Рецессия украла Рождество

Декабрь в Европе – время традиционных рождественских распродаж. В эти дни многие магазины и торговые сети зарабатывают до трети своей годовой выручки, однако нынешний декабрь, похоже, станет для европейской розничной торговли «худым».

На первый взгляд, рождественский месяц декабрь ничем не отличается в этом году от тех, которые предшествовали ему год и два, и десятилетия назад. Рождественские базары, завлекающие прохожих яркими огнями и веселой музыкой, все такие же пушистые ёлки на каждом шагу и назойливая и трескучая реклама, которой в предновогодние дни, кажется, буквально пропитан воздух. «А вы не забыли купить подарки?» - вопрошают Санта-Клаусы с хитрыми глазами прожженных спекулянтов.

«Чем дороже покупка – тем веселее праздник!» - заявляют, утвердительно покачивая рогатыми головами, их олени. «Покупайте только у нас!» - подводят итог кудрявые рождественские ангелы, трубя в свои пионерские горны. На улицах и по телевидению, по радио и в газетах вот уже целый месяц – лишь одно: «Покупайте, покупайте, покупайте!». Неслыханные скидки, ноль процентов по кредитам, купите у нас один сапог – второй получите бесплатно: розничная торговля буквально из кожи вон лезет, чтобы уговорить, уломать покупателя приобрести в эти дни как можно большее количество товаров.

Однако, похоже, Рождество 2008 года особо крупной прибылью для торговцев не обернется. Несмотря на то, что над рекламными буклетами и клипами работают лучшие психологи и маркетологи, невзирая на действительно серьезное снижение цен, потребитель не торопится хвататься за кошелек. Причина одна: кризис. Финансовый, экономический – не важно, как он называется. Он есть, он едва ли не зримо присутствует в каждом европейском доме, на каждой улице.

Опросы показали, что жители Европы всерьез обеспокоены ситуацией (на самом деле, в приватных беседах исследователи употребляют иной термин, не встречающийся на страницах официальных отчетов, а именно – «до дрожи напуганы»). Рабочие крупных концернов боятся, что вот-вот начнутся массовые увольнения. Крестьяне дрожат при мысли о резком падении цен на молоко и зерно. Многочисленные предприниматели средней руки и владельцы мелких предприятий опасаются, что в будущем году им придется объявить себя банкротами.

В таких условиях, конечно же, вряд ли стоит рассчитывать на то, что потенциальные покупатели легко расстанутся с деньгами, покупая, как в прошлые годы, бесчисленные безделушки, бытовую электронику и прочие приличествующие случаю товары. Тем более что цены снизились далеко не на все. К примеру, самый важный атрибут Рождества - ёлка обошлась в этом году европейцам чуть ли не наполовину дороже. Ёлочные базары, которые в эти дни можно встретить в европейских странах на каждом шагу, переполнены зелеными красавицами – однако большинство прохожих не торопятся остановиться и выбрать одну из них: больно цены кусаются. Конечно же, в конце концов, дома и квартиры заполняются нарядными ёлками, однако многие из них – искусственные, на радость защитникам природы. Те же ёлочки, которые в самом деле «в лесу родились», - обычно невысокого роста, стоящие подешевле.

Интересно, что кризис, о котором сегодня столько говорят и пишут в европейской печати, до сих пор проявлялся в разных странах ЕС весьма по-разному. Более других пострадали от него британцы – и, похоже, в 2009 году их страдания усилятся. Весьма сильно ощущаются последствия кризиса и в странах, более других связанных с британской экономикой: в Западной Европе это, прежде всего, Ирландия, Исландия и Дания, на востоке ЕС – Польша и Литва, на юге – Мальта и Кипр. Франция и Бельгия оказались где-то посередине своеобразной «шкалы урона»: здешняя экономика более-менее держится на плаву за счет массированной государственной помощи. Бельгии кризис даже кое в чем помог, причем совершенно неожиданно: перед лицом опасности вечно недовольные друг другом противники, фламандцы и валлоны, похоже, забыли на время свои разногласия и сплотились против общего врага – рецессии.

Что касается Франции, то действия президента Саркози некоторые французские газеты успели назвать «отложенной капитуляцией»: с того самого момента, как саммит руководителей ЕС по настоятельному предложению французов ослабил действие «Пакта о стабильности», правительство этой страны лихорадочно подписывает долговые обязательства на многие миллиарды евро. Без сомнения, эти действия стабилизируют как экономику, так и социальную обстановку в стране, однако расплачиваться по долгам придется уже следующему поколению французов. По сути, никто не знает, что будет через десять-пятнадцать лет и кому придется разбираться со всеми этими долгами, но беспечных французов это и не интересует. Главное – сегодня можно еще кое-как поддержать собственное благосостояние. Довлеет дневи злоба его, как правильно отмечает Екклезиаст.

В соседней Германии ситуация, пожалуй, наиболее стабильна. Экономический подъем пришел в ФРГ гораздо позже, чем в другие страны Запада, однако за минувшие три с половиной года он был, пожалуй, наиболее интенсивным в Европе. Эти годы принесли стране невиданное сокращение уровня безработицы и весьма солидные дивиденды. В то время как уровень прибыли промышленников в других странах стремительно рос, правительство Ангелы Меркель сознательно ограничивало возможность заработка для концернов, жестко и порой даже жестоко манипулируя налоговым законодательством.

За это канцлера критиковали и критикуют со всех сторон, однако обрушившийся на мир кризис, похоже, продемонстрировал ее правоту: на сегодняшний день Германия – единственная страна Европы, оказавшаяся в состоянии противостоять экономическим бедам самостоятельно, опираясь на аккумулированные за время подъема средства. Несмотря на то, что прогнозы экономистов сулят ФРГ сокращение ВВП и рецессию, правительство твердо намерено, во-первых, удержать ее в «нулевой области», а во-вторых, добиться роста экономики уже в 2010 году. Так что следующее Рождество может оказаться для немцев гораздо более веселым, чем нынешнее.

Борис Альтнер