Реквием по осетру

За последние 15 лет российская рыболовная отрасль утратила лидирующие позиции. О причинах тому, а также о насущных проблемах отрасли в интервью рассказал руководитель Государственного комитета РФ по рыболовству Андрей Крайний.

За последние 15 лет российская рыболовная отрасль утратила лидирующие позиции. О причинах тому, а также о насущных проблемах отрасли в интервью рассказал руководитель Государственного комитета РФ по рыболовству Андрей Крайний.


– Еще недавно отрасль была в загоне, рыбаки выживали сами по себе...

– За последние пятнадцать лет мы на этом направлении утратили лидирующие позиции. Сильно постарел флот, ушли опытные кадры, резко снизились уловы. Потребление рыбы в стране упало с советских 19–20 кг до официальных 12,7. Хотя, конечно, статистика – вещь лукавая. Она не «видит» браконьерский промысел, который тоже рано или поздно попадает на стол, не учитывает спортивно-любительское рыболовство. На самом деле средний россиянин сейчас потребляет ежегодно 15-16 кг рыбы, что тоже недостаточно. Научно обоснованная медицинская норма – 23 кг. Это вполне достижимый показатель: Россия обладает неисчерпаемыми водно-биологическими ресурсами. Их активному освоению призвана способствовать федеральная целевая программа по развитию рыболовства до 2013 года, проект которой представлен нами в правительство.

– За то время, в течение которого государство практически не занималось рыбной отраслью, образовались трансграничные преступные группировки...

– Для них принимаемые сегодня решения – «нож в сердце», потеря колоссальных доходов. Нелегальный оборот только черной икры и мяса осетровых – миллиард долларов в год. Нелегальный оборот продукции Дальневосточного бассейна – порядка двух миллиардов. Когда речь идет о таких цифрах, всегда найдутся защитники ситуации, существовавшей до последнего времени. К тому же от российских браконьеров зависит экономика многих прибрежных регионов сопредельных стран. Достаточно сказать, что в порту Вакканай на японском острове Хоккайдо действуют пять заводов по переработки краба и все они работают на браконьерском улове.

– Расскажите подробнее о проекте целевой программы.

Ее «вес» – 62 млрд рублей. Из них 31 миллиард – средства федерального бюджета. Эти деньги должны пойти на модернизацию старых и строительство новых портов, научно-исследовательских и рыбоохранных судов, рыбоводных заводов. Порядка 30 млрд частных инвестиций будут использованы на решение проблем, касающихся береговой переработки и промысловых судов.

– Что можете сказать об оптовом рыбном рынке, который появится в Подмосковье?

Это проект, который мы как федеральный орган исполнительной власти инициировали, но исполнять его будет частный бизнес. Оптовый рынок морепродуктов – вещь абсолютно окупаемая. Его площадь составит около 100 тыс. кв. м. Сейчас рассматриваются несколько площадок. Условие одно: она должна быть в непосредственной близости от станции железной дороги. Желательно, чтобы рядом был аэропорт. Продукцию из Петропавловска-Камчатского, например, наиболее востребованную и дорогую, уже сегодня выгодно возить в Москву самолетом. Примерная цена проекта – миллиард двести тысяч рублей. Есть ряд банков, которые готовы его кредитовать. Я думаю, что он будет реализован в 2009–2010 году. Если опыт окажется удачным, то второй такой рынок появится недалеко от Санкт-Петербурга.

– А каковы основные положения закона об осетровых, который должен быть внесен в правительство?

Проект закона объявляет федеральной собственностью все осетровые стада, которые пребывают в естественной среде обитания: Волга, Каспий, Обь, Амур и так далее. Закон не ограничивает частный бизнес, можно строить заводы по товарному выращиванию. Изъятие из естественной среды – исключительно прерогатива государства. Сегодня осетровые находятся на грани исчезновения. Если будем потворствовать браконьерам, осетров не будет уже на нашей с вами памяти. У нас есть квота: в научных целях можем вылавливать 50 тонн. Однако за последние три года Каспийский институт ловит максимум 24 тонны. Мы не можем набрать даже разрешенный объем.

– Недавно Евросоюз ограничил ввоз черной икры на территорию 27 стран…

– Да, если раньше один человек мог ввезти 250 граммов, то сейчас – только 125. Банка должна быть маркирована специальным знаком. То есть мы не успеваем даже за тем, что делает Евросоюз. Я буду предлагать мораторий на вылов осетровых нашим партнерам по Каспию – Туркмении, Ирану, Казахстану, Азербайджану – хотя бы на пять лет. Природа должна отдохнуть. Это позволит дать осетрам будущее.

– Наверное, должно быть и жесточайшее следование закону об уничтожении конфиската…

– Разговоры о том, что нужно отдавать конфискованную икру в детские сады, лукавство. Как только какая-то компания или фирма получит право поставлять в детские сады конфискованную икру, мы с вами понимаем, куда она уйдет. Пусть даже дети скажут, что они ее видели. Во всем мире конфискат уничтожается. Это общее правило. И главное – люди должны понимать: приобретая черную икру на рынке у перекупщиков, они фактически способствуют уничтожению осетров.

Беседовал Николай Зуев, газета "Россия"