, то расклад ответов на заданный всем без исключения вопрос об одобрении или неодобрении этих протестов следует считать лишь умеренно информативным.

О нейтральном отношении к московским протестным акциям сообщили 45% опрошенных, об отрицательном — 25%, о положительном — 23%. Так или иначе, тех, кто готов наперед одобрить любые расправы, устроенные начальством, оказалось не слишком много. Это первый предварительный вывод.

Однако гораздо интереснее сведения об источниках информации, используемых теми, кто «следит» или хоть «что-то слышал».

Всего 55% «следящих» и «что-то слышавших» (а таковых, напомню, в выборке почти две трети) отметили в предложенном списке источников «крупные телеканалы, такие как „Первый“, „Россия-1“, „Россия-24“, „НТВ“». То есть почти половина интересующихся предпочли узнавать о московских событиях не из казенного телевизора.

«Новостные сайты в интернете», «социальные сети» и «ютуб-каналы» назвали соответственно 28%, 23% и 12% из тех, кто сколько-нибудь осведомлен об этих протестах (можно было указать несколько источников).

Таким образом, казенной монополии на информирование россиян о подобных событиях больше нет. Сегодня установочный голос власти — лишь один из голосов, пусть и более зычный, чем прочие. Это вывод № 2.

Дальше мы оценим, насколько важен этот надлом государственной информационной монополии. Но сначала — о нескольких вопросах, заданных всем участникам исследования, в том числе и неосведомленным. Их ответы довольно поучительны, даже с учетом того, что добрая треть собеседников «Левада-центра» не имели оснований судить о вещах, которые им незнакомы.

Итак. Среди причин недопуска на выборы в Мосгордуму «нескольких десятков независимых кандидатов» 45% опрошенных выбрали версию о том, что «московские власти боятся конкуренции со стороны независимых политиков», и только 30% согласились с государственным мнением, что «независимые кандидаты не смогли собрать необходимое количество подписей». Исступленно продвигаемый свыше тезис о не собранных якобы подписях никак не набирает большинства ни среди знающих о событиях, ни даже среди не знающих о них, но так или иначе осведомленных о том, как устроен наш быт.

Что же касается другой любимой официальной идеи, будто «протестные акции в Москве произошли в результате вмешательства Запада», то 26% опрошенных согласились, что это вмешательство — «одна из главных причин протестных акций». Еще столько же выбрали вариант: «Даже если попытки вмешательства были, вряд ли это на что-то повлияло». И 32% считают, что никакого вмешательства вообще не было, но зато была «попытка очернить участников протестов».

Конспирологические чувства, как видим, сильны, однако не настолько, чтобы многие поверили, будто какой-то «Запад» манипулирует толпами на московских улицах. Даже и в самой лоялистской группе западные козни считают не единственной, а лишь одной из главных причин.

Что же до действий «полиции, ОМОНа и Росгвардии при задержании участников митингов», то «адекватными, в рамках закона» их назвали 32% опрошенных, а 41% убеждены, что они «действовали жестко и необоснованно использовали силу». Сторонников разгонов, как видим, немало. Но опять не большинство.

К сожалению, сотрудники «Левада-центра» не спросили своих собеседников о том, считают ли они нормальными и законными сами эти разгоны мирных шествий и репрессии против их участников. Зато был задан вопрос о причинах, «побудивших людей выйти на акции протеста», ценность которого невелика из-за тенденциозности набора предложенных ответов.

Лишь один из вариантов («им за это заплатили») был заведомо нелестным для участников акций. И набрал 11% голосов. Остальные варианты были сочувственными или не поддающимися ясным трактовкам: «недовольство положением дел в стране» (41%); «недовольство политикой властей» (34%); «недовольство тем, что независимых кандидатов не допустили до выборов» (28%); «недовольство разгоном демонстраций, жестокими действиями полиции» (15%) и т. д. Эти расклады можно толковать либо как чуть ли не всенародное одобрение протестов, либо как творческую осечку опросной службы. Считаю верным второе из этих объяснений.

В целом же анализ ответов на заданные вопросы подводит к выводу № 3: властям не удается выиграть эту информационную войну. Со стандартными казенными обвинениями, объяснениями и оправданиями соглашаются меньшинство россиян. А тех, кто выбирает нелоялистские оценки и мнения, почти по всем пунктам заметно больше.

И наконец, о различиях в мозгах у «людей телевизора» и «людей интернета».

Среди тех, кто черпает сведения из казенного ТВ, соотношение не одобряющих московские протесты к одобряющим — 40% к 18%. А среди ориентированных на онлайновые СМИ, соцсети и видеоблоги пропорция ровно противоположная.

Половина «людей телевизора» считают, что разгоняльщики действовали «адекватно», но почти треть из них — что «жестко и необоснованно». Среди «людей интернета» «адекватность» видят только 23%, а «жесткость» — целых 66%. Среди них же вдвое меньше доля тех, кто считает западное вмешательство одной из главных причин волнений (21% против 41% среди телезрителей).

В то, что независимые кандидаты действительно недобрали подписей, верят 44% «людей телевизора». Но стоит заметить, что и среди них почти столько же (36%) выбрали другую причину недопуска независимых на выборы — страх властей перед конкуренцией с ними.

Из чего вытекает вывод № 4. В этой информационной войне даже и «люди телевизора» не показали себя однородной лоялистской массой, автоматически ретранслирующей казенные шаблоны. Они тоже далеко не полностью оправдали надежды. Заметная часть из них (округленно — не меньше трети) телевизор-то смотрят, но его версиям не верят.

Случилось не такое уж очевидное. Россия не встала на сторону властей в их борьбе с волнениями в столице. По одним пунктам позиция рядовых россиян похожа на нейтралитет, по другим — клонится к осуждению разгонов и репрессий. И это несмотря на весь агитпроповский трезвон и на невысокий в провинции уровень симпатий к заевшимся москвичам. Объяснение простое. Сегодня почти везде и почти у каждого хватает собственных причин не верить начальству и быть недовольным своей жизнью.

Сергей Шелин


Ранее на тему СМИ: На выборах депутатов Мосгордумы Путин отдаст голос оппозиционеру

Путин: Протесты с участием молодежи «встряхивают» власть

Генпрокуратура не усмотрела нарушений закона со стороны полиции и Росгвардии, разгонявших митинги в Москве