Евросоюз: цена спасения

Лидеры Евросоюза проявили удивительное единодушие, приняв на саммите в Брюсселе предложенный странами еврозоны план борьбы с финансовым кризисом. Правда, деньги на осуществление этого плана есть далеко не у всех европейских государств.

Лидеры Евросоюза проявили удивительное единодушие, приняв на саммите в Брюсселе предложенный странами еврозоны план борьбы с финансовым кризисом. Правда, деньги на осуществление этого плана есть далеко не у всех европейских государств.

За последние четыре года европейские политики неоднократно повторяли: когда за одним столом собираются двадцать семь человек – становится трудно даже услышать друг друга, не то что о чем-нибудь договориться. Если учесть, что в саммитах обычно участвует отнюдь не по одному представителю от каждой страны ЕС, совещания обычно завершаются в лучшем случае компромиссом, а в худшем – попросту ничем.

Однако нынешний саммит стал исключением. План создания пакета помощи европейским банкам, принятый накануне странами еврозоны, отныне официально считается общеевропейским - с ним согласились все без исключения лидеры государств ЕС, собравшиеся в минувшую среду в Брюсселе. Споров не было как таковых. Даже строптивые поляки ухитрились ни с кем не поссориться. Хотя без курьезов у них все же не обошлось: отправляясь в бельгийскую столицу, премьер-министр Дональд Туск взял служебный самолет президента Леха Качиньского, а обратно не вернул. В правительственной канцелярии заявили, что на саммите присутствие президента не предусмотрено (даже пропуска были заказаны только премьеру, а также министрам иностранных дел и финансов), и если пан Качиньский желает прибыть в Брюссель, то пусть делает это как частное лицо.

По итогам встречи французский президент Николя Саркози, исполняющий обязанности председателя Евросовета, выразил надежду, что всеобщие проблемы могут сплотить европейцев в едином порыве борьбы за выживание. Однако реакция европейских бирж на итоги саммита оказалась довольно неожиданной - курсы акций в очередной раз рухнули. Франкфуртский DAX потерял за день 7%, на лондонской бирже курс упал на 11%.

Видимо, банкиры и биржевые брокеры очень хорошо поняли, что именно стоит за европейским «сплочением»: более слабым в экономическом смысле странам ЕС будут помогать более сильные. Большинство государств еврозоны озабочены в данный момент собственными проблемами и выделили деньги исключительно для поддержки своих банков. Например, премьер-министр Великобритании, экономика которой находится в наиболее плачевном состоянии, сразу недвусмысленно заявил, что британцы будут помогать только себе. В итоге бремя «помощи утопающим» ложится на плечи трех стран - ФРГ, Италии и Франции.

Более того, некоторые государства Евросоюза ставят свои условия: к примеру, Чехия и Швеция отказываются подчиниться решению о строжайшем контроле банков со стороны государства. Ни немецкое, ни французское, ни, тем более, итальянское правительство во главе с «финансовым Наполеоном» Сильвио Берлускони согласиться с такой позицией не готовы. Так что если чехи со шведами не захотят подчиняться новым правилам – помощи они не получат.

Правда, пока Чехия и Швеция обладают достаточно прочной экономикой и, что немаловажно – весьма устойчивыми валютами. Поэтому возможно, что им вообще помощь не понадобится. С другой стороны, эти страны могут оказаться «слабым звеном», из-за которого порвется вся «якорная цепь», удерживающая Европу в состоянии относительной стабильности. Биржевики явно не уверены, что трем ведущим европейским государствам удастся удержать на плаву экономику всего Евросоюза – отсюда и нервные скачки биржевых курсов вверх-вниз.

Некая ирония заключается в том, что данный саммит – не экстренный, не авральный, он был запланирован давно, и основной темой должны были стать проблемы борьбы за экологию. Конечно, на выбросы угарного газа и возобновляемые источники энергии сегодня мало кто обращает внимание, но об экологии в Брюсселе все же поговорили. Канцлер Германии Ангела Меркель сообщила своему польскому коллеге Дональду Туску, что в связи с финансовым кризисом и необходимостью помогать соседям по ЕС (в том числе Польше), ФРГ вряд ли сможет выделить обещанные еще предыдущему польскому правительству деньги на строительство ветряных электростанций. Премьер Туск молча принял это к сведению, а вот президент Качиньский не смолчал: уже на следующий день он заявил, что Польша вообще не будет участвовать в европейской экологической программе – мол, денег нет на всякие излишества.

И все же у европейцев есть один несомненный повод для радости: на фоне биржевых «качелей», прогнозов о стагнации и даже рецессии происходит резкое падение цен на энергоносители. Сперва подешевела нефть, затем - бензин, а вслед за ними - буквально все товары (необходимость в производстве биотоплива отпала, зерно было переброшено на продуктовый рынок, в связи с чем упала цена на хлеб и зерновые корма, что снизило стоимость мясных и молочных продуктов). Маховик ценообразования раскручивается в обратную сторону, и это не может не радовать европейцев.

Борис Альтнер